Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Политика — грязное дело» — утверждение, с которым трудно поспорить. Однако политику определяют люди. Борис Немцов был тем, кто эту политику делал, сначала работая на посту губернатора и в правительстве, позже — в ранге одного из лидеров оппозиции. Его безвременная гибель — серьезный удар для всех, вне зависимости от политических пристрастий и убеждений, всех тех, кто неравнодушно относится к ситуации в России.

Мы можем представить, что сейчас испытывает дочь убитого политика — Жанна Немцова. И мы соболезнуем ей и всем родным Немцова. Следует признать, что, несмотря на сложные отношения политика с «Известиями», он один из немногих представителей оппозиции, кто готов был выступать на любой площадке.

Но сейчас не об этом. В своей колонке в «Ведомостях» Жанна сама задала тон дискуссии, обвинив в гибели своего отца российских журналистов и СМИ. «Персональную ответственность за которую (гибель Немцова. — «Известия») несут в том числе и работники федеральных каналов (телечиновники), долгие годы методично разжигавшие ненависть к нему и другим оппозиционерам, которым создали образ «национал-предателей», — пишет она в колонке. Дальше — больше: Немцова проводит аналогии с геноцидом в Руанде, обвиняет СМИ и власти в уголовном преступлении, распространении клеветы и, ни много ни мало, в разжигании гражданской войны на Украине.

Ее эмоциональная оценка объяснима, но не стоит забывать, что политический процесс — это игра с холодным расчетом, где ставки возводятся на уровень национального масштаба. Именно поэтому любые попытки привнести в политику чрезмерные человеческие эмоции — ошибка, за которую могут поплатиться миллионы.

Внезапно обрушившееся горе привело молодую девушку к использованию тех же самых методов, применение которых она ставит в вину оппонентам. Обвиняя российские СМИ с государственным уклоном в порождении насилия, ненависти и вражды, она не задумывается, что сама является ретранслятором ненависти. Если хочешь разобраться в вопросе, начни с его истоков.

Интересно, сказала ли Жанна что-то в упрек своему отцу, когда он высказывал свою позицию по расстрелу журналистов Charlie Hebdo? Обвинила ли она его в разжигании ненависти и религиозной вражды? Именно религиозная провокация со стороны Немцова могла стать причиной убийства. У партии ЛДПР был лозунг — «Не врать и не бояться». Говорят, о покойном либо хорошо, либо ничего, но я скажу — он врал и не боялся. Хотя, возможно, он сам искренне верил в эту ложь. Верил в то, что людей можно оскорблять и не нести за это наказание.

Может, я открою вам секрет, но если вы по выходным не ходите в церковь или мечеть, то есть люди, которые делают это регулярно, отдавая каждый свой день на служение Богу. Это их выбор. Они не принуждают вас, да и не имеют на это права, исповедовать их религию. Но уважать чувства верующих нас заставляет если не совесть, то закон. Возможно, что Ваш отец пробудил в ком-то ненависть, но, как говорится, «только безумной любовью можно оправдать безумную ненависть». Если Вам это непонятно, то не стоит браться рассуждать на темы религии и уж тем более следует воздержаться от обвинений другого в порождении насилия и вражды.

Вы не имеете права навязывать свою точку зрения жителям целых городов, угрожая им и шантажируя, как некоторые правозащитники делают в том же Грозном. Оставьте свой самовар у себя на кухне. Большинство не должно страдать из-за прихотей выходцев отброшенной от кормушки элиты.

Я понимаю, что Жанна Немцова, как и друзья-оппозиционеры, делят Россию на быдло и патрициев и готовы сдать интересы страны ради западных ценностей и небольшой кучки их приверженцев. Но абсолютное большинство россиян выступает за сохранение государственности, сохранение своей идентичности. Большинство не за вас, Жанна. И не надо в этом винить СМИ, считать народ быдлом и прикрываться убитым отцом. Невостребованность «либеральных взглядов» большинством населения — это продукт вашей неэффективной политики и агрессии, идущей от вашего брата-оппозиционера, призывы к люстрации и революции.

Не возводите либерализм в ранг вседозволенности. Один высокопоставленный чиновник сказал мне, комментируя обвинения Жанны: «Ну что ты хочешь от девочки, у которой убили отца». У меня убили брата на таджикско-афганской границе, бабушка умерла, дядя, дедушка — значит, мне всё можно? Получается, что я, прикрываясь смертью близкого или родного мне человека, могу сейчас хоть голой танцевать в храме. В фильме  «О чем говорят мужчины» герои обсуждают, что психологическая травма — шикарное оправдание всем своим отрицательным поступкам. Один из героев в дамском белье мочится в горшок с офисным растением — «Ну, что смотришь? Психологическая травма — ссу, где хочу». И все понимают — травма, всё можно.

И многие политики, относящие себя к либералам, грешат этим.

Я отнюдь не сторонница плакатного патриотизма. Проблема нынешней власти — коррупция, кумовство, медленная сменяемость элит, непрофессионализм на всех уровнях. Никто этого не отрицает. Но я в России и хочу изменить жизнь в моей стране к лучшему собственными силами, а не прося поддержку у тех, кому сильная Россия не нужна. К сожалению, вся оппозиция превратилась в наркоманов, которые ждут очередную денежную поддержку с Запада, чтобы купить очередную дозу политических галлюцинаций.

И если захотели уехать — уезжайте гордо. А то получается, как в анекдоте про политику сверху и политику снизу: если ты наверху, то плюешь и попадаешь на тех, кто под тобой, а снизу плюнул — и попал сам в себя.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир