Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Нарышкин: ПАСЕ сделала невозможным свое присутствие на выборах в ГД

Накануне Дня российского парламентаризма спикер Государственной думы рассказал в интервью «Известиям» о межпарламентском сотрудничестве и своем участии в праймериз
0
Нарышкин: ПАСЕ сделала невозможным свое присутствие на выборах в ГД
Фото: пресс-служба председателя Государственной думы
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Спикер Госдумы Сергей Нарышкин рассказал в интервью корреспонденту газеты «Известия» Светлане Субботиной, почему членов ПАСЕ может не оказаться среди наблюдателей на выборах в Государственную думу, как складывается взаимодействие с парламентами других стран и парламентскими объединениями, как отреагировали международные организации на предупреждение об опасности повторения Чернобыльской катастрофы, а также о юбилейной дате парламентаризма в России.

— 27 апреля — День российского парламентаризма. Вы были одним из авторов закона, который и учредил эту памятную дату.

— В этом году День российского парламентаризма — особый. Исполняется 110 лет началу работы первой Государственной думы. 27 апреля 1906 года, когда состоялось ее первое заседание, российский парламент стал реальностью. Я рад, что в календарь памятных дат это событие внесли именно депутаты VI созыва, был принят соответствующий закон, который поддержали и Совет Федерации, и глава государства. Эта памятная дата подчеркивает роль представительной власти в развитии общества и государства.

— Как вы сами планируете отметить?

— 27 апреля возложим цветы к могиле Сергея Андреевича Муромцева, первого председателя Государственной думы 1906 года. Проведем расширенное заседание нашего научного совета по правотворчеству. А главные торжественные мероприятия вместе с Советом Федерации и региональными коллегами договорились провести в конце недели — 29 апреля в Санкт-Петербурге, в Таврическом дворце, где и начала свою работу Дума. В этот день состоится заседание Совета законодателей, органа, который объединяет обе палаты Федерального собрания и все региональные парламенты.

— Недавно президент подписал указ о создании фонда «История Отечества» и поручил вам возглавить его совет. Это как-то связано с юбилейным для парламента годом?

— Работа над созданием фонда велась давно. Мы в рамках Российского исторического общества обсуждали подходы, в какой форме эта работа может быть организована. Конечно, цель совместить создание фонда со 110-летием Думы не ставилась. Цель — популяризация исторических знаний, защита исторического наследия и развитие, совершенствование стандартов преподавания истории, научных исследований. Добавлю, что в Совете фонда будут руководители научных и образовательных организаций. Кстати, финансирование было заранее предусмотрено в действующем федеральном бюджете. Это не импровизация, тем более и сумма заложена на этот год вполне конкретная — 100 млн рублей.

— На что будут расходоваться эти средства?

— Речь идет прежде всего о механизмах поддержки крупнейших проектов российского научного, музейного, образовательного сообщества. Тех проектов, которые сами специалисты считают наиболее важными и перспективными. Среди них — международные форумы, выставки, научные и научно-популярные издания, кино-, телевизионные и интернет-проекты.

— Вы участвуете в праймериз «Единой России» по Ленинградской области. Два этапа дебатов у вас уже прошли. Праймериз из внутрипартийного события превратились в одно из важнейших политических событий — об этом с высоких трибун не раз заявляли и премьер-министр, и президент. Какие у вас впечатления от процедуры предварительного голосования? Она действительно поможет реальному отбору сильных кандидатов? У вас же наверняка была возможность сразу попасть в список кандидатов в депутаты и без праймериз?

— Я не считаю для себя возможным иметь какие-то иные, эксклюзивные и исключительные условия по сравнению с моими коллегами по Думе. Поэтому сразу же заявил о том, что буду принимать участие в выборах по одномандатному округу и наравне со всеми претендентами выйду на дебаты. Апрельский этап дебатов закончился, но в мае продолжим.

Для меня и коллег это новый опыт, очень полезный. Как правило, и на встречах, и на дебатах речь идет вовсе не об отвлеченных вещах, а о конкретных проблемах, волнующих людей. А значит — о задачах развития государства и общества. Дебаты — это подспорье для профессиональной деятельности депутатов.

Отдаю себе отчет в том, что и политический вес, и опыт, и круг обязанностей у тех, с кем приходится дебатировать — разный. И буду только рад, если мое участие поможет им в дальнейшей карьере. Сама по себе возможность поддержать перспективных и активных людей тоже многое значит.

Наконец, процедура предварительного партийного голосования способна открыть новый тренд в развитии российской многопартийной системы. Дать ей второе дыхание, импульс, показать резервы роста. И заинтересовать людей, стремящихся к самореализации. Надеюсь, что другие партии не будут долго «раскачиваться» и постараются перенять опыт «Единой России». Правильность самой идеи и позитивный эффект здесь очевидны.

— В скором времени у Госдумы может появиться механизм влияния на депутатов-прогульщиков. Госдума поддержала закон, сейчас он находится на рассмотрении в Совете Федерации и затем документ отправится на подпись к президенту. Недавно вы заявили, что у Думы также нет возможности влиять на парламентариев, которые не ведут работу с обращениями граждан.

— Работа с обращениями граждан — это обязанность депутата, вытекающая из природы представительной власти и закреплённая в действующем законодательстве. И, конечно, тут должна быть усилена фракционная дисциплина, более широко задействованы современные информационные технологии. Поработаем — увидим, какие дополнительные нормы следует внести в регламент Думы или законодательство.

— Вы стали соавтором нашумевшего законопроекта по коллекторам, который прошел первое чтение. Какой будет его судьба?

— Продолжают поступать различные предложения и поправки ко второму чтению. Важно, что концепция законопроекта поддержана и актуальность проблемы ни у кого сомнений не вызывает.

