Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

История Матвея привлекла внимание к проблемам здравоохранения в Туле

Трагедия с обожженным по вине медсестры новорожденным раскрыла общественности систематические нарушения в тульском минздраве и глубокие проблемы в системе здравоохранения региона
0
История Матвея привлекла внимание к проблемам здравоохранения в Туле
Фото: pv-s.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Год назад по вине медицинского персонала Центрального родильного дома города Тула чуть не сгорел заживо новорожденный ребенок, имя которого в этом году стало нарицательным, обозначающим преступную халатность, профессиональную непригодность и полное отсутствие надзора за деятельностью органов здравоохранения со стороны региональных властей. Сегодня идут ожесточенные споры о том, с кем должен остаться чудом выживший Матвей — в детском доме семейного типа депутата Тульской городской Думы Натальи Саргановой или с Натальей Тупяковой, ранее изъявившей желание забрать малыша. Общественность выражает беспокойство и опасения, что если ребенок останется с Саргановой, то разбирательство в отношении виновных медиков прекратится по причине примирения сторон, а Сарганова не будет настаивать на новых проверках и возмещении ущерба. Несмотря на широкое обсуждение, виновники потрясшего всю Россию происшествия до сих пор не понесли существенного наказания.

Стоит отметить, на прошедшей в четверг, 17 декабря, пресс-конференции президент России ответил на вопрос про чудом выжившего ребенка. Президент признался, что следит и держит ситуацию на личном контроле, а действия сотрудников больницы назвал преступной халатностью. По его мнению, произошедшее в ЦРД Тулы — страшная трагедия, о которой без слез говорить невозможно.

— Известно, что несколько человек, несколько семей не просто хотят, а борются за право усыновить Матвея, — показал свою осведомленность в вопросе президент и выразил надежду, что вскоре у Матвея появится мама. — В самое ближайшее время, я надеюсь, эта проблема будет решена.

Матвей пострадал из-за халатности медсестры при проведении процедуры фототерапии. Сотрудница роддома пренебрегла правилами и самовольно оставила детей без присмотра, повесив при этом на саму лампу сушиться пеленку. В результате лампа взорвалась, а горящая ткань упала на детей. Вернулась медсестра минут через десять. Матвей получил ожог 70% тела, но чудом выжил.

Трагическая история Матвея раскрыла одну из проблем регионального здравоохранения — безответственность сотрудников медицинских учреждений и царящую в структуре здравоохранения безнаказанность. В тульском министерстве здравоохранения «Известиям» заявили, что все работавшие в момент пожара в родильном доме сотрудники наказаны — выговор от министерства получил весь персонал, а заведующая акушерским отделением, бывшая ответственным лицом в тот роковой день, Галина Суднеева и две медсестры — Кузьмина и Михалкина — больше в учреждении не работают.

— Эти люди больше не работают в этом учреждении, — отчеканили в пресс-службе регионального министерства.

Однако, по информации ряда изданий, медсестры продолжают свою «лечебную» деятельность. Стоит отметить, что уголовное дело в отношении Кузьминой было прекращено амнистией к 70-летию Великой Отечественный войны, а в отношении Суднеевой продолжается. Этот случай ухода от ответственности не единичный. Так, акушерки Краснодарского края, ошпарившие двух новорожденных, в связи с амнистией не ответили за свою халатность. Аналогичная ситуация произошла с медицинским работником в ЯНАО.

«Известиям» по телефону ЦРД Тулы не удалось связаться с медсестрами, имевшими отношение к происшествию, а главврач отказался разговаривать с журналистами.

— С Кузьминой связывайтесь по мобильному телефону, — ответили в справочной родильного дома.

Ответ от пресс-службы Министерства здравоохранения РФ по вопросу качества медицинского обслуживания в Тульской области на момент сдачи материала получить не удалось. 

Защитники Матвея считают, что существует настоящий заговор тех, кто не желает нести ответственность за произошедшее. Актриса и режиссер Ольга Будина, принимающая активное участие в судьбе малыша, рассказала «Известиям», что органы опеки регулярно нарушают законодательство и права ребенка. Она, как и тысячи других россиян, поддерживает мать троих детей, в том числе двух приемных детей-инвалидов, Наталью Тупякову, летом заявившую о намерении стать приемной мамой Матвея. Однако, по мнению Будиной, органы опеки намеренно затягивают этот процесс и хотят отдать ребенка «ручному» родителю.

— Мы требуем признать Наталью участником процесса по усыновлению Матвея. Опека и медики при попустительстве тульской прокуратуры пытаются через суд продавить назначение приемным родителем никому не известного лица по поддельным документам, — поделилась опасениями Будина.

А позже стало известно, что на опеку над ребенком также претендует тульский депутат и основатель первого тульского детского дома семейного типа Наталья Сарганова.

По мнению правозащитницы, заинтересованные лица специально хотят отдать Матвея тем, кто не будет инициировать дальнейшее разбирательство по делу о халатности сотрудников роддома.

— Против ребенка есть заговор властей, которые не желают нести ответственности за содеянное. Из двоих медиков одного уже отпустили по амнистии. Со вторым, как только будет назначен «ручной» приемный родитель, будет примирение. Иск по возмещению морального вреда и ущерба от законных представителей Матвея подан не будет, — считает она.

