Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Максим Фадеев: «Я всю свою жизнь пишу детские сказки»

Продюсер и композитор — о своем мультфильме «Савва. Сердце воина», тайном сочинительстве и о том, что значит жить по принципам Высоцкого
0
Максим Фадеев: «Я всю свою жизнь пишу детские сказки»
Movie Mover
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С 12 ноября в российском прокате — мультфильм «Савва. Сердце воина», режиссерский дебют продюсера и композитора Максима Фадеева по мотивам собственной сказки, написанной специально для сына.

Ради спасения родной деревни, на которую напали гиены, 10-летний мальчик Савва пускается в опасное путешествие к волшебнику. В пути ему помогают белый волк Анга, розовый зверек Пусик, полубарон Фафл с комаром на плече и даже принцесса болотного племени Нанти. Героям предстоит пройти множество испытаний и даже сразиться с армией злобных обезьян под предводительством трехголовой Мамы ЖоЗи. Героев озвучивают актеры и артисты эстрады, среди которых — Константин Хабенский, Федор Бондарчук, Григорий Лепс, Лолита, Николай Басков, Глюкоза и др.

Корреспондент «Известий» узнал у Максима Фадеева, зачем тот подался в анимацию, почему долго скрывал, что пишет сказки, а также по каким причинам никогда не переслушивает свои песни.

— Многие отцы, наверное, сочиняют сказки для своих детей, но очень немногие снимают на их основе мультфильмы. У вас с самого начала была такая идея?

— Конечно, нет. Всё пришло постепенно. Но желание заниматься мультипликацией у меня было всю жизнь. Просто раньше кто бы в меня поверил как режиссера-аниматора? Да и сейчас нам никто не помогал, мы всё делали сами, ничего ни у кого не просили.

— Что раньше появилось — страсть к анимации или страсть к музыке?

— Как-то параллельно всё было. Я всегда любил мультипликацию, детские книжки с картинками — у меня дед, Тимофей Максимович Белозёров, был детским писателем. Видимо, это семейное. 

— Прежде чем заняться мультипликацией, вы как-то изучали ситуацию в индустрии — что другие снимают, что люди смотрят, с кем можно сотрудничать и т.д.?

— Нет, ничего не узнавал. У меня была мечта создать свою анимационную компанию, и я ее основал, лет восемь назад («Глюкоза Продакшн» — «Известия»). Не задумываясь. Это как если человек хочет писать книги, он же не задумывается, кто у него конкуренты? Он просто пишет книгу потому, что хочет писать. Мы начали с нуля, а сейчас наш мультфильм продан в 50 стран мира.

— Россия, Америка, а еще куда?

— Канада, Австралия, Англия, Италия, вообще половина Европы. Азия, конечно. Один Китай нам обещал 5 тыс. экранов.

— Я читал, что американскую версию озвучили Вупи Голдберг, Шерон Стоун, Мила Йовович, Джо Пеши. Как удалось их убедить?

— Мы через наших американских агентов показали им рекламный ролик, и все сказали: «Да, нам нравится, мы в деле». Вот и всё. Важно еще, что у нас автор американский адаптации (там диалоги будут отличаться от российской версии) — это Грегори Пуарье, который сделал «Короля Льва 2» и «Сокровища нации: Книга тайн».

— Как вам добились того, что продукт стал интересным за пределами России?

— А как мне удалось сделать группу SEREBRO популярной во всем мире? Так же.

— Интуиция?

— Я не знаю. Я просто делаю то, что чувствую. А как это воспримут люди, я могу только предполагать.

— Трудно было освоить новую, довольно специфическую область?

— Трудно, но в меру — я же всю жизнь рисовал всяких персонажей. Написал кучу детских книжек.

— Для домашнего пользования?

— Ну почему же — что-то выходило уже и в Германии, и в Англии…

— Но не в России?

— В России просто стеснялся. Я был молодой пацан, делал серьезную музыку для Линды, был весь такой таинственный. А тут сказки. Теперь я уже взрослый человек, мне под 50 лет — и чего мне сейчас кокетничать? Могу честно признаться — я всю свою жизнь пишу детские сказки.

— И писали даже, когда еще не было, для кого читать?

— Да, еще не было никого, а я писал.

— И про кого ваши сказки?

— А я про кого угодно могу написать сказку. Меня отец, он был композитор, учил многим вещам — преображать реальность не только с помощью музыки, но и фантазии.

