Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Когда премьер-министр Японии Синдзо Абэ пришел к власти, он поставил перед собой две главные внешнеполитические цели: укрепление политического союза с Соединенными Штатами Америки и попытка улучшить отношения с Россией, одновременно продвинув решение территориального вопроса. Первую задачу он решил. Вторая — на повестке дня.

Абэ стал единственным представителем «семерки», посетившим Сочи во время Олимпиады, когда Запад ее фактически бойкотировал. Он провел очень хорошую встречу с Путиным и вообще установил, как он считает, достаточно дружеские и доброжелательные отношения с российским президентом, что, по его мнению, может помочь решению его задач на российском направлении. Япония не приняла столь жестких ограничительных мер в отношении России, как это сделали другие западные страны. Абэ все время говорил о том, что хотел бы, несмотря на то что Япония участвовала в санкциях и выступала против присоединения Крыма, чтобы решение территориальной проблемы все же осуществлялось. 

Этот вопрос обсуждался и в прошлом году. Вопрос об официальном визите ставится так: в 2013 году Абэ приезжал в Москву, теперь — очередь российского президента нанести ответный визит.

Однако в нынешней ситуации, когда Япония хотя и менее жестко, чем другие западники, но участвует в антироссийских санкциях, а крупные проекты сотрудничества в экономической сфере отсутствуют, визит нашего президента вряд ли целесообразен.

Но надо отдать должное японскому премьеру — он действовал и действует весьма настойчиво и последовательно. Сначала он попытался получить одобрение со стороны американского президента. Во время своего пребывания в Вашингтоне в апреле 2015 года Абэ сообщил Обаме, что собирается пригласить Путина в Японию. Обама дал понять, что не одобряет такое намерение как нарушающее единую позицию Запада в отношении России. Однако это не охладило настрой японского премьера.

В мае прошлого года на заседании «семерки» он заручился поддержкой Франции и Германии. Японию, убеждал он членов «семерки», более всего беспокоит проблема стремительно возвышающегося Китая. Для Японии было бы страшным сном, если бы Пекин и Москва объединились на антияпонской основе. Потому, говорил он, для Токио предпочтительнее не допустить такого сценария, а сделать это можно, развивая отношения с Россией. К тому же Японии необходимо решить территориальную проблему, и без диалога с русскими здесь не обойтись. Меркель и Олланд против такой позиции Абэ не возражали.

Вопрос о визите вновь встал на встрече Абэ и Путина на полях юбилейной сессии Генассамблеи ООН в сентябре 2015 года. Президент России исходя из того, что условия для его официального визита в Японию еще не созрели, предложил японскому премьеру провести двустороннюю встречу в одном из российских регионов. Абэ согласился. Встреча пройдет 6 мая в Сочи. 

С обеих сторон прилагаются серьезные усилия для достижения на сочинской встрече позитивных результатов. Можно сказать, что Абэ в известной степени поставил на кон свою репутацию как внутри Японии, так и в глазах членов «семерки». Отсутствие положительного результата может обернуться для него серьезными политическими последствиями.

Чего же можно ожидать от встречи двух лидеров? Успех сочинской встречи будет во многом зависеть от того, как далеко сможет пойти Абэ, чтобы продемонстрировать позитивный настрой в отношении России.

Можно предположить, что речь пойдет об отказе Японии от ряда санкционных мер. В частности, японцы приостановили переговоры о заключении соглашений о сотрудничестве в космосе и ядерной энергетике. Теперь Абэ может сообщить о готовности японской стороны возобновить эти переговоры.

Своим партнерам по «семерке» японцы могут объяснить это тем, что их сотрудничество с Россией в космосе продолжается, а в атомной энергетике Япония — после аварии на АЭС «Фукусима» — нуждается в обмене опытом с российскими специалистами по обеспечению безопасности.

Возможны заявления японской стороны о готовности подключиться к российским планам по освоению Сибири и Дальнего Востока.

Есть также неплохие шансы на то, что стороны подтвердят общность в подходах к ряду важных международных проблем: Корейский полуостров, Ближний Восток, борьба с терроризмом.

Абэ намерен использовать встречу с президентом России для того, чтобы выступить в роли посредника между ним и лидерами G7. В мае «семерка» соберется в Японии, и в качестве хозяина саммита Абэ хотел бы сообщить ее участникам мнение российского лидера по наиболее важным проблемам. Таким образом, международный статус японского премьера, как предполагается, должен возрасти.

Сейчас в Японии строятся различные предположения относительно того, как пойдет разговор по территориальной проблеме. Готов ли будет Абэ отойти от «железобетонной позиции» с требованием «единовременного возвращения четырех островов» или проявит «определенную гибкость»? Пока многие полагают, что он привезет в Сочи «Новый старый план» — тот, что в 1998 году предлагал Борису Ельцину премьер Рютаро Хасимото на их встрече в японском городке Кавана. Его суть заключается в том, что Россия признает, что четыре острова являются японскими, но Япония признает за Россией на определенный срок — 30–50 лет — административные права на их управление, а затем они передаются Японии.

Возможны и другие варианты: сначала два острова, затем остальные. Однако, как представляется, на данном этапе ожидать какого-либо движения в сторону возможного решения территориальной проблемы не приходится.

Как бы то ни было, в наших отношениях с Японией намечается позитивная тенденция. И лучшее подтверждение тому — нервическая реакция США. В феврале в телефонном разговоре с Абэ президент Обама настойчиво рекомендовал ему не ехать на встречу с Путиным.

Думается, что проведение переговоров в Сочи в позитивной тональности отвечает интересам российской стороны и способно внести вклад в преодоление нынешних трудностей в наших отношениях с весьма важным дальневосточным соседом.

Автор — бывший заместитель министра иностранных дел РФ

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир