Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На 90-м году жизни скончался многолетний министр иностранных дел и лидер Свободной демократической партии Германии Ганс-Дитрих Геншер. 

Печальное событие не прошло незамеченным в России. Геншер занимал пост министра иностранных дел и вице-канцлера ФРГ в 1974–1992 годах — в период, ставший переломным для России ХХ века. Ему приходилось встречаться со всеми нашими лидерами той эпохи, а в 2013-м — с Владимиром Путиным. В августе 2015 года Геншер вновь, как и в советские времена, призвал Запад к переосмыслению отношений с Россией. 

Следует вспомнить о том, что особенно близкие отношения у Геншера сложились с Михаилом Горбачевым. По словам Горбачева, «кончина Геншера — большая потеря для народа Германии, Европы, всех нас, подчеркнул первый президент СССР. Он, добавил Горбачев, был политиком мирового уровня и одним из тех, кто совместными усилиями положил конец холодной войне. По воспоминаниям экс-президента СССР, Геншер едва ли не первым из западных политиков призвал всерьез относиться к перестройке, начавшейся к тому моменту в СССР. «На него обрушились критика, упреки в доверчивости. Но Геншер стоял на своем. И когда закончилась холодная война и состоялось воссоединение Германии, его критикам пришлось признать, что он был прав», — подчеркнул Горбачев.

Чем вызваны столь высокие оценки жизни и деятельности Геншера? И действительно ли он входил в число людей, определявших содержание и дух переломной эпохи 1990-х?

С начала 1960-х годов партийная карьера Геншера — уроженца Галле и выходца из национал-консервативной среды, покинувшего Восточную Германию вскоре после образования ГДР, развивалась по восходящей. Он вступает в Свободную демократическую партию, где быстро делает карьеру, уже в 1968 году заняв пост заместителя председателя партии.

В 1969 году Геншер сыграл видную роль в создании социал-либеральной коалиции и был назначен министром внутренних дел в правительстве Вилли Брандта. Тогда впервые за всю историю ФРГ социал-демократы возглавили правительство. Это стало возможным только благодаря поддержке СвДП и Геншера. Не участвуя напрямую в разработке новой «восточной политики» кабинета, он тем не менее поддерживал общую платформу, направленную на смягчение отношений с СССР и — шире — на диалог со странами «восточного блока» по широкому кругу вопросов.

Подлинный звездный час для Геншера наступил после вынужденной отставки Вилли Брандта. В 1974 году он был назначен министром иностранных дел и вице-канцлером в правительстве под руководством Гельмута Шмидта. В этом качестве Геншер активно участвовал в подготовке Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, что предполагало его активное взаимодействие не только с американскими и европейскими политиками, но и с советским руководством. «Восточная политика» прежнего кабинета обрела, таким образом, свое логическое продолжение, сложилось новое пространство и площадка для диалога между двумя «полюсами» мировой политики. Срыв политики разрядки в конце 1970-х нарушил этот процесс, но последний нашел свое естественное продолжение в период перестройки.

Тем временем политическое развитие самой Германии требовало изменения идеологических ориентиров, и от прежней коалиции с СДПГ было решено отказаться. Осенью 1982 года именно Геншер обеспечил падение социал-демократического правительства Гельмута Шмидта и приход к власти блока ХДС/ХСС. Новым канцлером стал Гельмут Коль, а Геншер занял при нем уже привычную должность вице-канцлера и министра иностранных дел, заслужив в результате кризиса репутацию «делателя королей». Да, Геншер не мог стать канцлером, возглавляемая им СвДП была слишком мала. Зато он мог фактически назначить канцлера.

На посту министра иностранных дел Геншер выступал за политику компромисса между Востоком и Западом, способствуя налаживанию политических «мостов». Без диалога с советским руководством продвижение подобных инициатив было невозможным, и глава германского МИДа сделал Москву одним главных адресатов своей политики. Сам Геншер особенно высоко оценивал роль Горбачева в деле прекращения холодной войны. В своей речи в Давосе в 1987 году он выступил с призывом проверить, насколько слова Горбачева будут соответствовать делам, и призвал политических лидеров стран Запада откликнуться на его инициативы. И именно в действиях и инициативах тогдашнего советского руководства он усмотрел «исторический шанс» на объединение Германии (и не ошибся). Сам же Геншер сумел убедить западный политический истеблишмент легитимировать исходящие из Москвы политические инициативы, что, по мнению самого дипломата, сделало перестроечные процессы «необратимыми».

Уловив стремление Востока и Запада к переменам, Геншер сыграл значительную роль в подготовке объединения Германии. Политик первоначально занимал выжидательную позицию в отношении масштабного и смелого объединительного плана Гельмута Коля, осторожно оценивая его шансы на реализацию. Но затем активно и деятельно поддержал его. В результате Геншер вошел в историю как один из архитекторов германского единства. Избиратели высоко оценили его работу — на первых после объединения Германии выборах в бундестаг 1990 года СвДП набрала рекордные 11% голосов.

В мае 1992 года Геншер ушел в отставку с поста министра федерального правительства, в котором он проработал 23 года. При этом практически до конца жизни он оставался почетным председателем партии, входя в своеобразный политический клуб «мудрецов», оказывавших существенное влияние на германскую политику. И практически до самого конца он поддерживал контакты с «перестроечным» поколением бывших советских политиков, обсуждая с ними актуальные вопросы мировой повестки дня.

Ганс-Дитрих Геншер — человек действительно легендарной, но ушедшей от нас эпохи. Он являлся активным участником поистине тектонических изменений, определяющих политическое лицо современной Европы. Вместе с тем связанные с его именем романтические ожидания начала 1990-х оказались во многом нереализованными.

Отвечавшая его чаяниям Единая Европа действительно состоялась, но сами принципы единства все чаще подвергаются ревизии. Либерально-демократическая идеология, пестовавшаяся Геншером и его товарищами по партии, лишилась в Германии прежней массовой поддержки при переходе в новую эпоху, подтверждением чему стал провал СвДП как на общегерманских выборах 2013 года, так и на последующих земельных выборах. Очевидно, что объединенной и существенно изменившейся Германии требуется не прежний либерально-консервативный синтез, но иная политико-идеологическая платформа. В весьма непростом и противоречивом поиске которой она и пребывает сегодня.

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир