Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ласточки и вороны Ильгиза Фазулзянова

В Музеях Московского Кремля представили выставку ювелирных достижений мастера из Татарстана
0
Ласточки и вороны Ильгиза Фазулзянова
Фото: РИА НОВОСТИ/ Михаил Мокрушин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Наши ценители прекрасного хорошо знакомы с творчеством Серова и Коржева, отличают Кранахов от Рембо, однако выдающихся ювелиров идентифицируют плохо. Познания в этой области искусства ограничиваются Фаберже и, возможно, «Де Бирс». По крайней мере, колье этого ювелирного дома герой Generation «П» планировал подарить некой Мане на 8-е Марта. 

Музеи Московского Кремля берутся заполнить этот пробел. Не в первый раз здесь представляют выставочные проекты, посвященные современному ювелирному искусству. 

Так, пару лет назад в Кремле проводили выставку, посвященную отечественным бриллиантам в авангардном дизайне. На сей раз главным экспонатом выставочного зала Успенской звонницы стала эмаль. По сути, эмаль — это стекло, но под руками гениального самоучки Ильгиза Фазулзянова она стала дороже самых дорогих камней. 

Фазулзянов из металла, серебра, воздуха и света умеет выплетать удивительных стрекоз, пчел и птиц. Он создал особенную технику, которая позволяет наносить эмаль на тончайший слой металла. Причем мастеру одному из немногих ювелиров в мире удалось отказаться от слоя контрэмали с обратной стороны. Ласточки и вороны Ильгиза Фазулзянова

Благодаря этому в работах живут не только металл и камень, но и свет и воздух. Фирменные кольца ювелира — бокалообразные перстни с жемчужиной внутри — излучают особое сияние. Касаясь стенок перстня-бокала, свет не глохнет, а отражается от полированного металла, образуя эффект сфумато вокруг жемчужного шарика. 

— Так, как владеет эмалью Ильгиз, не владеет никто. Он гений, — говорит директор Музеев Кремля Елена Гагарина и охотно объясняет непонятное: 

— Дело в том, что в ювелирном изделии используется одна и та же масса эмали. Вопрос, почему она имеет разный цвет. Секрет в том, что металл под эмалью обрабатывается по-разному. И не случайно техника горячей ювелирной эмали считается самой сложной: никогда мастер не знает, как поведет себя эмаль в печи.

Но Ильгиз Фазулзянов, похоже, нашел общий язык с капризным материалом. Красный цвет — фирменный цвет Ильгиза, не удалось воспроизвести еще никому в мире. Неслучайно знаменитое колье «Снегири» Фазулзянова получило первый приз на конкурсе в Гонконге. 

Осматривая 150 представленных на выставке работ ювелира, нельзя не обратить внимание на обилие птиц. Мастер запечатлел павлинов, попугаев, ласточек, чаек, горлиц, сорок, цаплю у пруда, грустную уточку с разноцветными перышками... Ее мастер создавал, полагая, что покинет родину. 

— Мне кажется, я знаю о птицах больше Николая Дроздова, — смеется ювелир. — Я смотрел все передачи о животных, ходил в зоопарк, наблюдая за птицами. 

Куратор выставки Лариса Пешехонова, хранитель коллекции ювелирного искусства ХХ–XXI веков, просит посетителей внимательнее приглядеться к необычному колье с двумя дерущимися воронами. 

— Мало кто рискует использовать остросюжетную композицию в основе ювелирного произведения. Пожалуй, кроме Фазулзянова это был Рене Лалик. Такие вещи очень необычны для ювелирного искусства. 

Ласточки и вороны Ильгиза Фазулзянова

Необычностью, мастерством, уникальной техникой привлек Фазулзянов ценителей прекрасного. Часть его работ, среди которых и дерущиеся вороны, уже куплены Музеями Московского Кремля. Причем Ильгиз — не единственный ювелир, чьи шедевры пополнили кремлевскую сокровищницу.

По словам Елены Гагариной, сегодня вакуум среди отечественных ювелиров исчез. То и дело вспыхивают имена новых талантливых мастеров. Среди них, к примеру, новосибирский художник Марк Балдин. Недавно музей приобрел несколько работ ювелира, и директор не исключает, что следующим автором, удостоившимся персональной выставки в Кремле, станет именно новосибирский умелец.

Комментарии
Прямой эфир