— Хорошо, возвращаясь к мультфильму. Если у вас не было партнеров, вам пришлось собирать всю команду с нуля?

— Да, мы долго искали, и среди тысяч людей нашли 15 человек креативной группы. А сами технические процессы на фриланс отдали в десятки стран, от Китая до Испании.

— Почему потребовались такие масштабы?

— А нет аниматоров, просто нет. Делать с американцами — да у них бюджеты $150 млн! У нас нет таких средств. Мы потратили $25 млн, и то это по нашим меркам — гигантский бюджет.

— Представляете, как его отбивать?

— Это представляют другие люди, которые занимаются продажами и продвижением. Но я думаю, что когда ты продал мультфильм в 50 стран мира… Можно расслабиться (смеется).

— Ваш мультфильм будет только для детей или взрослым тоже может быть интересно?

— У нас получилась довольно серьезная история. Там, конечно, есть юмор, но он не заслоняет смысл. Это у американцев весь мультфильм может быть построен просто на шутках, а у нас так нельзя. «Савва. Сердце воина» — более духовная, очень русская история. Ее главная философская мысль — если ты захотел чего-то всем сердцем, то у тебя всё обязательно получится.

— В этом выражается «русскость»?

— Именно. Еще имя мальчика. Оно старобиблейское, но часто использовалось на Руси. Савва — я и сына так назвал. Персонаж рисовался с Саввки, когда ему было 8 лет. Сейчас ему 18. Удивительно, сколько лет прошло.

savvafilm.ru

— Есть действительно портретное сходство?

— Если взять семилетнего Савву — просто копия.

— Остальные персонажи имеют прототипы?

— Волшебница точно срисована с дочки Саши Чистякова (один из продюсеров и сценаристов мультфильма. — «Известия».) — Лиды. Она же себя и озвучивает.

— В отношении других персонажей — были какие-то ассоциации, может, визуальные?

— Есть там один персонаж — полубарон, который таскает у себя на плече комарика, Короля комаров. Встретившись на дороге, они никак не могли договориться и разойтись в разные стороны. И из-за их чудовищного снобизма волшебница соединила их намертво. Эти двое списаны с конкретных героев нашего времени.

— С кого именно, не скажете?

— Не уверен, что хочу об этом говорить. Но один — очень известный персонаж, который достает меня всю мою жизнь. Вот я его и посадил на плечо ма-а-аленьким убогим комаром, чтоб он только тявкал, но ничего делать не мог.

— Сводите счеты посредством творчества?

— Ну какие счеты, просто высмеял. Кукрыниксы постоянно высмеивали кого-то, но не из чувства мести же. Я просто показал, кем он на самом деле является: как бы король, пафосный, властный, но в душе — комарик.

— И когда я приду в кинотеатр, я смогу его опознать?

— У вас будет много своих ассоциаций. Уверен, что в вашей жизни есть такие люди. Как у «Наутилуса»: «Я ищу глаза, а чувствую взгляд — там, где выше голов находится зад», помните? Мы все должны кланяться кому-то только потому, что у него есть должность. А я не хочу кланяться. Ты сначала сделай так, чтобы я тебя уважал, а потом я уже я поклонюсь, хоть до земли.

— Независимость мешает вам или, наоборот, помогает?

— Помогает всю мою жизнь. И я вам рекомендую быть независимым. Мне плевать, кто какое положение имеет. Абсолютно. Если человек не по душе, я не буду с ним общаться. И ничто меня не заставит. Меня так учил дед мой, моего деда учил прадед и т.д. У нас старый род, цыганский. Мы так живем из века в век, я так живу, и мои дети будут жить так же.

savvafilm.ru

— Вы хорошо знаете свою родословную?

— Да, очень далеко.

— У вас в роду были цыганские бароны?

— Мой дед был, но только не «барон», а «баро». Это уже какие-то попрошайки прилепили букву «н», назвали себя баронами, надели шляпу и рады-радешеньки. Всё чушь. Цыганский баро — это старейшина, как третейский судья или человек, которого все уважают и слушают. Когда не знаете, что делать, идите к баро — он всегда знает. Вот кто это такие.

— А музыкальность у вас от цыганских кровей?

— Не знаю, я эти вещи никогда не анализирую. Но когда слышу цыганскую песню «Солнышко», сердце рвется на куски. Не могу сдержать слез.

