Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Год назад 2 сентября, в день празднования двести двадцатого дня рождения Одессы, казалось, что хуже уже некуда. Тогда все были под впечатлением от майской трагедии. Но потом случились зимние взрывы и назначение Саакашвили губернатором области. Горожане стали жить под страхом постоянной террористической угрозы. Приход к руководству регионом беглеца из Грузии, его первые шаги на новом посту стали удручать даже отпетых еврооптимистов.

Город превратили в полигон по тестированию либеральных реформ. Одесситы стали подопытными кроликами, на которых грузинские гастролёры испытывают все «прелести» бездушной американской демократии. Надо признать, одесситы заслужили все эти несчастья.

В России весь прошлый год часто удивлялись тому, что Одесса молча проглотила сожжение людей в доме профсоюзов. И теперь часто встречаются в социальных сетях комментарии типа: «Я думал, одесситы сплотятся после всех издевательств, а они покорно терпят происходящее». Дело в том, что в Одессе, в отличие от большинства регионов России, напрочь отсутствует коллективное мышление и бескорыстное радение за интересы общества. Одесса всегда была городом наглых индивидуалистов, где каждый думает о том, как набить свой карман. Трагедия в доме профсоюзов по-настоящему задела только тех, кто потерял там родных и близких.

В Одессе априори не может быть донецкой ситуации, когда тысячи мужчин добровольно взяли в руки оружие, чтобы защитить свою территорию от непрошенных гостей. Донетчанин, рискуя жизнью, готов оборонять свой район, свой город и свою область. Одессит готов оборонять только свой дом, свой гараж и свою дачу. У донетчанина священна земля его края, у одессита священна только его частная собственность.

Вся суть менталитета одесситов заключена в расхожем выражении советского периода из городской разговорной речи: «При румынах лучше жилось». То есть горожан устраивало, что при румынах тоже заживо сжигали людей и расстреливали несогласных с правлением подчинённых Антонеску, зато ведь на прилавках был ассортимент западных товаров и кафетериев было больше, чем при советской власти.

Подобным образом одесситы мыслят и сейчас: что такого в событиях 2 мая, зато у нас спокойно можно приобрести импортный пармезан и хамон, запрещённые к ввозу в России. Правда, среднестатистический одессит эти заморские яства сейчас не может себе позволить из-за троекратного падения курса национальной валюты; поэтому смысла от этой возможности никакого. Какая разница, что можно купить в продуктовых магазинах, если есть средства только на макароны и крупы?

Одесса давно утратила статус культурной столицы. В любом маленьком российском провинциальном городке уровень вежливости населения во много раз выше, чем на Дерибасовской. Рынок «Привоз» с его селянским невежеством вытеснил местный колорит, смачно описанный Бабелем и Паустовским. У одесситов желудок преобладает над умом, душой и сердцем. Показное потребление еды с развитием сервиса instagram было возведено в ранг культа. Да только те, кто пару лет назад постоянно выкладывал фото из ресторанов, сейчас грустят: нынешнее финансовое положение не позволяет кутить.

Жизнь наказала одесситов за аполитичность самым строгим образом – ограничением во вкусной и здоровой пище из-за её растущей дороговизны. Зажиточный российский турист теперь в Одессу не едет, промтоварный рынок «Седьмой километр» находится в кризисной ситуации, в порту и на таможне полно бед из-за политической нестабильности: городская экономика переживает плохие времена.

Лучше всего о сегодняшних настроениях в Одессе говорит то, что 26 августа депутаты городского совета массово проигнорировали сессию, на которой планировалось вынести на голосование вопрос о признании России страной-агрессором. Радикалы из незаконных формирований могли окружить горсовет и не выпускать депутатов из здания до тех пор, пока те не приняли бы нужное майданным варварам решение. Подобный сценарий неоднократно реализовывался в украинских городах, поэтому одесские депутаты, учуяв неладное, организованно прогуляли заседание совета.

Местные депутаты в Одессе всегда держат нос по ветру и отчетливо понимают, что каждый проголосовавший за признание России страной-агрессором в среднесрочной перспективе становился бы политическим трупом. Маятник ещё обязательно качнётся в другую сторону, и руководить Украиной станут те, кто намерен дружить и тесно сотрудничать с Россией.

Но сами одесситы никогда не будут править Украиной. Днепропетровский клан, а затем и Донецкий смог прорваться к власти по причине сплочённости и умения работать в команде для достижения общих целей. Одесситы же разрозненны и погрязли во внутригородских конфликтах. Коллективисты в политике всегда будут побеждать индивидуалистов, не способных договариваться между собой. Поэтому у Одессы нет перспектив. Одесским политикам не приходится мечтать о крупных вливаниях из государственного бюджета.

Старая городская мифологема безнадёжно устарела, местные культуртрегеры оказались не в состоянии продуцировать актуальные смыслы, которые были бы востребованными за пределами региона. Одесса сегодня – курорт для небогатых, считающих каждую гривну львовских туристов и место, где можно спокойно выступать на публике с антироссийской риторикой белоленточным спикерам вроде Дмитрия Быкова и Орлуши. Как будто рядом с Одессой провели черту оседлости для всех врагов Русского мира вроде Саакашвили с Марией Гайдар, и они покидают насиженные места, перебираясь к Дюку.

Украинские сочинители от истории весной стали распространять тезис о том, что Одессе на самом деле шестьсот лет и её следует именовать Коцюбиевкой. Поговаривают, что когда один из авторов этой гипотезы начал рассказывать её на мове, будучи на приёме у губернатора Саакашвили, тот оборвал спич «историка», сообщив, что ему неохота слышать бред на украинском языке в стенах облгосадминистрации. Михаил Николозович заявил фантазёру, что Одесса всегда будет Одессой и 2 сентября ей исполнится двести двадцать один год. Несмотря на всю его неприязнь к России, даже Саакашвили соглашается с тем, что русская речь является для одесситов родной.

Одесса сейчас – дрейфующий в океане политических страстей обломок утонувшего почти сто лет назад корабля под названием «Российская империя». Одесса не развивается. В городе безвременье, и перемен к лучшему, увы, пока не наблюдается.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...