Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вокруг пенсий развернулось очередное бурление высшей экономической мысли. Не слишком ли хорошо живут пожилые сограждане? Не пора ли на них сэкономить? Поднять им пенсионный возраст, как в передовых европейских странах.

Наша общая самобытность, как известно, проявляется на практике в том, чтобы в каждой конкретной отрасли чиновная Эллочка Людоедка с максимальным упорством внедряла методички из лучших домов Филадельфии — по подсказке жулика Бендера.

Что ж, давайте внедрять.

В Германии пенсионный возраст был повышен под аккомпанемент словоблудия тамошних высших экономистов: дескать, не корысти ради, а токмо волею объективных процессов демографии: население стареет, а в бюджете не хватает средств содержать так много неработающих людей. Вроде бы логично. Даже собственных граждан удалось убедить в необходимости «непопулярных мер».

Почему же я употребил такое грубое выражение, как словоблудие вместо уважительного «дискурс»? Потому что по ходу «пенсионных реформ» у руководства Германии и ЕС легко находились миллиарды евро на поддержку косовских бандитов и торговцев человеческими органами, ливийских ваххабитов, украинских бандеровцев и «умеренных» людоедов в Сирии. Возможно, и неумеренным через Турцию тоже кое-что перепало из гуманитарной помощи оружием и боеприпасами, но это уже их людоедские дела, о которых я судить не уполномочен.

Потом ударная волна от перформансов с отрезанными головами докатилась до берегов Рейна, и как-то рано поутру милый городок Висбаден (280 тыс. населения) был обрадован новостью. Ура, к ним заселяются дорогие гости, 20 тыс. «беженцев». В основном — здоровых молодых мужиков, которые намерены жить в Германии на полном казенном обеспечении по приглашению госпожи Меркель.

На них потрачены те самые деньги, которых якобы хронически «не хватало» на пенсии собственным гражданам.

Следующий ориентир «объективной» экономической мысли — выход на заслуженный отдых в 70 лет. Тогда можно будет завезти еще больше бездельников из-за границы. И подобное происходит по всей Западной Европе. Организованно и планомерно. Например, в швейцарской коммуне Арбург 45% случаев получения социальной помощи приходится на «фальшивых беженцев». В результате коммуна тратит на их содержание почти 10% своих расходов.

Я считаю, людям надо верить. И если сегодня в России авторитетные макроэкономисты убеждают нас ориентироваться на «международных экспертов» и опыт «европейских стран» — они не врут.

У нас будет примерно то же самое.

С легкой поправкой на географию и климат. Вместо организованного завоза дармоедов из Эритреи найдутся какие-нибудь другие креативные проекты, на что потратить денежки, оказавшиеся бесхозными в результате пенсионных реформ.

Если не Ельцин-центр в Екатеринбурге, то Диснейленд в Москве. Можно и наоборот: в Москве Ельцинленд, а в Екатеринбурге Дисней-центр. Главное, чтоб подороже.

Только на основании колонок, опубликованных автором этих строк в «Известиях», можно составить список из дюжины схем, через которые общественные средства спускают в канализацию — тратят на то, что вовсе не полезно, а зачастую и очень вредно. Причем делается это не втихомолку, а демонстративно — у всех на глазах. И протесты в девяти случаях из десяти не дают никакого эффекта.

Оцените драматургию абсурда. Одной рукой будем привлекать на рынок дополнительные трудовые ресурсы пенсионного возраста (потому что трудоспособного населения якобы не хватает), а другой рукой — выпихивать из экономики сильную здоровую молодежь: вместо того, чтобы работать, она массово получает фиктивное «высшее образование», забивает себе мозги псевдонаучной белибердой и приучается с юных лет к безделью и фальсификациям.

Полагаю, для начала следовало бы заткнуть хотя бы самые большие и очевидные дыры в бюджете, а потом рассуждать о повышении пенсионного возраста. И если выстроить в порядке живой очереди всех тех, на ком Россия могла бы сэкономить, то пенсионеры окажутся в самом конце. Намного дальше, чем ученые экономисты.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...