Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Наши вузы проигрывают мировым, потому что язык науки — английский»

Редактор международного рейтинга университетов Round University Ranking Олег Соловьев — о том, что может вывести российские вузы в лидеры международных рейтингов
0
«Наши вузы проигрывают мировым, потому что язык науки — английский»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

7 апреля Рейтинговое агентство RUR представило международный рейтинг университетов Round University Ranking (RUR) за 2016 год, в котором МГУ занял 46-е место. По каким критериям оценивались университеты, почему российские вузы не могут выбиться в лидеры, зачем нашим учебным заведениям надо внедрять преподавание на английском языке, обозревателю «Известий» Елене Лория рассказал редактор международного рейтинга университетов Round University Ranking Олег Соловьев.

— Сколько вузов участвуют в этом году в рейтинге RUR?

— В общей сложности 692 вуза из 74 стран мира и со всех континентов. Если мы говорим про региональную представленность, то здесь лидирует Европа — 36% вузов (240) из этого региона. Далее идут Северная Америка и Азия — по 25%. Что касается России, СНГ, стран Балтии и Грузии, то от них представлено 43 университета. Из них — 23 российских.

— Какие критерии учитывались при оценке университетов?

— Методология рейтинга состоит из 20 отдельных индикаторов. Все они разработаны в партнерстве с международной компанией Thomson Reuters, которая является провайдером библиометрической системы, известной как Web of Science, дословно «сеть наук».

Индикаторы делятся на четыре направления измерения: преподавание, исследования, интернационализация и финансовая устойчивость. В каждом из направлений по пять индикаторов. Например, в области преподавания это соотношение преподавателей к студентам. Чем больше приходится преподавателей на одного студента, тем выше качество преподавания. В области исследований учитывается соотношение научных публикаций к НПР (научно-педагогическим работникам. — «Известия»).

В области интернационализации — доля иностранных студентов от общего контингента вуза, доля иностранных преподавателей, доля публикаций в международном соавторстве.

— Вы пользуетесь данными из открытых источников или связывались с каждым вузом?

— Все данные нам поставляет Thomson Reuters. Они ежегодно проводят опрос по всем университетам и предоставляют нам уже готовый массив информации.

— Насколько ваш рейтинг авторитетен в мире?

— Рейтинг существует с сентября 2013 года. Но фактически мы оценивали вузы начиная с 2010 года. Десятки зарубежных вузов так или иначе уже к нам обратились, процитировали либо разместили новость о нас на сайте. Например, ведущий университет мира — Калифорнийский технологический институт, который лидирует почти во всех рейтингах и входит в топ-5, разместил статью о нашем рейтинге на своем сайте.

— По ведущим позициям ваш рейтинг вузов совпадает с другими мировыми рейтингами? Например, Гарвард стабильно занимает первое место во всех рейтингах.

— Если в целом говорить, то да. Лидируют сильнейшие вузы США и Великобритании. Но у нас на первом месте не Гарвард, а Калифорнийский технологический институт. Гарвард — на втором. Но если мы посмотрим за пределы первой сотни, то там картина уже очень сильно разнится. Какой-то вуз в нашем рейтинге может быть, условно, на 50-м месте, а в других рейтингах он находится в группе 120–170.

Мы ведь фактически публикуем не один рейтинг как таковой. В дополнение к нему идут четыре рейтинга по направлению измерения, каждый из которых ранжирует вуз по пяти критериям. То есть отдельный рейтинг по качеству преподавания, по качеству исследований и т.д. Можно сказать, что у нас в одном рейтинге пять рейтингов.

— Это, наверное, важно в первую очередь для потенциальных студентов?

— Безусловно. Когда абитуриент заходит на наш сайт, то он смотрит, какой вуз наиболее привлекателен для иностранных студентов. Видит, что данный вуз, например, на 400-м в общем рейтинге, но зато на 10-м по интернационализации. Значит, он думает: «Мне, студенту, в целом будет комфортно в этом вузе. Там больше создано условий для иностранных студентов, чем в другом, который находится в общем рейтинге на 150-м месте».

— У каких вузов, если судить по рейтингу, дела пошли в гору?

— Мы видим, что год из года университеты стран БРИКС, Восточной и Юго-Восточной Азии, Китая, Индии набирают позиции. Конечно, речи не идет о том, что через пять лет они обойдут Гарвард или Йель, но через 25, 50 лет это может произойти.

— В марте «Известия» писали о рейтинге Times Higher Education (THE) лучших университетов Европы. МГУ занимал там лишь 79-е место из 200. По каким критериям «проваливаются» российские вузы? Почему они не входят, к примеру, в тридцатку сильнейших?