— Когда вы пишите песни, у вас есть такой звоночек — вот эта песня будет популярна, это то, что нужно сейчас?

— Я делаю только то, что находит отклик в моем сердце, и это, к счастью, находит своего слушателя. Если мне нужно сочинить песню, я трачу не более 1–2 минут. У меня нет этого желания долго, муторно что-то отделывать, выпиливать. Импульс либо есть, либо нет. Если не получается — я встаю и ухожу. Нет смысла из себя насильно что-то выдавливать. Это приходит само — например, когда едешь в машине.

— Как у Гребенщикова — по одной из легенд, он свои песни сочинял в такси.

— Я не знаю, как это делает Гребенщиков. Я знаю только про себя. Как-то я ехал в машине, мне позвонил Иларио, мой агент в Италии, и говорит: «Надо срочно песню. Давай, SEREBRO запишет кавер на песню Venus!» Я говорю: «Иларио, зачем это вообще?». А он настаивает: «Это важно, пойми». Я сказал, что никогда «Шизгары» не будет, взял диктофон и тут же напел песню Mimimi. Мы порвали с ней весь мир. Сегодня она популярна и в Америке, и в Японии. Это она звучит в голливудском фильме «Шпион». И если бы я тогда сделал этот кавер, ничего бы не было. И это не то что я такой творческий, романтический — не люблю я все эти понты, эти рассказы про творческие потуги… Я слышал, тот же Гребенщиков в студии перед записью сидел и медитировал. Мне кажется, это такая показуха. В студию нужно приходить, чтобы петь, а не для того чтобы молиться, я считаю.

— В одном интервью я читал про создание песни группы SEREBRO «Мама Люба», для которой вы специально, чтобы ее могли напевать иностранцы, придумывали текст без шипящих звуков. Где проходит грань между расчетом и творчеством?

— Да нет никакого расчета! Просто подобрал слова, максимально удобоваримые для западного уха, вот и всё. Как придумалась песня, такая и есть.

— А по прошествии времени вы себя никак не анализируете?

— Нет у меня такого. Я не слушаю свои песни, я не смотрю концерты моих артистов. Потому что знаю точно — если услышу, то всегда найду, к чему придраться. На данный момент продукт показался мне готовым — всё, я его отдаю и никогда не возвращаюсь. Иначе сразу захочется все переделать, и этот процесс постоянного улучшения невозможно остановить. Поэтому я решил просто никогда не слушать то, что я делаю.

— А «Савву. Сердце воина» будете пересматривать?

— Нет.

— Но заниматься анимацией продолжите?

— Безусловно. У меня уже в производстве три полнометражных мультфильма. Сиквел «Саввы. Сердце воина» и два новых. Один называется «Вирусы», другой — «Кобрион», про маленькую кобру.

— Все основаны на ваших сказках?

— Да, у меня много сказок, больше 200. Я Макс Христиан Андерсен немножко (смеется).

— Сказку про «Савву. Сердце воина» вы недавно издали. А другие будете публиковать?

— Книжка с «Саввой» приурочена к фильму. Насчет остальных — пока не знаю. Мне тут предложили выпустить мою биографию. Я удивился, все-таки живой пока, но согласился. Говорят, желающих почитать много. Поэтому пока мы сейчас в соавторстве работаем над моей биографией.

— Интересно. По законам жанра, в биографии нужно найти один главный сюжет — конфликт, который проходит через всю жизнь. Вы его нашли у себя?

— Всего один? Я вам покажу текст, вы оторваться не сможете от книжки. Там конфликты будут на каждой странице. У меня вся жизнь — это противостояние. Я человек свободолюбивый, еще старой, советской закалки. Поэтому я не люблю, когда надо мной стоят и мне указывают, что делать. Помните, как у Высоцкого: «Я не люблю, когда мне лезут в душу, тем более — когда в нее плюют…» и далее по пунктам — я не люблю ровно то же самое. Я живу по принципам Высоцкого: уважай себя, всегда сохраняй достоинство и делай всё по совести. Точка. Естественно, это многих раздражает, но мне плевать. Я иду своей дорогой и буду землю грызть, но никогда не попрошу хлеба. Я из тех людей, кто хлеб сам себе вырастит.

savvafilm.ru

Комментарии
Прямой эфир