— На этой неделе еще одна знаковая дата — 30-летие со дня аварии на Чернобыльской АЭС. Госдума недавно приняла заявление «О 30-летии чернобыльской трагедии и обеспечении ядерной безопасности в Европе на современном этапе». Как на этот документ отреагировали иностранные парламенты?

— Тревожно, что на заявление Государственной думы по этому поводу не последовало должной реакции зарубежных коллег. А ведь мы приняли далеко не декларативный документ. В нем многое сказано о нынешней ситуации на Украине, где эксплуатируют реакторы с истекшим гарантийным сроком, где АЭС переводятся на неавторизованное топливо, где может быть утрачен технологический контроль из-за прекращения рабочих контактов с российскими специалистами. При этом заявление Государственной думы направлено в целый ряд международных структур, включая ПАСЕ. Наш долг — предупредить, и мы это сделали.

— Если продолжить международную тему — недавно в Москве состоялось совещание спикеров стран Евразии. Это была ваша инициатива?

— Это была наша совместная инициатива с южнокорейским коллегой, господином Чон Ый Хва. Мы ставили задачу положить начало новому диалоговому формату. И понимали всю неизбежность трудностей — не только потому, что первый опыт всегда дается непросто, но и исходя из нынешней международной обстановки. Вы сами видите, как на Западе ряд стран во главе с США пытаются ввести моду на ограничение диалога, а российские парламентарии даже включены во всякие черные списки.

Признаться, результат даже превзошел наши ожидания. На первом совещании спикеров были представлены 19 стран. Еще немного, и формат этой встречи можно будет назвать большой парламентской двадцаткой. Мы не только встретились в Москве и не только откровенно поговорили по множеству актуальных тем — как на самом совещании, так и в ходе двусторонних встреч, — но и приняли итоговый документ. Сумели сформулировать на бумаге объединяющие нас позиции и согласовать их между странами — очень разными по своей истории и культуре, по правовым и государственным традициям. А представленные на встрече страны — это в совокупности 4 млрд населения. Большая политическая сила...

Все высказались в пользу продолжения таких встреч. Причем уже возникла конкуренция — кому быть хозяином следующего форума. В итоге решили, что саммит-2017 пройдет в Республике Корея. А в дальнейшем, уверен, совещания спикеров парламентов стран Евразии станут регулярными и состав будет лишь расширяться за счет не только азиатских, но и европейских держав — представителей ЕС.

Добавлю, что среди прочего мы говорили об интеграционных процессах. Нельзя допустить, чтобы общее для всех нас евразийское пространство растащили по разным векторам, чтобы региональные торгово-инвестиционные союзы вступали в конфронтацию как между собой, так и с глобальными экономическими соглашениями. А такая опасность вытекает, к примеру, из трансатлантических и транстихоокеанских интеграционных проектов, продвигаемых США. Между тем Евразия в целом должна играть большую, а может быть, даже решающую роль в мировых процессах.

Но, пожалуй, главный урок московского совещания в том, что стремление к диалогу — много сильнее любого внешнего давления.

— На какой стадии сейчас находятся отношения с ПАСЕ, которая продолжает составлять черные списки и других к этому призывает?

— После того как российскую делегацию там лишили права голоса, мы заявили, что приостанавливаем контакты с ПАСЕ как с организацией, но пока не выходим из нее. И несмотря на жесткую риторику со стороны ассамблеи, мы продолжаем очень тесно взаимодействовать с депутатами разных стран.

Хочется, чтобы в ПАСЕ наконец возобладал разум. Вместо того чтобы придумывать новые ограничения, надо быстрее принять решение, что барьеров для межпарламентского диалога не должно быть. Если такое понимание придет, мы вернёмся на эту площадку. Надеюсь, что институты диалога, являющиеся нашим общим достоянием, всё же выстоят и не будут разрушены. А традиции европейского парламентаризма окажутся сильнее любых внешних провокаций.

В мае на полях сессии Межпарламентской ассамблеи СНГ в Санкт-Петербурге я планирую встретиться с нынешним председателем ПАСЕ господином Аграмунтом. Мы от диалога не отказываемся. Но при этом надо понимать, что, приняв решение о недопустимом ограничении прав российской делегации, Парламентская ассамблея Совета Европы сделала невозможным присутствие своих наблюдателей на выборах в Государственную думу. При этом мы пригласим широкий круг наблюдателей из других международных организаций — ОБСЕ, национальных парламентов.

— Все чаще со стороны европейских политиков и парламентариев слышится, что санкции в отношении России следует отменить. Как вы расцениваете такие заявления?

— Надо, чтобы те, кто так считает, не боялись об этом открыто говорить.

— Вы ежегодный участник Питерского экономического форума. В этом году примете участие?

— К сожалению, в этот раз впервые форум пропущу, потому что еще полгода назад был запланирован мой официальный визит в Японию. Буду работать в эти дни с японскими парламентариями.

А из других важных событий весны и начала лета я бы также отметил сессию Парламентской ассамблеи Черноморского экономического сотрудничества — ПАЧЭС. Она состоится в июне в Москве, а в июле в рамках «Петербургского диалога» мы продолжим дискуссию с немецкими коллегами, недавно приезжавшими в Госдуму на семинар, организованный Германо-Российским форумом и Фондом Горчакова. Возможно, приедет и глава Европарламента господин Шульц.

— И последний вопрос. Будете участвовать в акции «Бессмертный полк»? Может быть, отдельной думской колонной пройти?

— Сама идея «Бессмертного полка», замечательная идея, родилась в народе. Здесь не нужно ничего подсказывать и организовывать сверху. И формализовывать не нужно. Люди выйдут на улицы по зову сердца, а не по разнарядке. Планирую к ним присоединиться. 

Комментарии
Прямой эфир