Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

А вице-губернаторы всё падали и падали. Особенно интенсивно те из них, которые по внутренней политике. Именно такая картина наблюдалась от Самары до Сахалина в региональных администрациях в этом году. Сами регионы от этого лихорадит, зато имеем всеобщее общественное одобрение в интернетах, больше напоминающее злорадное улюлюканье площадной толпы.

«Наши органы просто так не приходят», «все они одним миром мазаны», «уходит сам, значит, так наворовался и одновременно проштрафился, что пора на Мальдивы».

Губернаторы и, шире, власть при этом молча сдают своих верных визирей (а неверных на подобные места не ставят), кидая разъяренной толпе куски кровавого мяса в виде репутаций и судеб соратников. Что-то типа сакральной жертвы на алтарь самоочищения системы. И все довольны. Только вот желающих нести крест внутриполитической ответственности на местах всё меньше и меньше. Нет, свято место, конечно, пусто не бывает. Но качество…

Как горько пошутил один мой коллега: «Неблагодарная работа у политических замов. На нее только как в армию — по обязательному призыву, на год-два». Это хорошо, если год…

В этом смысле показателен пример Челябинской области.

Там за год слетает второй вице-политик. И это при том, что область среди российских регионов — сравнительно крепкий середнячок на границе высшей страты. Экономику вытягивает металлургия и, как это ни странно для зоны рискованного земледелия, весьма успешный агропром.

Социально-политически всё стабильно. Раздиравшие когда-то Южный Урал элитные войны в прошлом. Область — пилотник в реформе МСУ. Нынешнего губернатора на и.о. благословил и назначил лично президент, и с самыми лестными рекомендациями.

Казалось бы, ничего не предвещало беды.

2015 год начинается с ареста вице-губернатора Николая Сандакова, на котором на тот момент были завязаны не только предстоящие самые масштабные в истории области выборы, но и система муниципальной власти и практически все СМИ.

В чем обвинен?

Официально и изначально во взятке (уже раз пять переквалифицировали и конца-краю делу не видно). По сути, за четкое и удостоенное прежде всяких похвал выполнение своей работы во время прошедших госдумовских и президентских выборов, когда он отвечал за формирование избирательного фонда «Единой России».

Все прекрасно знают, что во всех государствах существуют механизмы, жестко регламентируемые законами и кодексами, и существуют темы, о которых знают все, но все дружно закрывают на них глаза. У нас это формирование избирательных фондов правящих партий. С одной стороны, есть официальные фонды, с другой — все понимают: без «теневого» выиграть выборы нереально. Еще раз подчеркиваю, это относится ко всем парламентским партиям. Губернаторам нужно выдать заданный Москвой результат. Вице-губернатор обязан обеспечить сбор средств. Если за это сажать, то давайте всех. Во всех регионах.

Но взяли не за это. По ходу выполнения своей работы — обеспечения социально-политической стабильности в регионе — внутренний «вице» неизбежно наживает себе кучу врагов. На кого-то надавить, кому-то указать, кому-то порекомендовать умерить амбиции. Работа такая. По сути, эта должность — победитовая насадка на сверле региональной политики губернатора. А насадки быстро летят.

Здесь показателен пример второго «ушедшего» внутреннего вице-губернатора Ивана Сеничева. Человек в политике новый, из топ-менеджмента ММК. С колес подхватил выборную кампанию 2015. И по явке, и по проценту ЕР, и по «легитимности», и по «конкурентности» выдал результат, серьезно превышающий самые смелые прогнозы специалистов. Погорел на деле Питона.

Губернатор Борис Дубровский взял курс на строжайшую экономию бюджета. Начать, как водится, решил с себя. Точнее, со своей охраны. Не просто не продлил контракт с бодигардами, но и попытался вернуть в казну собственность в виде мини-автопарка, приобретенного на бюджетные деньги. Охрана обиделась.

Переговоры, как вы понимаете, вел Сеничев. Как умел, как привык на заводе, то есть с использованием сложных идиоматических выражений и непереводимой игры слов. Разговор был записан, избранные места — в частности, те, где вице-губернатор крайне неосмотрительно классифицирует свой регион, — становятся достоянием сетевой общественности.

Тут вообще началось — не опишешь словами. Назначается разбирательство, Сеничев уходит в неоплачиваемый отпуск и... через месяц возвращается полностью оправданный. Да, накосячил, но ведь ни для кого не секрет, что представители отечественной управленческой школы матом не ругаются, они на нем разговаривают и работу работают.

Скандал прошел, а осадочек остался. И вот буквально через неделю Сеничев пишет заявление по собственному.

Возможно, решил, что должность «политического» вице-губернатора — просто проклятое место. Вспомните, все предшественники Сеничева на этом посту — Андрей Косилов, Олег Грачев, Николай Сандаков — получили уголовные дела. Может быть, Иван Викторович решил переломить традицию? С другой стороны, возможно, его просто по-человечески допекло и он решил вернуться к «нормальной» жизни — достойной, относительно спокойной и сытной. 

И кто в лавочке останется, неизвестно. А на носу — госдумовская кампания, праймериз ЕР вообще, считай, стартовал. Ситуация в экономике аховая, и здравый смысл не позволяет надеяться на ее быстрое выздоровление. Следовательно, грядет падение уровня жизни населения и неизбежный социальный протест, который необходимо правильно канализировать. А то ведь рванет — мало никому не покажется. Добавьте, что, как всегда в кризис, усилится брожение элит.

Даже слепцу ясно, что управленческая чехарда (а два куратора в год — это именно чехарда, а не ротация) во внутриполитических вопросах в такое время смерти подобна. И ладно бы подобные процессы были особенностью отдельно взятой Челябинской области. Еще раз повторяю, подобная ситуация характерна для многих регионов. А это, как говорится, уже тенденция, грозящая потерей управляемости на местах.

Как там в «Место встречи изменить нельзя»: «Надо что-то делать, Глеб! Надо что-то делать».

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...