Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Александр Васильев: «Самой стильной актрисой считаю Ренату Литвинову»

Историк моды — о выставке звездных платьев, вкусах Самойловой и Гурченко, а также о том, почему России необходим музей моды
0
Александр Васильев: «Самой стильной актрисой считаю Ренату Литвинову»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На ВДНХ открылась выставка «Кино и мода», которую Александр Васильев приурочил к Году кино. В экспозиции — платья знаменитых советских киноактрис. С историком моды, создавшим одну из крупнейших в мире коллекций винтажной одежды, встретилась корреспондент «Известий».

— В вашем собрании около 55 тыс. экспонатов. А с чего всё начиналось? 

— 40 лет назад, в эпоху СССР, я ходил на помойки, потому что не существовало антикварных и винтажных магазинов. В 1960–1970-е годы Арбат, Остоженка и Пречистенка были переполнены коммунальными квартирами, где в маленьких комнатках прежде ютились так называемые бывшие — дворяне, учителя гимназий, актрисы. После их кончины старинные гардеробы просто выбрасывали. Я всё это подбирал, после чего моя мама помогала мне стирать и реставрировать вещи. 

Александр Васильев: «Самой стильной актрисой считаю Ренату Литвинову»

До эмиграции во Францию в 1982 году я собрал очень приличную коллекцию. Но всё, что у меня было, осталось в России, и на Западе я начал с нуля. А там было изобилие блошиных рынков и винтажных салонов. Так я собрал свою многотысячную коллекцию.

— Почему вы сконцентрировались на платьях только российских актрис? 

— Я мог бы сделать выставку и голивудских див, но сейчас это не будет востребовано. В России взлет патриотических настроений. Зрители хотят национальную гордость, им не нужны ни Диор, ни Шанель, я уже не говорю про менее известные марки. 

— Как вы получили эти платья?

— Я обошел всех актрис и их наследников: детей, племянников, соседей, кого угодно. Ходил, так сказать, на поклоны. Но эта коллекция востребована только в России, потому что в других странах наши дивы неизвестны. 

— Мне кажется, Татьяну Самойлову помнят все.

— У меня есть ее гардероб. Но видите ли, она одна. А Гурченко, например, не знают, но у нас она звезда. Клару Лучко тоже не знают. Я безумно рад, что смог собрать их наряды. Это стоило огромных усилий, а иногда и денег, потому что наследники чаще продавали мне вещи. 

— В какую сумму обошелся самый дорогой наряд?

— Никогда этого не скажу, но не дороже денег. Платья Поля Пуаре, Кристиана Диора или Фредерико Ворта стоят гораздо дороже. Не так давно вдовец Гурченко проводил аукцион, и платья не ушли, потому что стоили по 300 тыс. рублей. У нас просто нет такого рынка, и не факт, что после этой выставки он возникнет. Но сам интерес огромен. 

После первой выставки на ВДНХ старушки писали мне письма: «Пожалуйста, возьмите вещи моей мамы, иначе они пропадут». Это очень трогательно. В России до сих пор очень остро стоит проблема музея моды. У нас огромная страна, и музеи моды могут быть в каждом городе, но этого нет.

— Чем собираетесь удивить гостей?

— На выставке будет непрерывно играть музыка из фильмов. В зале — проецироваться винтажное кино. Моя выставка — машина времени, путешествие по эпохе этих прекрасных артисток. У каждой был специфический вкус.

Самойлова любила черное и золото. Гурченко — красное и контрастное. Фатеева — розовое и блестки, а Кустинская — только леопардовую расцветку. Эти вкусовые пристрастия достойны изучения. Когда люди придут на выставку, у них будет представление о том, что представляла из себя каждая звезда в стилистическом плане и как она себя преподносила. 

— Что вы можете сказать о гардеробе современных актрис? 

— Раньше достать вещь было очень трудно: надо было встать в очередь, переплатить спекулянтке, съездить за границу. Женщины хвастались: «Я достала сумочку из Италии. Мне привезли пару туфель из Парижа!» — это значило, что ни у кого больше таких вещей не было. В прошлом актрисы одевались в более редкие вещи, было больше эксклюзива, а сейчас больше ширпотреба. 

— Кого вы считаете иконами стиля прошлого и настоящего?

— В раннее советское время самой стильной актрисой считалась Любовь Орлова, потом пальма первенства перешла Людмиле Гурченко. А сейчас я считаю, что это Рената Литвинова. Но сегодня культа иконы стиля почти не существует в России. Кроме Литвиновой, Эвелины Хромченко и Надежды Бабкиной, я больше никого не знаю.

— Что вы вкладываете в понятие «икона»? Чем, например, соответствует ему Бабкина?

— Очень многие женщины, которым за пятьдесят, ориентируются именно на ее стиль. Русская краса, богатство, изобилие украшений, темные волосы, взгляд с поволокой и красные губы — это многим нравится, и многие хотели бы походить на этот типаж. Но икона стиля — временное состояние. Была Майя Плисецкая — умерла, была Тина Канделаки, но ушла в тень по рабочим соображениям. Икона стиля — это те, кому подражают, а не те, кто нравится или не нравится.

— Сможет ли ваша выставка культивировать чувство стиля у публики?

— Я уверен, что она возродит большой интерес к кино, моде и культуре. Надеюсь, что она даст толчок к открытию музея моды. Думаю, наши посетители будут бережнее относиться к своему гардеробу, не станут выкидывать ценные вещи, а лучше принесут их мне. Чтобы наши потомки не сказали: «Мы даже не знали, что они носили». 

Читайте также:

Канн-2016: мэтры мирового кино и «Ученик» Серебренникова

Праздник в кредит

Комментарии
Прямой эфир