Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Откуда что берется

0
Откуда что берется
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В рамках одной из дискуссий на «Сочи-2015», организованной экономическим факультетом МГУ им. М. В. Ломоносова, обсуждались разные варианты выхода из инвестиционного кризиса. Участники разговора назвали три внутренних источника получения инвестиций в условиях, когда санкции отрезали значительную часть мирового рынка, на арабском востоке идет война, а в Китае замедлились темпы экономического роста. Этими тремя источниками являются государственные деньги, деньги частного бизнеса или деньги населения. «Известия» узнали подробности о каждой возможности получения средств.

Для того чтобы лучше понимать суть инвестиционных проблем — небольшой экскурс в историю. Так, за последние почти 20 лет Россия пережила три экономических кризиса: в 1998 году, в 2008-м и в 2014-м, который продолжается до сих пор.

По словам Олега Буклемишева, директора Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, кризис 1998 года во многом был полезен, он способствовал дальнейшему десятилетнему росту отечественной экономики. Тогда в экономике было много российских инвестиций, а средства не вывозили за рубеж, а, напротив, привлекали в Россию зарубежных партнеров по бизнесу. Перед началом нового тысячелетия нашлись и механизмы вовлечения денег населения (например, из банков) в инвестиционный процесс. Кроме того, Россия получала существенный сверхдоход за счет средств от экспорта энергоносителей. Пик экономического благополучия пришелся на 2006 год, но в 2008 году начался новый экономический кризис.

Его особенность заключалась в том, что он не был только российской проблемой, а был частью глобального международного кризиса, частично задевшего нашу экономику. Этот кризис был в буквальном смысле «залит» деньгами. Виктор Ивантер, доктор экономических наук, академик РАН, говорит о том, что на антикризисные меры было потрачено порядка $200 млрд из российских резервов. Никаких конструктивных выводов из сложившейся ситуации сделано не было.

Это сыграло роковую роль перед началом кризиса 2014 года, который неожиданно ударил по российской экономике (хотя шансы предугадать его были). Особенность нынешнего кризиса заключается в том, что он сопровождается падением цены на нефть и введением западных санкций. В результате отток инвестиций из России усилился. Российские инвесторы опасаются за свои средства, вложив их в какие-либо проекты в настоящий момент, они боятся не увидеть никакого результата в будущем. У зарубежных инвесторов схожие мотивы, но они руководствуются еще и политическими соображениями.

Участники дискуссии «Варианты выхода из инвестиционного кризиса» на «Сочи-2015» рассматривали варианты выхода из инвестиционного кризиса только с «технической» точки зрения. Они не говорили об особенностях инвестиционного климата, о роли силовых структур в развитии производств, о деятельности и не всегда справедливых решениях судов. Не поднимался вопрос и о том, как государство в целом ведет и должно вести себя по отношению к бизнесу. Экономисты и эксперты обсуждали только то, откуда фактически можно взять инвестиции. Так какими же способами можно попытаться использовать возможности государства, частного бизнеса и населения наиболее эффективно?

То ни копейки, то алтын
Эмиссия поможет получить дополнительные инвестиции, только если «новые деньги» пойдут на развитие конкретных инвестиционных проектов.

Итак, первый вариант получения инвестиций — использовать государственные средства. Да, у частного бизнеса и у населения намного больше денег, чем у государства, но найти механизмы, которые помогли бы задействовать их, по мнению Бориса Титова, уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте РФ, пока не представляется возможным. В то же время инвестиционный кризис — уже данность, российской экономике остро не хватает денег. Индекс М2 (отношение денежной массы к внутреннему валовому продукту (ВВП)) в России — один из самых низких в мире. Поэтому Борис Титов рассматривает государственный ресурс развития как основной на несколько ближайших лет.

Имеющимися государственными деньгами решить все проблемы российской экономики не получится. Потребуется целый комплекс реформ для того, чтобы перейти от монополистической модели в экономике к модели конкуренции. Одна из таких реформ — новая денежно-кредитная политика государства. Правительственные резервы (9 трлн рублей) — это не все деньги государства, у него намного больше возможностей. Например, государство может само создавать деньги. Американский и отчасти европейский опыт развития доказывают, что эмиссия достаточно эффективна. Главное в этом случае — новые деньги не должны оказаться на рынке «в спросе». Они должны идти на определенные цели, например, на развитие конкретных инвестиционных проектов. Такой подход не создаст сильного инфляционного давления. «На мой взгляд, речь вполне может идти о проведении эмиссии, — полагает Борис Титов. — Но обязательно эмиссии связанной, выпускаемой под конкретные инвестиционные проекты. Мы, как развивающаяся экономика, вполне можем допустить инфляцию 10–12% при достижении экономического роста в 8–10% ВВП в год. Сделать это в рамках господствующего подхода к денежно-кредитной политике невозможно. А значит, надо ее менять. В частности, законодательно прописать в качестве задачи Центробанка обеспечение экономического роста, а не контроля над уровнем инфляции в стране (которое, к слову, никогда и не удавалось)».

