Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
КНДР назвала обещание США предоставить танки Украине преступлением против человечности
Мир
Зеленский потребовал у Запада жизненно необходимые Украине ракеты ATACMS
Мир
Взрыв привел к пожару на крупном заводе по производству масла в Иране
Мир
На Украине заявили о готовности потратить $544 млн на беспилотники
Мир
Глава военного комитета НАТО заявил о готовности альянса к конфронтации с РФ
Мир
Канцлер ФРГ заявил о необходимости развивать многополярный мир
Мир
Захарова заявила о доказательстве одобрения США терактов на «Северных потоках»
Происшествия
ВФУ обстреляли ДНР 31 раз за прошедшие сутки
Мир
Трамп назвал Байдена приведшим человечество ко грани Третьей мировой войны лидером
Общество
Синоптики пообещали умеренный снег местами в столичном регионе 29 января
Общество
Угрозы украинского националиста заставили главу Чечни пошутить в ответ
Общество
Пушков указал на неудержимое стремление Запада «сцепиться с Россией»

Каждый российский водитель сможет стать донором органов

Член Общественной палаты РФ Шамиль Ганцев также предлагает законодательно закрепить в водительском удостоверении отметку о согласии на донорство органов
0
Каждый российский водитель сможет стать донором органов
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Мельников
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Нижней палате парламента предложили предусмотреть возможность проставлять в водительское удостоверение специальную отметку о согласии либо несогласии на донорство органов в случае преждевременной смерти. С такой инициативой выступил член Общественной палаты РФ врач Шамиль Ганцев. Поднять вопрос о прижизненном согласии на донорство, чтобы по возможности закрепить это в законе, общественника побудила недавняя гибель британского автогонщика Джастина Уилсона, который после несчастного случая стал донором для шести человек.

Кроме того, хорошим стимулом для развития донорства в России, по мнению общественника, стало бы создание закрытого единого федерального реестра потенциальных доноров, где каждый россиянин может указать о своем согласии либо несогласии на донорство. Там же можно хранить основные медицинские анкетные данные. Положительный опыт есть в ряде европейских стран.

— Безусловно, эти меры, если они получат поддержку, должны быть закреплены законодательно. К сожалению, случаи преждевременной смерти водителей и пассажиров на дорогах в результате аварий в ближайшей перспективе не исчезнут. Пример завещания своих органов Джастином Уилсоном еще раз возвращает меня к этой проблеме: в ожидании «новых» органов в больницах и дома находятся тысячи людей. Для молодого человека, который надеялся на долгую и счастливую личную жизнь, согласие на изъятие органов для трансплантации в случае скоропостижной смерти — это поступок. Он понимал, что его жизнь может прерваться в любой момент, а его органы могут дать жизнь нескольким нуждающимся в этом людям, — делится член Общественной палаты РФ Шамиль Ганцев.

«Порядка 10 тыс. россиян живут в ожидании нового сердца или почки, однако за прошлый год было проведено лишь около полутора тысяч трансплантаций. Главная причина того, что очередь на пересадку практически не двигается, — тотальный дефицит донорских органов. В России, где действует презумпция согласия, смертность в очереди ожидающих трансплантации составляет 60%», — говорится в обращении общественника.

При этом, по официальной статистике ГИБДД, в 2014 году в стране было зафиксировано 199 720 аварий, 26 963 человека погибли и 251 785 были ранены.

В настоящее время ст. 8 Закона РФ от 22 декабря 1992 года № 4180-I «О трансплантации органов и (или) тканей человека» устанавливает презумпцию согласия на посмертное донорство органов и тканей.

— Это значит, что врачи могут изымать органы и ткани, если сам умерший или его родственники ранее не выказали несогласия на донорство. Но, несмотря на презумпцию согласия, медики всё равно склонны обращаться к родственникам покойных с просьбой подтвердить отсутствие претензий. Из-за этого теряется время. Если же они этого не делают, родственники иногда обращаются с исками в суды, — рассказывает член ОП РФ Шамиль Ганцев.

По его убеждению, человек обязательно должен иметь право заявить о своей позиции при жизни. И в первую очередь это касается представителей профессий, сопряженных с повышенным риском для жизни, в частности водителей.

Вопрос о презумпции согласия на донорство в случае скоропостижной смерти затрагивался в Общественной палате весной этого года в рамках обсуждения законопроекта «О биомедицинских клеточных продуктах». Разумеется, аудитория разделилась на два лагеря — сторонников и противников.

Руководитель отделения трансплантации почки РНЦХ имени Петровского Михаил Каабак отметил, что такая проблема действительно есть.

— Нужно понимать, что хорошего решения в этом вопросе быть не может, оно может быть более или менее приемлемым. Наличие прижизненного волеизъявления, которое необязательно должно быть согласием, это может быть и категорический отказ, здорово облегчило бы ситуацию и сделало бы существующую практику более приемлемой для большинства граждан, — заявил Михаил Каабак.

Эксперт также отметил, что, согласно ежегодным опросам общественного мнения, подавляющее большинство граждан желают, чтобы подобная система была закрытой. Соответственно волеизъявление в правах, паспортах или других документах, которые часто предъявляются разным людям, не соответствует критерию закрытости.

Депутат Госдумы, заместитель председателя комитета по транспорту Александр Старовойтов отметил, что в первую очередь нужно задать вопрос, готово ли к этой работе наше общество.

— За красивыми ширмами разговоров, что мы должны спасать жизни, не стоит забывать и о том, что существуют криминальные группировки, для которых донорство органов — это циничный бизнес. Исходя из того что для них человеческая жизнь вообще ничего не стоит, боюсь, что мы просто начнем терять своих людей, которых будут убивать пачками. А учитывая сложную экономическую ситуацию в стране, когда множество россиян остаются без работы, когда они озлоблены, такого тем более не нужно делать, — сказал Александр Старовойтов.

Законодатель также отметил, что даже закрытый реестр потенциальных доноров может поставить их жизнь под угрозу, поскольку есть вероятность того, что эти данные попадут в руки преступников.

По мнению заместителя председателя комитета Госдумы по охране здоровья Олега Куликова, если спрашивать людей, то в стране будет «презумпция несогласия», поскольку подавляющее большинство граждан выскажется отрицательно. Таким образом, процент посмертных доноров резко снизится.

— У нас очень много страхов вокруг донорства. Считаю, что закон, который действует в настоящее время, почти идеален. Нашему менталитету не свойственно оставлять «завещания», как воспользоваться органами после смерти. Думаю, что мы просто не доросли до такой степени гуманизма, — считает Олег Куликов. 

По словам парламентария, в России всего порядка 15 медицинских учреждений, которые проводят операции по трансплантации. И сегодня наша страна, которая была пионером в трансплантации почки, уступает в этом даже Испании и Турции. «Презумпция несогласия» может и вовсе убить трансплантологию. 

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир