Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прошедшие парламентские выборы в Испании завершились провалом обеих главных партий страны. Правящая Народная партия, возглавляемая премьер-министром Мариано Рахоем, получила 123 мандата в 350-местном конгрессе депутатов. Ранее у нее было абсолютное большинство — 186 мест. Вторыми к финишу пришли социалисты — 90 депутатов (ранее 110).

В настоящий момент наблюдатели хоронят испанскую двухпартийную систему. Действительно, если на выборах 2011 года две главные партии получили вместе 73,3% голосов избирателей, то теперь — чуть более 50%. В политической науке принято считать, что устойчивой является лишь та двухпартийная система, обе главные партии которой контролируют две трети голосов избирателей. Испанские избиратели нанесли удар не только по правящей партии, но и по политической системе как таковой.

Основной победитель выборов — занявшая третье место партия Podemos (что в переводе означает «Мы можем», явная калька с лозунга избирательной кампании Барака Обамы — Yes, we can). Она была основана в начале 2014 года на волне протеста против неравенства и коррупции. Podemos получит в конгрессе депутатов 69 мест. Ее лидер Пабло Иглесиас имеет право торжествовать. В прошлом году на выборах в Европейский парламент Podemos получила 8% голосов. А сейчас — все 20%. Иглесиас уже заявил о «рождении новой Испании и конце двухпартийной системы».

Кстати, в Европейском парламенте Podemos входит в группу «Европейские объединенные левые» вместе с такими организациями, как Левая партия Германии (преемница ПДС, в свою очередь наследовавшей СЕПГ), Коммунистическая партия Богемии и Моравии, Португальская коммунистическая партия и т.п. Из чего просвещенный читатель с легкостью сделает вывод, что Podemos по европейским меркам следует считать крайне левой партией.

Наблюдатели изощряются в остроумии. Дескать, занявшая первое место Народная партия проиграла выборы, пришедшая к финишу третьей Podemos — победила, а правительство сформируют потерявшие голоса и занявшие второе место социалисты.

Ситуация на самом деле неоднозначная. Четвертое место с 40 депутатскими мандатами заняла либеральная партия Ciudadanos («Граждане»). «Народники» надеялись сформировать правительство вместе с «Гражданами». Но уже сейчас видно, что депутатов у них недостаточно (163 при необходимых 176). Вероятность, что в коалицию с правыми войдет левая Podemos, крайне мала.

Значит, остаются два варианта. Первый — левое правительство во главе с социалистами, которое поддержат Podemos и «Граждане». У такого правительства будет 199 мест в парламенте — вполне достаточно, чтобы править. Но вряд ли трехпартийный кабинет, напоминающий Лебедя, Рака и Щуку, сможет согласовано «тянуть» Испанию к выходу из экономического кризиса, захлестнувшего страну в последние годы.

Не говоря уже о том, что Народная партия получила абсолютное большинство на выборах в сенат, верхнюю палату испанского парламента, а значит, будет иметь возможность тормозить правительственные законопроекты.

Второй — «большая коалиция» между «народниками» и социалистами по немецкому образцу. Такая коалиция будет иметь комфортное большинство в парламенте. Однако в отличие от Германии, где у больших коалиций давняя традиция, испанская политическая система опыта сосуществования в одном правительстве правых и левых не имеет. В период избирательной кампании обе партии отрицали возможность подобного союза.

Испания вступает в период политической неопределенности, в котором будет усиливаться роль общенационального политического арбитра. Этот арбитр — король. Нынешний монарх Филипп VI занимает должность с июня прошлого года, когда от власти отрекся его отец, создатель современной испанской политической системы Хуан Карлос. Результат выборов — хороший повод проявить себя в качестве посредника. Если политики не договорятся и сформировать коалицию большинства не получится, именно на короля ляжет груз определения нового главы правительства.

Согласно Конституции, предложенная монархом кандидатура должна быть одобрена абсолютным большинством депутатов конгресса. Если этого не произойдет, во втором туре голосования по той же кандидатуре требуется лишь простое большинство (то есть меньше половины голосов при условии, однако, что голосов «за» будет больше, чем «против»). После такой процедуры к власти теоретически может прийти правительство меньшинства.

Всё говорит о том, что процесс формирования Совета министров будет трудным, сформированное правительство — нестабильным, а досрочные выборы — вероятными.

Испания идет по пути других крупных стран Европы, где двухпартийные системы постепенно размываются как не отвечающие новым вызовам, перед которыми оказались европейские народы. Только что на региональных выборах во Франции крупного успеха добился «Национальный фронт», победить который смогла лишь неформальная «большая коалиция» неоголлистов и социалистов. У власти в Германии находится альянс христианских консерваторов и социал-демократов. Две главные партии ФРГ вынуждены пойти на союз, потому что иначе стабильного правительства не получится. В будущем бундестаге будут представлены, скорее всего, не только «зеленые» и Левая партия, но и противники миграции.

Избирателям надоела круговая порука традиционных партий. Они требуют, чтобы двухпартийная система учитывала их интересы, в противном случае угрожая ее обрушить. И традиционные партии уступают. Например, британский премьер Джеймс Кэмерон взял на вооружение многие лозунги Партии независимости Великобритании. В частности, он вынужден провести референдум о членстве своей страны в Европейском союзе — существенная уступка евроскептикам.

В Испании происходят аналогичные процессы. Нынешняя двухпартийная система может и вовсе прекратить существование. Классических правых и левых заменят новые левые и новые правые. Тревожный звонок для традиционных партий прозвучал. Им придется сильно измениться, чтобы сохранить свою власть. На прошедших выборах 60-летнему Рахою противостояли оппозиционные лидеры моложе 40 лет. Результат выборов — не только кризис двухпартийной системы, но и смена поколений. Это ли не повод задуматься?

Мудрый англичанин Кэррол однажды пошутил: «Здесь приходится бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы попасть куда-нибудь, нужно бежать вдвое быстрее». Похоже, традиционным европейским партиям нужно ускорить бег. Если они не будут меняться в соответствии с духом времени, в светлое будущее попадут не они, а их яркие и молодые конкуренты.

Комментарии
Прямой эфир