Ольга Будина рассказала, что на страницу в социальной сети, созданную для информирования и обсуждения проблем Матвея, сыпятся сообщения о разных случаях профессиональной некомпетентности тульских врачей, о халатности и безответственности.

Режиссер и многодетная мать Ольга Синяева, также принимающая активное участие в судьбе ребенка, рассказала, что тульские медицинские чиновники и работники могут идти на более серьезные преступления, чтобы скрыть предыдущие. По ее мнению, проблем со здравоохранением много по всей России, но ситуация в Туле показательная.

— Происходящее в Туле — полный беспредел. До такой степени, что люди просто в шоке от происходящего. Чтобы прикрыть одно преступление, медики идут еще на большие преступления, совершенно не думая об интересах ребенка, — эмоционально рассказала она. — Они там в одном плотном дружественном мафиозном кольце сплетены и родственными связями. Видимо, какими-то услугами друг другу обязаны, потому что фактически ни один случай не был расследован. Потому что главный врач больницы Людмила Котик и прокурор — сваты.

Как выяснили «Известия», история Матвея — не единственный трагический случай в детском здравоохранении Тульской области. Пренебрежение здоровьем и жизнью детей скорее уже сформировалось в систему — частую гибель новорожденных из-за халатности медиков, передачу детей неизвестным опекунам. По одной из версий, причиной безнаказанности тульских медиков могут быть тесные связи с властными органами и представителями силовых ведомств. Представители региональных элит обрастают причудливыми связями, чтобы как можно дольше оставаться на насиженных доходных должностях и не терять контроля над созданными «кормушками». Например, несменяемый главврач Тульской детской областной больницы Людмила Котик и бывший прокурор Тульской области Олег Черныш стали родственниками через женитьбу их детей. 

Оргсекретарь профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал подтвердил «Известиям», что высокий уровень коррупции в системе здравоохранения наблюдается не только в Тульской области, но и в других регионах страны и приводит снижению качества обсаживания пациентов. По его мнению, нынешняя система управления медицинскими учреждениями позволяет их руководителям создавать незаконные схемы для обеспечения себя доходами.

— Уничтожена формальная вертикаль управления и надзора. На уровне отдельных медицинских учреждений введена система хозрасчета, когда государственные или муниципальные учреждения должны зарабатывать, а финансирование получают исходя из объема оказанных услуг, — объясняет эксперт. — При этом дается право учреждениям оказывать платные услуги. Кроме того, сейчас главврачи могут манипулировать заработными платами, создавая при этом неравные условия работы.

Другой причиной стремительного ухудшения качества медицинских услуг, оказываемых государственными учреждениями, в том числе и в Тульской области, эксперт называет недостаточное финансирование со стороны региональных бюджетов, вследствие чего молодые медицинские работники вынуждены работать по несколько смен на нескольких ставках, а порой и на второй работе. Это не может не сказываться на качестве медицинской помощи, отмечает Коновалов. По его мнению, если ситуация не изменится, то количество врачебных ошибок и случаев халатности может возрасти.

Действительно, медицинский персонал Тульской области с изрядным постоянством фигурирует в громких делах и разбирательствах, а информационное поле полно сообщениями о ненадлежащей работе медицинских учреждений. Совсем недавно стихло общественное негодования, вызванное уходом от ответственности тульского хирурга Павла Дегтярева, по чьей вине умер трехлетний Иван Пугачев. Несмотря на то что доктор был признан виновным, фактического наказания он не понес, так как истек срок давности по делу.

Жительница Тульской области Наталья Чернова не может вернут собственного ребенка. По ее словам, сразу после родов сотрудница органов опеки стала психологически давить и заставлять отказаться от ребенка, что она и сделала не по своей воле, а теперь не может вернуть ребенка, так как органы опеки ссылаются на «тайну усыновления». Стоит отметить, что бабушка Матвея в одной из телевизионных передач призналась, что ее дочь отказалась от ребенка именно из-за психологического давления со стороны персонала.

Недавно в ЦРД скончался еще один ребенок. Его мама Наталья Юстус уверена, что гибель произошла по вине врачей. Спустя два дня после выписки скончался ребенок Вики Соколовой, родившей в ЦРД. Такая же история произошла с уроженкой Узбекистана, проживающей в Туле. Подобных историй, к сожалению, десятки.

Зампред комитета Совета Федерации по социальной политике Людмила Козлова считает, что по нескольким примерам нельзя судить о всей системе здравоохранения в какой-либо области.

— Работу системы тульского здравоохранения я когда-то знала, потому что проводила занятия там с врачами. Тогда у них было всё очень хорошо поставлено, а о таких случаях, о которых вы спрашиваете, могу сказать, что это, возможно, человеческий фактор. Он может сказаться в любом регионе. Многое зависит от человеческих личностных качеств того человека, который работает в системе здравоохранения. Я не защищаю всех, но мне недобросовестные люди встречались гораздо реже. Врач не может быть врачом, если не умеет сострадать. Все наши беды от отсутствия душевных качеств, — заключил член Совета Федерации.

Комментарии
Прямой эфир