— В мире существует около 23 тыс. только классических университетов. Находиться  в топ-200 или в топ-500 — это достаточно престижно. Это 2–3% ведущих вузов мира.

Второй аспект — в чем они проигрывают? Проигрывают по библиометрическим показателям, по всем параметрам, которые связаны с цитируемостью научных статей, с их публикациями. Дело в том, что глобальный язык науки — это английский. Хотя наши вузы делают огромные шаги во многом за счет государственных проектов — таких как национальный исследовательский университет, федеральный проект повышения конкурентоспособности 5–100, — всё равно отставание пока сохраняется. Я думаю, в ближайшие лет 5–7 ведущие наши вузы по цитируемости будут сопоставимы с ведущими германскими или французскими вузами. Тенденция такая есть.

— То есть «трудности перевода»?

— Во многом — да, трудности перевода. Это проблема, скажем так, культуры публикаций, проблема языка в основном. Но не стоит забывать и то, что у нас ведущие вузы — в основном технические. И там очень много закрытых тем. Вузы просто не могут публиковать наиболее интересные открытия, потому они идут под грифом «секретно».

— Если говорить о вузах бывших советских республик, где наиболее заметно движение вперед?

— Это Казахстан и страны Балтии. Балтия больше интегрирована в глобальное научное сообщество. По цитируемости, по количеству научных публикаций ведущие вузы Балтии сопоставимы с ведущими российскими. И даже во многом обходят их.

Что касается Казахстана, они хорошо развиваются за счет того, что еще где-то в 2008 или 2009 году там была запущена программа, нацеленная на то, чтобы к 2020 году вывести пять или семь вузов Казахстана в топ-200 рейтингов.

— В Казахстане сейчас даже в школах вводят обучение на английском. В вузах это тем более, наверное, практикуется?

— Да. Есть вузы, где обучение целиком или почти целиком ведется на английском, например в Назарбаев Университете, созданном как раз в 2009 году, в Казахском национальном университете имени аль-Фараби. Это ведущие казахские вузы.

— Что мешает нам пойти по этому пути?

— Мы как раз идем по этому пути. В ведущих российских вузах, особенно проекта 5–100, уже лет 5–6 как системно вводятся англоязычные курсы. Их доля становится всё выше и выше. Мы идем в этом направлении, в сторону интеграции в глобальное образовательно-научное пространство. Я бы не сказал, что темпы низкие. В некоторых вузах иностранных студентов 10 лет назад было 0,5%, стало 15%. За счет чего? 15% всех курсов стали вестись на английском языке.

— Есть шанс хоть у одного-двух российских вузов войти в мировую десятку?

— Здесь зависит от того, по каким критериям оценивать. Но если говорить именно об общих рейтингах, это возможно. Но при систематических и длительных усилиях и больших финансовых вливаниях. Бюджеты даже ведущих российских вузов несопоставимы с бюджетами западных вузов из конца первой сотни. Если у них идет счет на доллар или евро, то у нас, грубо говоря, то же значение, но в рублях.

Финансы здесь играют одну из первостепенных ролей. Ну и, разумеется, важна система управления университетов, система привлечения и удержания людей. Ведущие вузы почему являются ведущими? Потому что они аккумулируют лучших студентов, преподавателей со всего мира, предлагая им определенные академические свободы, мобильность и высокие оклады.

Если мы посмотрим на тот же Гарвард, то там больше половины профессоров — иностранцы. Лучшие ученые со всего мира. 

Российские вузы в рейтинге RUR

В рейтинг по качеству преподавания сразу девять вузов России вошли в мировой топ-200. При этом МГУ им. М.В. Ломоносова вошел в топ-50, заняв 46-е место в мире по качеству преподавания, против 67-го места годом ранее. ТГУ занял 100-е место. РУДН — 104-е место. НИЯУ МИФИ — 126-е место. ННГУ им. Н.Н. Лобачевского — 146-е место. ТПУ — 148-е место. Университет ИТМО — 152-е место. МФТИ — 161-е место. РГУ имени Губкина — 186-е место, МАИ — 205-е место.

Десятка лучших университетов мира

1. California Institute of Technology (Caltech) (США).

2. Harvard University (США).

3. Stanford University (США).

4. Massachusetts Institute of Technology (MIT) (США).

5. University of Chicago (США).       

6. Imperial College London (Великобритания).

7. Duke University (США).     

8. Columbia University (США).

9. University of Cambridge (Великобритания).

10. University of Oxford (Великобритания).

Комментарии
Прямой эфир