Вернуть «перелетные» деньги
Внедрение моделей финансирования с разделением рисков мотивирует частных инвесторов вкладывать свои средства в российские проекты.

Второй вариант поиска средств — это использование денег частного бизнеса (в настоящее время объем таких инвестиций оценивается в 14 трлн рублей). Исторически это самый большой источник получения инвестиций. Однако в последнее время частные инвесторы предпочитают все чаще вывозить свои деньги за границу. Изменить сложившуюся ситуацию сложно, но можно.

По словам Анатолия Аксакова, председателя комитета Госдумы РФ по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, главная проблема, с которой сталкивается российский бизнес (в первую очередь производственный) в условиях кризиса, — это острый дефицит долгосрочного инвестиционного финансирования. В настоящее время средний объем средств, необходимый для реализации инвестпроектов в производственной сфере, составляет от 500 млн до 5 млрд рублей — это немалые вложения, требующие от инвесторов определенного риска. Нужно учитывать и то, что в ситуации экономической неопределенности инвесторы готовы вкладывать средства в предприятия только на срок от пяти до семи лет.

«К числу наиболее перспективных механизмов привлечения инвестиционного финансирования (с точки зрения адаптации к российским экономическим и правовым реалиям) следует отнести проектное финансирование, синдицированный кредит, секьюритизацию кредитных портфелей, лизинг и торговое финансирование», — отметил Анатолий Аксаков. Если же объяснять простым и понятным языком, то в основе всех вышеупомянутых моделей финансирования лежит принцип разделения рисков как между несколькими инвесторами, так и между инициаторами проекта.

Кроме того, для этих моделей финансирования характерно выделение нескольких этапов реализации проекта и использование разнообразного обеспечения (в том числе залога прав, банковских счетов, товарных знаков). При необходимости в финансовую схему могут быть встроены различные инструменты господдержки (например, кредит, поручительство, гарантии сбыта или минимальной цены и пр.). В некоторых ситуациях допускается даже расширение базы инвесторов с помощью выпуска долговых ценных бумаг — облигаций.

«Опыт таких сделок у отечественных инвесторов, как правило, отсутствует, — отмечает Анатолий Аксаков. — Плюс к этому — реализация пилотных инвестпроектов с использованием современных схем финансирования, как правило, требует значительных первоначальных расходов, активной господдержки, а также, возможно, изменения законодательства, в частности, обязательных требований, выполнение которых обеспечивает защиту интересов всех сторон».

Думать о завтрашнем дне
Развитие институциональных инвесторов позволит национальной экономике ежегодно получать до 3 трлн рублей от населения.

Третий вариант поиска инвестиционных средств — это привлечение денег большинства россиян, денег населения. Почему эти сбережения имеют ценность как инвестиционный ресурс? Во-первых, это реально большие деньги (в России в настоящий момент они оцениваются в 30 трлн рублей), во‑вторых, это «длинные» деньги, в‑третьих, они обеспечивают стабильность национальных финансовых рынков.

По словам Юрия Данилова, ведущего научного сотрудника экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, пока в нашей стране доля финансовых активов домохозяйств в ВВП намного меньше не только по сравнению с развитыми странами, но и по сравнению с соседними государствами в Восточной Европе. В структуре финансовых активов домохозяйств в России львиную долю занимают краткосрочные банковские вклады, в то время как в других странах очень большая доля приходится на долгосрочные вложения в страховые и пенсионные фонды (по-другому эти фонды называют институциональными инвесторами). Так, уже с 1990-х годов в США между населением и государством появились институциональные инвесторы, которые значительно повысили эффективность размещения сбережений. Более того, согласно статистическим данным, в США и Европе инвестиции в институциональных инвесторов выходят на первое место среди всех прочих. Во всем мире 80% инвестиций населения — долгосрочные, и только в России таких всего 10%.

«Нигде инвестиции в недвижимость не рассматриваются в качестве эффективных сбережений, кроме как в нашей стране, — говорит Юрий Данилов. — У нас все по-своему. На первом месте среди инвестиций населения — депозиты и валюта, на втором — недвижимость, на третьем — ценные бумаги. Институциональных инвесторов в рейтингах нет вообще. Они занимают место где-то на уровне статистической погрешности». Экономист уверен, что если государство изменит свое отношение к деньгам населения, то это приведет к фантастическим результатам. Что для этого нужно? Пока самая важная мера — создание эффективных механизмов защиты «розничных инвесторов» (т.е. населения). Кроме того, необходим обязательный возврат конфискованных (их принято называть «замороженными») пенсионных накоплений. Право собственности на пенсионные накопления нужно как можно быстрее передать самим застрахованным лицам. Любые финансовые услуги институциональных инвесторов должны быть доступны для населения, причем как для молодежи, так и для пожилых людей. Для этого потребуется в том числе и повысить финансовую и юридическую грамотность населения. Как ни крути, а знания — сила в любой, даже в почти безвыходной ситуации инвестиционного кризиса.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир