Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Когда принес домой премию, мама подумала, что я вступил в банду»

Футболист Сердер Сердеров — о работе с Леонидом Слуцким и Гусом Хиддинком, переходе в «Ювентус» и выступлении в чемпионате Болгарии
0
«Когда принес домой премию, мама подумала, что я вступил в банду»
Фото: РИА НОВОСТИ/Сергей Расулов-мл.
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В последнее время резко увеличился отток наших футболистов, особенно молодых, в Европу, которые едут туда не за деньгами, а за практикой. Один из таких примеров — Сердер Сердеров. К своим 22 годам он уже успел получить интересный футбольный опыт. Выступая за ЦСКА и махачкалинский «Анжи», играл под руководством Леонида Слуцкого и Гуса Хиддинка, поиграл со многими звездами, в том числе со знаменитым камерунцем Самуэлем Это'о. Именно Сердеров «уволил» Валерия Карпина с поста главного тренера «Спартака», забив гол и сравняв счет (2:2) на 95-й минуте матча дагестанского клуба с красно-белыми в чемпионате России-2013/14. Корреспондент «Известий» встретился с молодым футболистом, который сейчас защищает цвета болгарской «Славии», и расспросил его о причинах отъезда и планах на будущее.

— Недавно вы перебрались в чемпионат Болгарии, в команду, которую возглавляет известный российский тренер Александр Тарханов. Как ваши дела в «Славии»?

— Всё отлично, никакого давления, тренер доверяет и дает играть. До перехода в «Славию» я практически полгода не играл, а в основном сидел на лавке.

— Почему выбрали именно болгарский чемпионат?

— Были варианты устроиться и в России. Но все-таки я с Тархановым уже был знаком, и он давно хотел пригласить меня к себе в команду. Зная, как Александр Федорович работает с молодыми футболистами, я принял решение поехать именно в Болгарию. Считаю, что в данной ситуации это был правильный выбор.

— «Славия» — это трамплин?

— Конечно, хочется показать, на что я способен, и постараться подняться на более высокий уровень. Но если «Славия» попадет в еврокубки, почему бы не остаться.

— Вы с Тархановым — единственные россияне в команде. Александр Федорович более снисходителен к вам?

— Я бы так не сказал, поблажек у меня нет. Но то, что он общается со мной чаще, чем с другими ребятами, — это факт.

— Чем болгарский футбол отличается от российского?

— Здесь, наверное, меньше борьбы. В Болгарии абсолютно все команды стараются играть в комбинационный футбол, а в России есть такие, которые и сами не играют, и другим не дают.

— А инфраструктура?

— С этим похуже. Всего у 5–6 команд нормальные стадионы, а у остальных... В России на таких тренируются. Что касается болельщиков, то их много только у тех же 5–6 команд. Мы недавно играли против «Ботева» из Пловдива, и пришло очень много болельщиков, полный стадион.

— Встречались с кем-нибудь из футболистов нашей премьер-лиги в Болгарии?

— Из футболистов нет. Но второй тренер нашей команды — Мартин Кушев, который много лет играл в «Амкаре». Он хорошо говорит на русском языке, поэтому часто с ним общаемся. Мартин рассказывает, что ему очень нравилось в России и он скучает по «Амкару».

— В прошлом сезоне вы выступали за «Крылья Советов», но прервали аренду и ушли из команды, что случилось?

— У меня возникли проблемы личного характера. Так сложились обстоятельства, что я был очень нужен дома, в Махачкале. 

— Вы, как известно, выступали в ЦСКА. Как вам опыт работы с Леонидом Слуцким? Могли тогда подумать, что он возглавит сборную?

— Леонид Викторович — вообще прогрессивный тренер, и я не удивлен, что он дошел до уровня национальной команды. Его отличительной чертой является то, что он хорошо общается со всеми футболистами. Ведь бывает, когда играешь, тренер с тобой постоянно контактирует, а если нет игровой практики, тебе даже ничего не говорят, и тогда очень тяжело становится. Леонид Викторович старается уделить время и внимание каждому игроку.

— Также вы работали с Гусом Хиддинком. Чем в первую очередь запомнился знаменитый голландец?

— Слуцкий, например, в нужный момент и напихать может, а чтобы Хиддинк на кого-то ругался, я такого не видел. Гус всегда на позитиве.

— Даже после поражений?

— Да, он постоянно шутил, неважно — победа или поражение. Но для русских игроков, наверное, лучше, когда тренер и напихать может. Вы же знаете наш менталитет, можем и на голову сесть.

— С Хиддинком были подобные ситуации?

— Не припомню такого. Вообще в то время была особенная атмосфера. Если вы сейчас спросите у кого угодно из того состава, например, у Смолова или Шатова, уверен, они скажут, что это было лучшее время в их карьере. Всё было на таком высоком уровне, что казалось, мы играем не за «Анжи», а за «Барселону».

— Говорят, в ЦСКА как-то подшучивают над новичками, перешедшими в клуб. Как разыграли вас?

— У меня ничего необычного не было — подсолили сок. Я ожидал этого, но всё равно купился.

— Вспомните самого странного легионера, с которым вам приходилось играть...

— Ничего прямо такого странного вспомнить не могу. Но, например, Херсон Асеведо, который все время ходит с модными прическами, стрижет сам себя. Еще никогда не понимал Ким Ин-Сона из ЦСКА. Он никогда ни с кем не общался и всегда находился в каком-то своем мире.

— Одно время ходили слухи, что вами интересуется «Ювентус»...

— Это безумно раздутая история. На самом деле мы просто сыграли с «Ювентусом» на детском турнире и победили 3:0, а я оформил хет-трик. После этого мной заинтересовались и хотели пригласить в академию «Юве». А в прессе писали так, будто это было предложение от основной команды.

— Возможно, у вас были другие предложения из Европы?

— Перед самым переходом в «Анжи» был вариант с голландским ПСВ. Контракт уже практически был подписан. Но в последний момент решил перейти в «Анжи», чтобы быть ближе к родному дому. 

— Когда перешли в «Анжи», серьезную прибавку получили к зарплате по сравнению с ЦСКА?

— В ЦСКА у меня была небольшая зарплата. В «Анжи» мне сразу дали в два раза больше. В контракте были бонусы, например, за голы и игры в основе. В итоге через 3–4 месяца стал получать серьезные деньги. Но в основном все жили за счет премий, они были просто сумасшедшие.

— За какой матч выплатили самые большие премиальные?

— То ли после матча со «Спартаком», то ли с «Динамо» в раздевалку зашел президент команды и сказал: «Всем двойные премиальные». В то время в «Анжи» и так были огромные премии, а тут еще и в два раза больше дали.

— Наверняка помните, на что потратили эти деньги.

— Я отдал все деньги родителям. Помню, мама даже подумала, что я в какую-то банду попал.

— Помните, как забили «Спартаку» на последних секундах и сравняли счет в матче? После той встречи с «Анжи» Валерий Карпин был уволен...

— Конечно, помню. Нам тогда очень нужны были очки. Меня выпустили на замену на последних минутах, и я успел забить. Наверное, это самый важный гол в моей карьере. Через несколько туров я забил «Динамо», и тогда уволили Дана Петреску. Потом ребята шутили, что мне лучше вообще больше не забивать. 

Комментарии
Прямой эфир