Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Предложение Совета по правам человека при президенте вернуть избирательный залог анекдотично не столько само по себе, сколько в силу тех обстоятельств, в которых это предложение назрело.

Обстоятельства такие: партию с лошадиной фамилией ПАРНАС не зарегистрировали на выборы в Новосибирске, Магадане и Костроме.

То есть партия не смогла собрать в свою поддержку даже 2% подписей. Крику, ясное дело, на весь белый свет: граждане, помогите, хулиганы выборов лишают. Но мы-то с вами понимаем, что всё гораздо проще — не набрали и не набрали. Ну нет в Новосибирской, Магаданской и Костромской областях даже 2% одураченных, нету и нету — так откуда их взять?

Странно это, правда? Даже 2% нет людей, которые искренне хотят, чтобы всё было «как при дедушке». Чтобы была развивающаяся рыночная экономика и чтобы у метро продавали баночки с окурками. Чтобы нас одобрительно похлопывали по плечу штатовские сенаторы, а мы бы им за это разрешили, например, обложить себя со всех сторон военными базами — ради мира во всем мире, само собой. Чтобы была свобода слова и чтобы по телевизору в прайм-тайм славили украинских фашистов. И Крым, само собой, отдать. Да не Украине, а сразу — Штатам, чего уж там. Ну и трибунала по Boeing под председательством Яценюка.

Вот нет людей, которые всего этого хотят, — не набирается 2% никак. Странно, но факт.

И что же предлагается? Не организовать новую партию, которая сумеет завоевать симпатии избирателей, не изменить повестку и политику незадачливой партии, нет — предлагается дать возможность партии с лошадиной фамилией разрешить за участие в выборах заплатить. Входной бонус, как говорят в ритейле! Купи своему товару место на полке!

Спонсоры-то, понятное дело, найдутся. Есть фонды развития демократии и всяческих свобод, там денег американских налогоплательщиков немерено — пусть идут на благое дело!

Покупатель вам говорит: нет, я эти помидоры брать не буду, они гнилые, они воняют, у меня от них в прошлый раз понос был на всю страну, весь мир нашими недрами затопило, до сих пор из туалета не вылезаю, не хочу, не буду — и не уговаривайте!

А вы ему говорите: не прав ты, покупатель, хорошие помидоры, бери, не пожалеешь, вот мы тебе даже приплатим, чтобы они на полке рядом с другими лежали. Ведь всяким помидорам должно быть место на рынке!

Нет уж, давайте так: просроченным партиям места на рынке быть не должно. Покупатель сам голосует рублем: не берут ваши помидоры — вон с рынка. Возвращайтесь, когда что-то новенькое появится. А партии без всех необходимых пакетов документов, пусть даже под вой изрядно порядочной публики, нужно утилизовать — потому что: а что еще с ними делать?

Всё это — не говоря уже о том, что механизмы электоральных игр и представительской демократии вообще безнадежно устарели. Вместо того чтобы предлагать вернуть в меню блюдо, которое уже 6 лет назад было признано вредным, Совет по правам человека мог бы пофантазировать о том, какие свежие продукты предложить к столу.

Мог бы — но вместо этого лоббирует интересы маргинальной (в плане народной поддержки) партии — партии, которая объективно представляет интересы крупной компрадорской буржуазии. Пусть, мол, цветут все цветы.

Беда в том, что цветы на политической поляне во всем мире с некоторых пор растут только трех видов: ядовитые, очень ядовитые и смертельно ядовитые. Пресловутый порог в 2% отсекает хотя бы эти последние. Не дает им питаться вниманием СМИ, расцветать скандалами и наливаться визжанием в соцсетях хотя бы во время предвыборной кампании. Но и у этих партий есть влиятельные друзья, специалисты по правам человека, приближенные к президенту.

Очевидно, у них не может быть задачи заботиться о праве избирателя не видеть в избирательном меню хотя бы откровенной отравы. Зато они намерены отстаивать право лошадиной партии подать нам на стол яд.

Комментарии
Прямой эфир