Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Непризнанные Донецкая и Луганская народная республики согласились с переносом выборов с 18 октября и 1 ноября на следующий год. Об этом заявили представители ополченцев.

Официальный Киев празднует победу. В интервью украинским телеканалам президент Украины Петр Порошенко заявил: «Как только мы выбираем новую украинскую власть, то ОБСЕ, которая должна сейчас заступить на контроль неконтролируемого участка, передает функции контроля украинским пограничникам. Завершиться этот процесс должен до конца года, перед принятием изменений в Конституцию». Очевидно, что речь идет об украинских местных выборах, которые должны состояться 25 октября.

Иначе говоря, план киевских властей предельно ясен. Провести местные выборы (на территории ДНР и ЛНР их, конечно, не будет), после чего заявить о выполнении Минских соглашений и потребовать передачи контроля над российско-украинской границей (часть ее сейчас контролируют непризнанные республики). Что будет означать демонтаж ДНР и ЛНР.

Ополченцы, правда, говорят, что Киев обязан предоставить особый статус Донбассу, объявить амнистию, принять поправки в Конституцию в согласованной с ополченцами редакции, принять закон о выборах в ДНР и ЛНР. Но очевидно, что эти заявления останутся всего лишь благими намерениями, которыми, согласно Данте, выложена дорога в ад.

Порошенко раз за разом переигрывает ополченцев по одной очень простой причине. Украинские власти (или их американские советники) уделяют большое внимание юридическому оформлению своей позиции. Они пытаются не просто вернуть Донецк и Луганск под свой под контроль, но и не дать никаких юридических обязательств, которые могли бы связывать официальный Киев.

Поэтому Украина до сих пор не идет на официальный контакт с представителями ополчения, хотя это прямо предусмотрено Минскими соглашениями. Порошенко делает вид, что диалог о «модальностях проведения местных выборов в соответствии с украинским законодательством и законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», а также о будущем режиме этих районов на основании указанного закона», который, по логике Минских соглашений, он должен вести с представителями ДНР и ЛНР, следует проводить с назначенными Киевом украинскими губернаторами Донецкой и Луганской областей. Совершенно неудивительно, что последние полностью одобряют любые решения Порошенко.

Иначе говоря, сталкиваются две школы дипломатии. Позиция Киева основана на апелляции к законам, пусть украинским. Киев никогда и ничего не сдает. Не прогибается ни по одному пункту. Как заявил в Верховной раде министр иностранных дел Петр Климкин, не будет Донбассу ни амнистии, ни особого статуса.

Позиция же ополченцев и их российских симпатизантов сводится к бесконечным уступкам и компромиссам. Когда таких людей спрашивают, что будет, если Киев в очередной раз не выполнит Минские соглашения, они отвечают: «Мы пожалуемся Меркель и Олланду. И покажем на Киев пальцем и весь мир увидит, какой Порошенко нехороший». Однако Меркель и Олланд, скорее всего, посмеются над подобными жалобами. Ведь официальный Киев не выполняет Минские соглашения начиная с момента их подписания. Никаких проблем у Порошенко в связи с этим пока не было.

В итоге, когда юридическая схватка будет проиграна, либо снова начнется война в Донбассе, либо непризнанные республики безвольно «сольют» нынешним киевским властям. Последние, напомню, вовсе не отказывались от Крыма и Севастополя, вопрос о которых будет поставлен незамедлительно после прекращения существования непризнанных республик.

С точки зрения современного права именно выборы являются прямой манифестацией воли народа. И бороться с результатами выборов очень сложно. Почему Шотландии можно проводить референдум о независимости, а другим странам нельзя? Приходится говорить о нелегитимности, несправедливости, незаконности выборов, пенять на отсутствие международных наблюдателей.

Отказ от выборов в Донецке лишает непризнанные республики важного правового аргумента и отдает решение всех вопросов о выборах в регионе в руки официального Киева.

Председатель ЦИК Украины Михаил Охендовский уже заявил: «Не вызывает сомнений, что местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей могут произойти только по украинскому законодательству, с соблюдением общепризнанных международных избирательных стандартов. Для этого необходимо обеспечить, в частности, свободу деятельности политических партий, отечественных средств массовой информации, свободу ведения предвыборной агитации, равенство возможностей для каждого кандидата».

Иначе говоря, украинские власти ведут дело к выборам в Донбассе не просто по украинским законам, но и с участием украинских партий. Очевидно, что к таким выборам представители ополченцев допущены не будут как «террористы», которым не светит никакая амнистия. Что противопоставят этому ополченцы? Будут жаловаться Меркель?

Если ополченцы хотят, чтобы Запад их услышал, надо не просто жаловаться и рассказывать о плохом Порошенко. Действия украинского президента логичны, и, с точки зрения национальных интересов Украины, он действует правильно.

Ополченцам необходимо искать правовые аргументы в пользу своей позиции. Сделать это сложно. Украина — член ООН и признанное государство. На стороне требований ополченцев — только Минские соглашения. Но ведь они, замечу шепотом, не имеют официального юридического статуса, не ратифицированы парламентами, а значит, могут быть подвергнуты сомнению в любой момент. Уже сам факт разговоров о том, что Минские соглашения, дескать, действуют лишь до конца 2015 года, свидетельствует о том, сколь хрупок и нестоек этот международный документ.

Поэтому правовые основания следует извлекать не только из Минских соглашений, но также из воли людей, живущих в Донецке и Луганске. Силу воли народа хорошо понимают западные политики. Требуя отмены выборов в Донбассе, президент Франции Олланд сказал: «В результате может возникнуть на некоей легитимной основе общность, не признанная нормами международного права и тем более не признанная самой Украиной. Всё это может привести к подлинному разделу страны». Тут ключевые слова — «легитимная основа». Глава Франции, где референдум обладает суверенным верховенством над всеми законами как прямое волеизъявление народа, понимает проблему четко и правильно.

Может быть, ополченцам стоит использовать механизм как минимум референдума для того, чтобы подкрепить свои позиции? На такой референдум можно вынести, например, проект закона о местных выборах, о народной милиции, об амнистии, об особенностях местного самоуправления. Или хотя бы основные положения таких законов. Да, официальный Киев не признает результаты такого голосования. Да и Запад тоже. Но это будет аргументом в процессе принуждения Киева к выполнению Минских соглашений.

В противном случае запутавшиеся в юридических тенетах ополченцы будут выведены на выборы по украинским законам, без амнистии (или с ее имитацией), без особенностей местного самоуправления (или с их имитацией), без реальных поправок в украинскую Конституцию. А это будет означать либо возобновление войны, либо крах республик и российско-украинский кризис, уже по проблеме Крыма и Севастополя.

Ведь это сейчас Россия может говорить, что она не участник донецкого конфликта. В случае с Крымом так сказать уже не удастся. 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир