Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В 1936 году во время подготовки Первого московского процесса (прошел 19–24 августа 1936 года) случилась заминка. Один из главных подследственных, Л.Б. Каменев, уперся и не давал нужных показаний. Когда следователь НКВД Миронов доложил об этом т. Сталину, вождь, которому пришла вдруг охота изъясняться притчами, спросил: «А вы знаете, сколько весит наше государство, со всеми его заводами, машинами, армией, со всем вооружением и флотом? Я вас спрашиваю, сколько всё весит?».

Следователь неуверенно отвечал: «Никто не может это сказать, Иосиф Виссарионович. Это в области астрономических цифр». Т. Сталин продолжил расспрашивать: «Хорошо, а может один человек противостоять давлению такого астрономического веса?». Получив ожидаемый ответ «Нет», вождь заключил: «Ну так вот, не говорите мне больше, что Каменев или тот или иной заключенный способен выдержать это давление. Не являйтесь ко мне с докладом до тех пор, пока у вас в портфеле не будут признания Каменева».

Как известно, Каменев не сумел противостоять весу СССР, и процесс прошел как по нотам, в полном соответствии с задумкой режиссера.

В конце мая — начале июня, когда международные футбольные функционеры, предводительствуемые правоохранительными и финансовыми органами США, проделали аналогичный опыт с президентом ФИФА Й. Блаттером, выяснилось, что закономерность, открытая т. Сталиным, действует и тут.

Против астрономического веса американского государства со всеми его банками, гаджетами, армией, со всем вооружением и флотом Блаттер не смог устоять и довольно быстро разоружился перед демократией. Первый глава советского государства Каменев в 1936 году держался даже дольше.

Само упромысливание ФИФА имеет много общего с разгромом троцкистско-зиновьевских (а также бухаринских) двурушников в конце 1930-х годов. Тот же кинжальный стиль с внезапными арестами, разоблачениями, живописными признаниями etc. Два десятилетия — совершенно как Зиновьев и Каменев (а также Бухарин, Рыков, Тухачевский, Уборевич и другие изверги) — блаттеровские двурушники неистово крали и вредили, бдительные органы ничего не замечали, и вдруг — как при ударе молнии, которая враз озаряет равнину — деяния врагов народа стали всем очевидны и тут же подверглись искоренению.

Немедленно с одобрением справедливой кары двурушникам выступил УЕФА, в соответствии с великолепными словами британского гимна «Никогда, никогда, никогда, англичанин не будет рабом!» подсуетились английские спортивные функционеры. Говорят о загнивании душ в СССР в 1930-е годах — загнивание действительно было и весьма злокачественное, но если бы т. Сталин имел дело с таким человеческим материалом, как европейские футбольные функционеры, и надавил бы на них хотя бы третью тогдашней силы, запуганные советские обыватели на фоне нынешних великолепных европейцев выглядели бы героями и полубогами.

Возникает вопрос, к чему такие страсти и такие театральные эффекты. Блаттер с компанией вряд ли был совсем уж чист на руку — «быть у воды, да не напиться», но, во-первых, «немножко красть — а кто не крал?», во-вторых, Соединенные Штаты, которые оказались главным обвинителем злодеев, окопавшихся в ФИФА, никоим образом не футбольная держава. Это примерно как Россия билась бы в праведном гневе по поводу злоупотреблений в Международной федерации крикета. Разве предположить, что вся великолепная буча была заварена американцами, чтобы потрафить своему английскому клиенту, обиженному, что его прокатили с чемпионатом-2018. Но это уж точно из того разряда, когда сжигают дом, чтобы вскипятить чайник.

Но похоже, что мы подошли к весьма расширительному толкованию принципа «Не может быть двух солнц на небе и двух Чингисханов на земле». Что уж там с Чингисханами, непонятно, ибо у конкурирующих Чингисханов у самих револьверы найдутся, но вот что оказывается всё менее и менее терпимым — это влиятельные и при этом более или менее самостоятельные международные организации. Религиозные, спортивные и иные. В Советском Союзе тоже ведь были формально независимые общественные организации, но про руководящую и направляющую роль партии забывать отнюдь не рекомендовалось.

ФИФА сделалась нетерпимой не потому, что в ней так уж сильно воровали и проводили взяточные деньги через американские банки, а потому, что, с одной стороны, футбол сделался всемирно популярен, миллиарды поклонников — это не шутка, с другой стороны — Блаттер вел себя, как будто он сам с усам и не обязан почтительно смотреть светочу демократии в рот, предугадывая все его желания.

Пользуясь советским номенклатурным арго, «товарищ вождил» — и за это поплатился.

Как поплатился за то же самое в 2011 году глава МВФ Д. Стросс-Кан. Вообразил, что он сам себе голова, стал в голом виде бегать за горничной-негритянкой преклонных годов — и прямо из самолета был доставлен в американскую тюрьму. Затем, поняв, что к чему, разоружился перед партией — и был уже в качестве не главы МВФ, а частного лица отпущен на свободу.

Папу Бенедикта XVI вроде бы и во взятках не уличали и с горничной-негритянкой (а равно с горничным-негритянином) не ловили, но обстоятельства его отставки в 2013 году — отставки совершенно беспрецедентной в двухтысячелетней истории папского Рима — до сей поры глубоко непонятны. Как и непонятно служение нынешнего папы Франциска, известного в основном своими юродствами. Возможно, папу Бенедикта сгубило то же сочетание — влиятельность в мире (число католиков весьма немалое) и самостоятельность (не слишком кланялся перед духом времени).

Князь мира сего это не любит.

Интересно, кто будет следующим разложенцем.

Комментарии
Прямой эфир