Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Высотка»: саморазрушение по-британски

Драма Бена Уитли — антиутопия, где вся современная цивилизация уместилась в одном здании
0
«Высотка»: саморазрушение по-британски
Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На своем проекте «Высотка» режиссер Бен Уитли собрал цвет британских актеров: главные роли исполняют Джереми Айронс, Том Хиддлстон и Люк Эванс, которым после голливудских блокбастеров наконец-то представилась возможность поработать в социальной сатире и сыграть неоднозначных персонажей. Особенно актуальна смена имиджа  для Хиддлстона и Эванса — их помнят в основном по ролям Локи и Дракулы.

Айронс и Эванс играют антагонистов, находящихся на разных ступенях социальной лестницы, хотя и живущих в одном доме. Герой первого, архитектор, спроектировавший здание, живет в роскошном пентхаусе, герой второго — на одном из нижних этажей в тесной квартирке.

Айронс создал цельный образ человека, чье уединение становится признаком избранности. По сути — Творца, парящего над созданным по его проекту миром. Персонаж Эванса — парень, не хватающий звезд с неба, но уверенный, что способен этих высот достичь. Просто потому, что ему тоже хочется ходить в белом и быть не хуже «верхних». По это причине он и стремится встретиться с Творцом —  ведь каждый человек с незапамятных времен пытается достучаться до Бога.  

Однако главный герой фильма — врач-патологоанатом Роберт (Том Хиддлстон) существует вне поэтажной иерархии: он свой и внизу, и наверху, его глазами зритель оценивает оба мира. Роберт ничего не ищет, просто живет, пользуясь благами цивилизации и желая, чтобы его оставили в покое. Непроницаемое выражение лица и тугой галстук героя Хиддлстона олицетворяют маску современного жителя мегаполиса, которому настолько сложно заглянуть в душу, что начинаешь сомневаться: а есть ли она у него вообще или ее место давно заняла обычная вежливость?

По замыслу архитектора высотка должна стать идеальным обществом со строгой иерархией, где у каждого есть свое место. Социальный лифт тут не метафора — он соединяет пласты социума и позволяет жителям контактировать друг с другом.

Архитектор предполагал порядок, но, разумеется, все пошло не так, потому что не учел создатель высотки главного: жадности, зависти, блуда и других страстей человеческих. Те, кто внизу, отчаянно хотят попасть наверх — к солнцу и роскоши. Те, кто наверху, не интересуются проблемами «нижних». В результате складывается ситуация, когда «верхи не могут, а низы не хотят». Начинается хаос и анархия: система рушится, свет гаснет, горы мусора, который некому убирать, растут на глазах.

В тесных коридорах строят баррикады, на всех этажах идут кровавые схватки и оргии, и уже не разберешь, кто из этих опустившихся людей элита, а кто — аутсайдер. Маски сорваны. Архитектор нисходит с пьедестала, и одежды его давно не белоснежны. Галстук Роберта заляпан краской, а персонаж Эванса пускается во все тяжкие.

Уитли создал киномакет современной цивилизации, показав, как она хрупка и склонна к саморазрушению. Собственно, идея не нова, и фильмам на подобную тему несть числа, но в «Высотке» раскрывается с мрачным обаянием отчаяния. При этом Утли не навязывает ни мораль, ни свое отношение к теме. И даже оставляет открытую концовку, которую можно истолковать и как спасение, и как крушение.

Комментарии
Прямой эфир