Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вчерашнее решение президента Путина ввести санкции против Турции абсолютно объяснимо. Россия не может оставить без ответа гибель самолета Су-24, сбитого по приказу турецких властей. Даже если принять версию официальной Анкары и допустить, что самолет находился в турецком воздушном пространстве, он не представлял никакой угрозы для Турецкой Республики, так как выполнял миссию, направленную против исламистских боевиков в Сирии. Отказ президента Эрдогана извиниться, его запоздалые и невнятные «сожаления» обязывали Москву к жесткой реакции.

Военного противостояния с Турцией никто не хочет — пришлось взяться за экономику.

Однако следует учесть, что дело не только в недовольстве Москвы. Турецкий президент активно дестабилизирует свою страну, готовясь к новому раунду битвы за власть. Ему мало статуса всенародно избранного президента, полученного на прошлогодних выборах. Эрдоган хочет принять новую конституцию и превратить Турцию из нынешней парламентской в президентскую республику. Это значит, что вся власть достанется лично Эрдогану, а руководимые им исламисты получат полный контроль над государством и обществом.

Идея окончательного закрепления у власти и так правящих исламистов, превращения Эрдогана в авторитарного персоналистского лидера вызывает сопротивление как у светских кемалистских сил, находящихся в оппозиции, так и у национальных меньшинств, существование которых в Турции официально не признается.

Только что совершенное убийство прокурдского адвоката и правозащитника Тахира Эльчи вызвало массовые протесты в Турции. Курды хорошо понимают, чем им грозит единоличная власть Эрдогана.

И хотя Турция член НАТО, Запад не в восторге от перспективы превращения Эрдогана в очередного Ким Чен Ына. На Западе понимают, что турецкий «Ким Чен Ын» готов с целью решения своих внутренних проблем с оппозицией идти на любые провокации. И если начнется новая «турецкая весна», Запад ее поддержит.

Усиливающаяся внешняя агрессия Эрдогана – лишь результат его неуверенности в стабильности его позиций внутри собственной страны.

В этой ситуации для России логично отгородиться от нестабильного режима и защитить безопасность своих людей. Нападение на СУ-24 – беспрецедентный акт агрессии. Поэтому нет смысла оставлять российских граждан на турецких курортах в заложниках у официальной Анкары. Россияне высоко ценят гостеприимство турок. Но мало ли что придёт в голову их правителю и стоящим за ним исламистским силам?

Разрешать гражданам России ездить в Турцию — значит ставить их жизнь и безопасность под удар. Как ни жаль турецких отелей с их «всё включено», с туризмом надо сделать паузу.

Дружественные отношения между Россией и Турцией, сложившиеся в последнее десятилетие, основывались на отказе турок от попыток строить новую «тюркскую империю», основанную на экспансии в тюркоязычные государства постсоветского пространства и республики России. Акцент делался на взаимовыгодные торговые связи.

Но раз уж Эрдоган решил поставить политику впереди экономики, приходится идти и на ограничение ввоза турецкой рабочей силы, и на ограничения в торговле. Турки — хорошие и компетентные строители. Но кто знает, не пойдет ли с этими трудолюбивыми мигрантами в нашу страну поток пропагандистов, проповедников радикального исламизма и турецкого господства на постсоветском пространстве? Не возникнут ли террористические группировки, ориентированные в этот раз на Анкару?

Раз уж Турция решила вернуться к старым схемам силового господства и имперского доминирования, приходится вводить ограничения и здесь.

Нужно работать над импортозамещением. Россия не может вечно сидеть на нефтяной игле. Раз уж у нас проблемы с соседями — надо этим пользоваться и развивать свою собственную экономику. «Турки строят муляжи Святой Руси за полчаса», —пел Борис Гребенщиков. Будет лучше, если строительством Святой Руси займутся российские подрядчики. Это создаст новые рабочие места, что важно в условиях кризиса и санкций со стороны Запада. Это даст возможность восстановить строительную отрасль, в которой велика доля гастарбайтеров.

Мы не можем проверить 60 тыс. рабочих, которые трудятся на наших стройках. Да, подавляющее большинство из них — честные люди. Но понятно, что в их числе могут быть и «спящие» агенты турецких спецслужб, и представители радикального ислама. Пока в отношениях двух стран было спокойно — эти люди сидели тихо. Сейчас они могут активизироваться. Самый простой способ этому противостоять — снизить количество турецких граждан на территории нашей страны.

И, конечно, следует работать над повышением качества услуг и российского туристического сервиса (согласно всем отзывам, уступающего турецкому), и российского строительного комплекса. Пока мы все будем покупать на Западе за нефтедоллары, наша собственная экономика так и будет лежать в руинах. Кризис в отношениях с Турцией позволяет обратить внимание на строительство и туризм, начать работать на восстановление этих отраслей.

Конфликт с Турцией — неприятная неожиданность. Российское руководство считало турок почти союзниками. А российское мнение давно забыло о чреде русско-турецких войн, бывших обычным делом многие века. Тот курс на сотрудничество и торговлю, который был взят руководством двух стран после распада СССР, оказался правильным. Никогда российско-турецкие отношения не были столь хороши, как на протяжении последних десятилетий. Очень жаль, что провокационная выходка турецких властей привела к их заморозке. Но Россия не хотела этого. Как говорят на Западе, мяч на турецкой стороне.

Если Турция захочет примирения — дверь всегда открыта. Но раз уж режим Эрдогана, чтобы укрепить ослабленные позиции внутри страны, решил вернуться к идеям внешней агрессии, Россия вынуждена думать о собственной безопасности. Со вздохом вспоминая об эпохе российско-турецких отношений, когда было «всё включено», следует признать меры российского руководства правильными. 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...