Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В последние годы существования СССР регулированием экономики занималось как минимум семь госструктур: Отдел социально-экономической политики ЦК КПСС, Комиссия ЦК КПСС по вопросам социально-экономической политики, советы министров СССР и РСФСР, верховные советы СССР и РСФСР, а также Комитет по оперативному управлению народным хозяйством СССР.

Как и следовало ожидать, у семи нянек экономика закономерно оказалась без глазу. Больше того, отдельные «декоративно-правовые» мероприятия, наподобие преобразования некоторых министерств в концерны, вносили дополнительные хаос и неразбериху в некогда стройный хозяйственный механизм управления социалистической экономикой.

Итог той организационной чехарды известен — в 1991 году Советского Союза не стало. И если в «Газпроме» сохранить за государством права собственности всё же удалось, то нефтяная отрасль лихими стервятниками 1990-х была растащена по кусочкам.

Современная ситуация в российской нефтянке принципиально иная — ценой неимоверных усилий большинство нефтегазовых активов вновь собрано под крылом государства, а нефтегазовый комплекс страны, нравится это кому-то или нет, устойчиво является бюджетообразующим. Но всё же аналогия присутствует, и проявляется она в том, что с недавних пор российская нефтяная отрасль стала кое-кому поперек горла — некоторые министры и даже вице-премьеры делают, пожалуй, всё возможное, чтобы разрушить сырьевой оплот экономики. Вот один из примеров.

Два с половиной месяца назад, 4 августа 2015 года, правительством России была создана Комиссия по импортозамещению (далее — Комиссия). В составе Комиссии были образованы две подкомиссии: по вопросам гражданских отраслей экономики (председатель — вице-премьер Аркадий Дворкович) и по вопросам оборонно-промышленного комплекса (председатель — вице-премьер Дмитрий Рогозин).

На первом заседании Комиссии в развитие Федерального закона от 18.07.2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее – Закон № 223-ФЗ), регулирующим закупочную деятельность хозяйственных обществ с госучастием, премьер-министром Дмитрием Медведевым был дан ряд поручений.

Прежде всего, разработать критерии и порядок отбора инвестпроектов, предполагающих приобретение продукции машиностроения, для их включения в реестр проектов, закупка по которым осуществляется в порядке ст. 3.1 Закона № 223-ФЗ. Далее, в целях реализации инвестпроектов выработать механизм определения единицы цены машиностроительной продукции. Наконец, утвердить отдельные виды продукции машиностроения, которые не могут закупаться без согласования с Комиссией их характеристик либо закупаться за рубежом.

Получилось вот что.

Во-первых, Минэкономразвития России, руководствуясь одному ему известными соображениями, задало единый стоимостный критерий отбора проектов, закупки по которым должны контролироваться Комиссией. Цифра получилась красивая, но бестолковая — 10 млрд рублей. Нелепость ее в том, что под особый порядок подпадают практически все нефтегазовые инвестпроекты, независимо от того, оказывается им господдержка или нет.

По мысли разработчиков, отныне нефтегазовые компании должны будут согласовывать с Комиссией практически все проекты, что повлечет существенные временные и финансовые затраты. О том, что реализация этого предложения будет связана с расширением регулирующих функций правительства на фоне их сокращения, даже упоминать не хочется.

Во-вторых, согласно Закону № 223-ФЗ, развитие и поддержка импортозамещения должны осуществляться лишь путем координации закупок, но никак не посредством раскрытия коммерческой информации. (Здесь важно отметить, что работа госкомпаний и без того жестко регулируется представителями государства в советах директоров.)

Теперь же обо всех «закрытых» деталях инвестпроектов, касающихся и госкомпаний, и их деловых партнеров, будет знать множество лиц, что не добавит привлекательности инвестиционному климату в стране.

В-третьих, Минпромторг России составил поистине «выдающийся» перечень машиностроительной продукции, подпадающей под дополнительное регулирование: это, в частности, инженерное, промышленное и прикладное(!) программное обеспечение, услуги по бурению, цементированию и капитальному ремонту скважин, строительство объектов энергоснабжения и связи.

Странно, что в указанный перечень не включены услуги по уборке офисов или закупки канцелярских принадлежностей. В результате, если предложения чиновников будут приняты, порядка трех четвертей закупок товаров, работ и услуг нефтяников и газовиков потребуют согласования Комиссии. Для чего последней нужно будет работать не менее 24 часов в сутки и по меньшей мере семь дней в неделю.

В последнее время невольно обращает на себя внимание административная активность, связанная с потоком инициатив по жесткому регламентированию нефтянки. Причем активность эта приобретает серийный характер. Вопрос лишь в том, имеем ли мы дело с временным помутнением рассудка или это хроническое заболевание. 


Комментарии
Прямой эфир