Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Не прошло и 25 лет.

К 1 сентября министр образования и науки Дмитрий Ливанов заявил: «У нас цель простая — возврат к тем высоким стандартам системы образования, которые были присущи всегда нашим ведущим университетам еще в Советском Союзе... Серьезная и часто болезненная работа по наведению порядка».

Пока я знакомился с сенсационной новостью, по «Евроньюс» тамошний эксперт разъяснял, что успехи в учебе лучше оценивать не индивидуально, а коллективно. Вроде средней температуры по больнице. Инновация не очень молодая. В СССР «бригадный метод» применялся в 1920-е годы, а уже в начале 1930-х его отменили. В свете заявлений нашего министра есть надежда, что эта дурь не будет «эксгумирована» и спущена в школу в порядке дальнейшего приобщения отсталой страны к передовой Европе.

Официально признано, что у нас была хорошая система образования — не идеальная, как и всякое творение рук человеческих, но вполне конкурентоспособная. Можно добавить: она продолжала лучшие дореволюционные традиции, которые, в свою очередь, восходили к западноевропейским, прежде всего к немецким. Следовательно, советское образование и есть европейское — классическое, не переформатированное под толерантную политкорректность и болонскую вариативность. Именно эту традицию уничтожали с 1991 года. Не по ошибке или невежеству.

Разрешить выдачу дипломов о высшем образовании из магазинной подсобки, поспешно переименованной в Международную академию, можно было только с прямым умыслом. То же касается и «учебников нового поколения», обогащенных не только грубыми ошибками, но и шизофреническим бредом, спускавшимся в школу как в канализационную трубу. Если оценка покажется слишком резкой, сами найдите не грубые слова для дяденек, которые донесли до юных россиян, что в орнаментах на неолитической керамике запечатлена структура молекулы белка, а «особо посвященные» даосы могли питаться «воздухом или светом звезд». А еще найдите подобные слова для тех, кто ставил на подобную продукцию официальный гриф «рекомендовано».

Нужно сказать о тех, кто в этой обстановке хранил верность идеалам Просвещения и не боялся погромщиков. Всемирно известный математик Владимир Игоревич Арнольд (1937–2010), выступая в Государственной думе, решительно отверг «план подготовки рабов, обслуживающих сырьевой придаток господствующих хозяев: этих рабов учат разве что основам языка хозяев, чтобы они могли понимать приказы». Химик Александр Моисеевич Шкроб (1936–2007) организовал в противовес «плану подготовки рабов» сетевую образовательную библиотеку VIVOS VOCO, взяв девиз у Герцена, а эмблемой сделав «Рабочего и колхозницу» Мухиной. Символы свободной мысли и честного труда. Автор учебников геометрии Игорь Федорович Шарыгин (1937-2004) подробно разобрал последствия тестирований вместо нормальных экзаменов и представил докладную записку в министерство. Как вы догадываетесь, она никого не заинтересовала.

Наибольший урон был нанесен высшему образованию. Причем не только через те новоявленные конторы, которые министр теперь прямо обвиняет в обмане, но также через «освобождение» нормальных вузов от их традиционной специализации и посредством «обогащения» факультетами несуществующих наук. Меньше всего пострадала начальная школа — в силу особого консерватизма и осторожности, проявляемой взрослыми по отношению к детям: даже если сами собрались выпивать, 10-летнему ребенку водки обычно не наливают.

Три главные «реформы» здесь так и не прошли. Во-первых, «свободная школа», где Вовочке предлагается самому решать, что ему сегодня интереснее: арифметика или ковыряние в носу, а в итоге таблица умножения «вариативно» откладывается класса до 5-го. И это не очередной анекдот, а зарубежный педагогический опыт, популяризацией которого у нас занимается «научная газета» «Троицкий вариант». Во-вторых, «инклюзивное образование» здоровых детей вместе с теми, у кого медицинский диагноз исключает саму возможность усваивать программу. В-третьих, уроки порнографии и сексопатологии, которые вдруг стали главными: если от арифметики можно отказаться, то с «сексуальным просвещением» вольности не проходят.

Так вот, по всем трем направлениям «реформы» начальной школы Россия по-прежнему безнадежно отстает от «открытого общества». И догонять, слава Богу, уже не собирается.

Но будем реалистами, Минобрнауки разворачивается к здравому смыслу под внешним политическим давлением. С разных сторон ему настойчиво напоминают о социальных функциях, которые все-таки нужно выполнять. Сам же аппарат, как и большая часть преподавательского сообщества, за 24 года привык прогибаться под любую «инновацию», рекомендованную «экспертами» Всемирного банка, прочно усвоив соответствующую систему ценностей — игра на понижение — и лексикон.

Вскоре после министра его заместитель изъяснялся уже несколько иными словами: «Современные стандарты бакалавриата и магистратуры позволяют за счет вариативной части образовательных программ формировать индивидуальные образовательные траектории. А для того чтобы реализовать эту возможность, нужно иметь вуз с большим количеством кафедр, чтобы студенты могли выбирать различные образовательные модули».

Так какие все-таки стандарты? Высокие советские или «современные» модульно-вариативные?

Боюсь, что если министр Дмитрий Ливанов обманет доверие «реформаторов» и всерьез начнет наводить в отрасли порядок, он окажется мишенью для тысячеминуток ненависти, организуемых креативной общественностью — не за то, что по-прежнему делается плохо, а за то, что попытались сделать хорошо.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир