Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«У меня нет времени думать о завистниках»

Николай Цискаридзе — о выпускном бале Академии русского балета и о том, как детям мешают гаджеты
0
«У меня нет времени думать о завистниках»
Фото: Игорь Захаркин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В день рождения прославленной русской балерины и педагога Агриппины Вагановой, 26 июня, воспитанники Академии русского балета, носящей ее имя, представят в Кремлевском дворце насыщенную и разнообразную программу: первый акт из балета «Спящая красавица» Чайковского, «Вариации на тему «Раймонды» Глазунова и «Лауренсию» Крейна. Корреспондент «Известий» поговорил с ректором знаменитой Вагановки Николаем Цискаридзе, когда тот сел в поезд, отъезжавший в столицу, и расспросил его о том, как организовать мировое событие, аналогов которому нет.

— Последний раз такой большой состав Академии русского балета был в столице в 1989 году. Почему?

— Это требует большого количества средств. Да и не было к этому, видимо, особого желания у руководства академии. А когда было, к празднованию 275-летия, то вышел не очень удачный концерт. Выпуск ведь не всегда урожай. В этом году у нас экстраординарные дети и неординарная программа. В Москву, как вы понимаете, всегда нужно привозить что-то особенное.

Концерт пройдет в день рождения человека, создавшего систему изучения классического танца, по которой учатся не только в нашей стране, но и во всем мире, — Агриппины Яковлевны Вагановой. В прошлом году мы праздновали ее юбилей — 135 лет, но привезти в Москву ничего не успели. Мы сделали концерт-посвящение в Эрмитажном театре. А в этом году, слава Богу, организовались.

— Ваша идея — провести этот праздничный концерт в Кремле?

— Да, я предложил.

— Во сколько обходится путешествие Вагановки из Санкт-Петербурга в Москву?

— Я не бухгалтер и не могу сказать.

— Как идет реконструкция здания?

— Она в процессе разработки. Просто часть ее не доделана, и важно, чтобы ее доделали. Владимир Ростиславович (министр культуры РФ Владимир Мединский. — «Известия») посмотрел, одобрил. Сказал, что абсолютно со всем согласен и сделает всё возможное. Хотелось бы, чтобы был построен спортивно-оздоровительный комплекс.

— Тяжело договариваться о выделении дополнительных средств?

— Во-первых, речь идет о детях. Во-вторых, такого уровня успехов, как у нас, нигде нет. Вы не забывайте, что в области балета мы впереди планеты всей. Академия русского балета — это старейшее учебное заведение и главная достопримечательность страны. 

— У вас много завистников?

— А у меня есть время об этом думать? У меня столько дел. Коко Шанель хорошо сказала: «Мне абсолютно безразлично, что вы обо мне думаете, потому что я о вас не думаю вовсе». Я никогда об этих людях не думал и не собираюсь.

— Вы трижды показывали в Мариинском театре программу, которую увидит Москва. Вносили коррективы?

— Нет, мы пришли очень сильно подготовленными к первому спектаклю. А так, советовать и корректировать — моя обязанность. Я веду репетиции с утра до вечера.

— Можно сказать, что третий раз был лучше всех?

— Это не посещение музея и не катание на механическом коне. Человеческий организм — не машина. Один спектакль нельзя сравнивать с другим. Каждый спектакль был по-своему удачен.

— Какие критерии вы предъявляете к хорошему исполнению?

— Необязательно всем и всё должно нравится. Всегда лучше прийти на спектакль и самому посмотреть.

— То есть критерий «нравится – не нравится» — основополагающий?

— Да. В искусстве так всегда.

— Долго готовились?

— Почти год. Так раньше было в театрах. Помню, что мы готовили первые роли по 2–3 сезона, прежде чем показать на публике, чтобы не было халтуры.

— В этом году у вас неординарный выпуск. Я думала, что подготовка заняла меньше времени.

— У каждого выступления есть свой срок. Мы хотим получить качественный продукт. А быстро ничего хорошего не делается.

— Какие задачи вы ставите перед собой на будущее, воспитывая молодое поколение?

— Хочу, чтобы они получили такое же замечательное, разностороннее образование, как мы получали в Советском Союзе. И делаю всё для того, чтобы ничего не было потеряно, чтобы им никак современный мир не мешал.

— А как он мешает?

— Чрезмерность информации, гаджеты, а иногда и новые учебные стандарты нам вредят. Много есть хозяйственных проблем. Всё нужно приводить к общему знаменателю и жить по законам. При этом не навредить искусству балета. А это сложно.

— При существующих сложностях вам удается прекрасно совмещать много различных дел. Правда, что вы согласились дать мастер-классы в Сочинском оздоровительном центре?

— Да, я дал согласие. Но пока нет точного времени. И центр не открылся. Когда откроется, то сядем, обсудим дальнейшие планы.

— Поможете Международной музыкальной академии Елены Образцовой?

— Да, я один из учредителей академии и обязательно буду активно участвовать в ее жизни. Елена Васильевна для меня очень большой друг, любимый артист и человек. Когда она стала болеть, мы все — ее друзья — пообещали, что будем помогать тому делу, которое она хотела. Всем, чем могу, я и сейчас помогаю директору и художественному руководителю академии. Кстати, это ее дочь — Елена Макарова.

— Что входит в вашу помощь, если об этом можно говорить?

— Например, я предоставлял учебные планы. Давал посмотреть, как создана эта структура у нас. Пока это исключительно деловые вещи, связанные с образовательными программами. Потом, когда академия зафункционирует, сделаю то, что еще потребуется, конечно.

— Планируете преподавать?

— Я с удовольствием буду проводить там занятия. Но у меня напротив, на улице Зодчего Росси, — основная работа. И она очень много времени забирает. Поэтому часто бывать там, наверное, не смогу.

— Увидим еще, как вы сами танцуете?

— Как премьер — нет. Больше никаких принцев. Я ушел. Думаю, что буду иногда выходить в характерных ролях в Михайловском театре или каких-либо других концертах.

— Известны ваши партии следующего сезона?

— Нет. Пока нужно достойно завершить этот сезон. Когда придет следующий, посмотрим.

Комментарии
Прямой эфир