Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Весь мир напряженно следит за событиями во Франции.

К чести французских властей, они действовали оперативно. Президент Франсуа Олланд объявил чрезвычайное положение. На улицах французской столицы появились военные.

«Прекрасная Франция» перестает быть безопасным местом для туристов. И хотя до массовой эвакуации людей, как это было недавно в Египте после падения российского «Аэробуса», дело вряд ли дойдет, репутация Парижа как города романтики и любви поставлена под удар.

Франция платит за свое активное участие в дестабилизации Ближнего Востока, а также излишне гостеприимную политику в вопросе миграции. Французское правительство активно содействовало уничтожению светского режима Каддафи в Ливии. Именно Франция — один из спонсоров гражданской войны, направленной на свержение светского правительства Башара Асада в Сирии.

Свержение этих режимов происходит при активном участии радикальных исламистов, за которыми стоят богатые нефтью и газом абсолютные монархии Персидского залива — Саудовская Аравия и Катар. Парадокс, но Франция, поставившая светский характер своей государственности во главу угла и навязывающая ее в качестве чуть ли не «гражданской религии» всему своему народу, на Ближнем Востоке выступает в качестве противника светскости как принципа организации государства.

Специалисты говорят о тесных связях между французской элитой и эмиратом Катар. Последний является спонсором радикальной группировки «Братья-мусульмане», действующей в Египте, и одним из наиболее непримиримых противников правительства Башара Асада.

Тесное сращивание светской Франции и исламистского Катара в борьбе против светской Сирии не вызывает удивления. «Только бизнес, старик, ничего личного». Однако если можно вести войну против сирийской светской республики то почему нельзя вести ее против французской республики? С идеологической точки зрения для радикальных исламистов нет разницы.

Франция сеяла ветер и теперь пожинает бурю.

Отдельной проблемой является также и миграция. Сообщается, что террористы говорили по-французски без акцента. Это может означать, что в террористическую сеть были вовлечены урожденные жители Франции, потомки мигрантов. Современные европейские государства приняли модель мультикультурализма, отказались от ассимиляции меньшинств, заявив о равноправном и одновременном существовании разных культур и религий в одном обществе.

Однако эта модель не работает. Единого гражданского коллектива в условиях мультикультурализма не получается. Получается общество, расколотое на общины по религиозному и этническому принципу. А в таком обществе рано или поздно начнется гражданская война. Что прекрасно демонстрирует пример Ливана, когда-то процветающей ближневосточной страны, а ныне «провалившегося государства», находящегося в состоянии перманентного противостояния между различными общинами.

Франция уверенными темпами движется к реализации того же сценария. Интегрировать арабское меньшинство попросту не удалось. И, конечно, теракты в Париже сделают слышнее голос «Национального фронта», который призывает отказаться от массовой миграции. После теракта против карикатуристов сатирического журнала «Шарли» «Национальный фронт» удалось заставить замолчать проведением акций псевдоединства под лозунгами «Мы все Шарли».

Горькая ирония истории состоит в том, что французы оказались Шарли в большей степени, чем рассчитывали. Жертвами террористических атак стали простые люди, а не злые и ехидные карикатуристы, чья вина с точки зрения радикального исламизма состояла в рисовании карикатур на пророка Мухаммеда (изображения пророка, равно как и насмешки над ним, прямо запрещены в исламе).

Иначе говоря, теракты ставят Францию перед выбором. Французские элиты могут проигнорировать случившееся и продлить свой союз с радикальным исламизмом и его катарскими покровителями. Они могут снова запустить акции солидарности с парижской трагедией по всему миру. Не с целью извлечь уроки из ситуации, а с целью заткнуть рот критикам нынешней политики.

Но они могут и сделать выводы. Тогда следует признать, что сирийская политика Франции, направленная на свержение светского правительства Асада, является ошибкой. Что тесное сотрудничество с Катаром является ошибкой. Что, наконец, политика мультикультурализма, чей провал признал Саркози в бытность президентом Франции, потерпела окончательный крах и надо думать о создании новой модели общественного устройства. И что если не сделать выводы, вся Франция может стать Шарли. Не в смысле солидарности с журналом, а в смысле массированных атак террористов на простых людей.
Если уж бороться за «арабскую весну», то пусть она придет в первую очередь для Саудовской Аравии и Катара, не скрывающих своей финансовой и идеологической поддержки современного исламистского террора. Нет никакой необходимости поддерживать средневековые абсолютные монархии, полностью незаконные с точки зрения Корана и потому вынужденные экспортировать радикальный исламизм вовне, чтобы к ним самим не возникло лишних вопросов.

Соболезнуя невинным жертвам террористических атак, не следует забывать, что французские элиты слишком активно плескали керосин в костер Ближнего Востока. Ныне пламя подожженного соседского дома прижигает пятки французским политикам.
России же не следует повторять их ошибок. В Сирии мы на правильной стороне, поддерживаем светский режим президента Асада. Осталось только принять жесткие меры против миграции. Построить мультикультурное общество в современном мире, увы, не получается. 

Комментарии
Прямой эфир