Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу сделал ряд примирительных заявлений в адрес России. В ходе посещения Российского общества культуры и искусства Антальи министр заявил, что его страна прилагает большие усилия, чтобы наладить двусторонние отношения.

Глава турецкой дипломатии отметил, что «президент и премьер-министр многократно и на разных платформах заявляли, что глубоко опечалены инцидентом с российским самолетом» (то есть Су-24М, который был сбит турецкими ВВС в Сирии). «Для нас Россия важна. Это наш очень важный партнер, и поэтому мы терпеливо ждем и не принимаем мер», — сказал Мевлют Чавушоглу.

Действительно, конфликт нашим народам не нужен. Турция и Россия воевали на протяжении столетий. Но в последние 15 лет прошлые разногласия, казалось, остались позади. Можно без большого преувеличения сказать, что в период правления Эрдогана в Турции и Путина в России двусторонние отношения были лучшими за всю историю. Всё перечеркнуло решение турецких властей сбить Су-24М.

Россия не могла не реагировать. Под ударом оказался дипломатический престиж нашей страны. Просто «простить» гибель самолета и летчика означало бы поставить под удар жизни российских военных, выполняющих операцию в Сирии. Если бы Россия простила подобное отношение Турции, нашлись бы и другие охотники поставить под угрозу безопасность наших войск.

Турция также не может уступить без урона для своего престижа. Власти утверждают, что защищали свое воздушное пространство. Если они признают вину, это будет означать, что Анкара на пустом месте провоцировала Россию. Больше того, ставила мир на грань войны между Россией и НАТО, чьим влиятельным членом Турция является и под чей «зонтик безопасности» поспешила спрятаться, после того как сбила СУ-24М.

Эмоциональное решение турецких властей сбить самолет, по версии официальной Анкары, находившийся в воздушном пространстве Турции 17 секунд, создало патовую ситуацию. Ни Россия, ни Турция не могут уступить без потери лица. Конфликт обречен разгораться вопреки заявлениям политиков.

Необходимо, чтобы кто-нибудь уступил. Официальные извинения неприемлемы для Анкары. Их отсутствие неприемлемо для Москвы. Обычно в ситуации конфликта помогает налаживание культурных связей. Обмен делегациями общественности и творческими коллективами. Но в данном случае подобная технология не работает. Сбитый самолет останется сбитым самолетом, погибший летчик — погибшим летчиком.

Некоторые конспирологи уже заговорили, что случившееся — результат «хитрого плана» со стороны США и Обамы. Дескать, американцы намекнули, что готовы сквозь пальцы смотреть на сбитие российского самолета. А после того как отношения Анкары и Москвы впервые за многие годы резко испортились, неожиданно выяснилось, что в повестке дня снова может появиться тема свержения Эрдогана, лишившегося влиятельного северного союзника. Анкара оказалась в изоляции. Отношения с США были и остаются натянутыми. Теперь к ним добавились натянутые отношения с Москвой.

Напряженность в отношениях России с Западом известна. России и Турции следует налаживать отношения, ведь от конфликта выигрывает третья сторона. Однако как это сделать без ущерба для государственного престижа?

Мяч всё же находится на турецкой стороне. Не было бы сбития СУ-24 — не было бы кризиса. Быть может, следует начать с официальных извинений турецкой стороны перед родственниками погибшего летчика, героя России Олега Пешкова? Быть может, даже и с выплаты компенсации его семье? В конце концов, родственники летчика перед Турцией ничем не провинились. А подобные извинения, имеющие гуманитарный характер, могли бы ослабить напряженность между двумя странами. Если гордость Эрдогана и престиж Турции не велят извиняться перед Россией как государством, может, извиниться перед семьей погибшего?

Конечно, просвещенный читатель скажет, что это был бы всего лишь жест. «Символическая политика». Но политика и дипломатия во многом построена на жестах.

Разумеется, этот жест не разрешит кризиса в двусторонних отношениях, но хотя бы создаст почву для переговоров. И в этом случае речь уже может пойти о взаимных извинениях. России — за «17 секунд» в турецком небе, Турции — за слишком резкую и импульсивную реакцию на оные. А дальше — «укреплять доверие», как это принято в дипломатии.

Худой мир лучше доброй ссоры, гласит пословица. Турция — важный сосед, с которым мы впервые за столетия научились было поддерживать дружественные отношения. Будет очень жаль, если наработанный капитал взаимного доверия окажется полностью растраченным, а отношения между двумя странами останутся напряженно-враждебными.

У России и Турции много общего. У власти — сильные лидеры, имеющие проблемы с Западом, но одновременно стремящиеся в него интегрироваться. Обе страны желают восстановить былой престиж на мировой арене, заставить Запад прислушиваться к своему мнению.

Так стоит ли ссориться? Еще не поздно сделать шаги навстречу друг другу. Но первый шаг должен быть сделан турецкой стороной.

Комментарии
Прямой эфир