Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«У Алексиевич не женская проза, суровая, как война»

Владимир Войнович, Марина Разбежкина, Борис Пастернак и Елизавета Александрова-Зорина поздравляют Светлану Алексиевич с Нобелевской премией
0
«У Алексиевич не женская проза, суровая, как война»
Фото: ТАСС/Артем Геодакян
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Нобелевская премия по литературе за 2015 год присуждена белорусской писательнице Светлане Алексиевич. 8 млн шведских крон ($953 тыс.) она получит за свои «полифонические сочинения, памятник страданию и мужеству в наше время». Торжественная церемония вручения награды пройдет 10 декабря в Стокгольме.

Владимир Войнович, писатель

— Светлана — один из достойнейших писателей нашего времени. У нее не женская проза, суровая, как война. Ее проза документальная, но в силу изобразительности становится художественной, осязательной, трогающей. Для читателей это нелегкое чтение, кто привык к женским романам — эта проза для них не подходит. А для тех, кто хочет знать что-то об истории и о современном мире, это важное чтение. Нобелевскую премию получают заслуженно и незаслуженно. Много хороших писателей и без Нобелевских премий, например Владимир Набоков. В случае Светланы Алексиевич премия заслуженна. Она серьезно относится к своему дару и к своей миссии.

Борис Пастернак, главный редактор издательства «Время»

— Все получилось! Я был совершенно уверен, что это случится рано или поздно, и мне казались глупыми разговоры о том, что она по каким-то параметрам не подходит: то она недостаточно художественна, то чересчур политизирована... А она тем временем делала свою работу. Подумайте, какой гигантский труд! Она же 30 лет пахала, как папа Карло, и за это время написала всего пять книг. А у нас есть писатели, которые своим долгом считают выкладывать по одной книге в год, а то и по две, и считается, что это хорошо.
Труд Светланы Алексиевич не всегда адекватно оценивался. Поменялась страна, поменялся строй, менялось отношение к ней очень многих людей. Но эти люди были конъюнктурщиками, а она — нет. Слава Богу, что ей хватило сил, что она закончила свой многолетний труд, что начала новую работу.  

Да, кстати, тут многие спорят, куда отнести эту победу: в Белоруссию ли, В Россию ли... Мне кажется, сомневаться не приходится. Эта Нобелевка — в копилку русского языка. Светлана Алексиевич — русскоязычный писатель, и ее победа — это наша победа.  

Марина Разбежкина, режиссер документального кино

— Рада за Светлану. Ведь мы с ней, по сути, занимаемся одним делом: я —документальным кино, она — письменной документалистикой. Драма малого человека, который оказался вписан в большую историю вне собственного желания, — это наша тема. 

Но вот удивительно: если у нас довольно много документального кино, то в русской литературе Алексиевич чуть ли не единственная документалистка. О России можно написать огромное количество документальных романов и пьес, но никто этого не делает.

Я не знаю, почему. Может быть, документальные исследования — это непрестижно для русской литературы, которая занималась вымыслом, похожим на жизнь. Традиция документальной литературы не была уважаема и исчезла совсем в эпоху соцреализма. Но жизнь наша нуждается в документации гораздо больше, чем это есть сейчас. На Западе литература, подобная той, которую делает Светлана Алексиевич, очень востребована. И, я думаю, созрел читатель и в России. Мы доросли до Алексиевич. 

Елизавета Александрова-Зорина, писатель

— Об Алексиевич сегодня будет сказано много, в том числе немало критического. Российские писатели, умирая о зависти, начнут клеймить решение Нобелевского комитета как политическое. Безусловно, литературные премии почти всегда ангажированы, политизированы и необъективны. Нобелевская премия в том числе. Она не всегда дается за литературу: случается, что ее получает очень талантливый писатель, а бывает, что она достаётся тому, чье имя не стоит и упоминания. Присуждение Нобелевской премии Светлане Алексиевич, по каким бы соображениям ее не дали белорусской писательнице (политика, пол, тематика книг или бог знает что еще), — это высшая литературная справедливость и важное событие для Белоруссии и России. 

Сегодня, когда книги вторичны, а на первое место выходит медийность писателя, превратившегося в фигуру шоу-бизнеса, Светлана Алексиевич, не желающая играть по этим правилам, вызывает уважение как личность. Она находится вне российского литпроцесса и обходит стороной литературную тусовку, в которой премии присуждают не за талант, а за принадлежность к тусовке. Алексиевич долгое время оставалась за бортом российских премий, так что ее Нобелевка — это очередное подтверждение, как далеки российские премии от большой литературы. 

***

Алексиевич входила в число фаворитов нобелевской гонки с 2002 года. На протяжении 35 лет писательница создавала документальный цикл «Голоса утопии», посвященный истории «красного человека»: «У войны не женское лицо», «Последние свидетели», «Чернобльская молитва», «Цинковые мальчики», «Время секонд хэнд».

Шведская академия была основана в 1786 году королем Густавом III по примеру французской для поддержки и развития шведского языка и литературы. В составе академии 18 членов, которые выбираются на свой пост пожизненно голосованием постоянных членов академии.

Комментарии
Прямой эфир