Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Александр Князев и еще 114 лиц

Большой зал Московской консерватории отпраздновал очередной юбилей
0
Александр Князев и еще 114 лиц
Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В июне 2011 года зал открылся после капитального ремонта. И пока в полном порядке — люстры сверкают, паркет блестит, стены радуют взгляд благородным колером. Нет жалоб и на акустику, хотя после ремонта многие опасались, что звук в стерильном зале «не осядет». 

Туристы-меломаны, большей частью из самых музыкальных ныне стран — Кореи и Японии, — без устали фотографируют интерьеры. Особенной любовью пользуются центральный проход Большого зала (вид из фойе), главная лестница (съемки ведутся на каждом пролете) и витраж со святой Цецилией. Знаменитый орган Большого зала пока украшает сцену в качестве декорации. Но, обещают реставраторы, будет действовать уже осенью, к юбилею консерватории.

К юбилейному вечеру подошли основательно, подготовив по современным требованиям визуальные эффекты и — по старой традиции — выступление именитого маэстро. Половину органа, пока нерабочего, закрыл экран. «115 лет Большого зала в 115 лицах», — объявил патетический голос за кадром. 

Студенческий симфонический оркестр под управлением профессора Анатолия Левина грянул увертюру к «Руслану и Людмиле». На экране побежали фотографии главных лиц консерватории, начиная с Василия Сафонова. С последним аккордом перечень, дойдя, кажется, до Гольденвейзера (где же Танеев? — недоумевали в зале) прервался и тот же голос объявил выход Александра Князева. 

Виолончелист проникновенно исполнил моцартовское адажио для скрипки с оркестром ми мажор и уступил место новой порции фотографий. На этот раз сюжет назывался «Золотой век Большого зала» и разворачивался под запись Первого концерта Чайковского. Историю довели до 1990-х. Публика ностальгически взирала на портреты Вишневской, Ростроповича, Рихтера, Вирсаладзе, Гутман (где же Каган? — интересовались меломаны) и прочих славных. 

С исчерпанием видеосюжета Чайковский затих на полуслове, а маэстро Князев не менее блистательно, чем Моцарта, сыграл гайдновский Концерт для виолончели с оркестром до мажор.

Фотогалерея второго отделения открылась харизматичным Гергиевым и сопровождалась записью свиридовского «Время, вперед!». Героя концерта Князева, тоже появившегося на экране, публика приветствовала аплодисментами и криками восторга. Далее каждый персонаж, начиная с Анны Нетребко и заканчивая Фредериком Кемпфом, получил свою долю восхищения. 

С победным соло трубы на экране возник совсем новый день Большого зала — сюжет назывался «Денис Мацуев поздравляет юных музыкантов». Обозревателю «Известий» их имена ничего не сказали, но шепот в зале — «Ой, смотри, там Настя» -— свидетельствовал об известности молодой поросли.  

Свиридов прервался неожиданно — обещанные 115 лиц предстали на экране. Следующим номером программы стала «Франческа да Римини» в исполнении студенческого оркестра. Некоторая непроработанность лирических фрагментов компенсировалась темпераментной подачей детально выписанных Чайковским кругов ада. Князев тоже играл Чайковского. Анданте кантабиле и Вариации на тему рококо. Студентам повезло. Многие расскажут внукам, как в юности выступали на одной сцене с таким выдающимся мастером.

— Для студенческого оркестра неплохо. Ничего, ничего... — похвалил молодых коллег маэстро, которому обозреватель «Известий» позвонил после концерта. У Князева тоже юбилей — 26 апреля прославленному виолончелисту и органисту исполнится 55.

— Мне всё дорого одинаково, ничего не превалирует, виолончель я меньше любить не стал, но еще стал играть на рояле, — сообщил музыкант. И анонсировал грядущее выступление в Большом зале консерватории в качестве органиста — 8 февраля 2017 года с певицей Хиблой Герзмава.


Справка «Известий»

Большой зал Московской консерватории (1757 мест) открылся 7 апреля 1901 года. Архитектор Василий Загорский спроектировал уникальную коробку зала и подвесной потолок — воздушное пространство между потолком и крышей обеспечивало дополнительный объем звука. В 2010–2011 годах БЗК пережил первый в своей истории капитальный ремонт. Строители укрепили фундамент, вынесли инженерию — канализацию, энергетику, вентиляцию — в специальный инженерный корпус. Были заменены кресла и паркет, занавеси и убранство сцены. А также восстановлен витраж в честь святой Цецилии, покровительницы музыки, разрушенный во время бомбежки 1941 года. 

Комментарии
Прямой эфир