Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Идет психологическая война. Война между НАТО и Россией.

«Страха у нас нет: ни у меня нет, ни у кого не должно быть. Но мы должны исходить из реалий… Повторяю еще раз, я бы не стал ничего бояться, но мы трезво должны оценивать ситуацию», − сказал Владимир Путин в ходе апрельской прямой линии. По данным фонда «Общественное мнение» (ФОМ), «более половины (54%) граждан считают, что сейчас существует «реальная угроза начала масштабной войны между Россией и странами НАТО». Однако панических настроений в России не наблюдается вовсе.

Тем не менее мы играем с огнем. Так, постоянный представитель РФ при НАТО Александр Грушко недавно признался, что «Североатлантический альянс превосходит Россию во всех категориях вооружения». Но полное спокойствие в стране сохраняется.

Россия, надо понимать, явно задирает НАТО. Ее позиция категорична. Фактически Россия демонстрирует, что угроза войны ее не останавливает. Военных учений она проводит меньше, чем НАТО, но они гораздо масштабнее. Более того, они пугают НАТО своей внезапностью. У России в руках инициатива и уверенность, что отступать некуда. Мы боремся за свою цивилизацию, за свою правду, в которой мы видим истину (и это придает нам решимости), а Запад — за свою.

НАТО явно нервничает. В последнее время мы слышим чрезвычайно много заявлений от руководства НАТО. В них звучит то надежда на возобновление диалога с Россией и «примирение», то настрой на противостояние. Глава НАТО Йенс Столтенберг несколько раз за последнее время заявлял, что потенциал для переговоров между альянсом и Россией существует. Он также утверждает, что верит в возможность достичь соглашения, сетуя при этом, что доверие, которое является предварительным условием отношений с РФ, сократилось. Он уверяет, что альянс «не ищет конфронтации с Москвой». Но при этом говорит о «наращивании военного потенциала».

На днях альянс НАТО официально объявил о приостановке сотрудничества с Россией. Правда, высказывание это звучит как констатация печального факта. Главнокомандующий силами НАТО в Европе Филип Бридлав заявил, что альянс больше не считает Россию партнером. И в самом деле: не осталось никаких общих программ, давно не работают рабочие комиссии, а недавно НАТО потребовало сокращения представительства Российской Федерации при штаб-квартире.

И вот теперь появилось сообщение Frankfurter Allgemeine Zeitung о том, что НАТО организует прямую линию с российским военным командованием. Журналистам тут же припомнился «красный телефон» — прямая линия между советским генсеком и американским президентом, установленная в 1963 году после окончания Карибского кризиса.

Отсюда вопрос.

Что, наши отношения обострились уже до такой степени, что даже возможен кризис, подобный Карибскому? Нельзя исключать и такого. Но сейчас установление прямой линии выражает нервозность НАТО и в первую очередь его европейских членов. Ведь идея предложена министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером, сторонником скорее умеренного подхода к России.

Заведомо ничего полезного линия дать не может. Подобная линия уже существовала в 2013 году, но в 2014 вследствие украинского кризиса линия «заморозилась». Сейчас же, по утверждению Филипа Бридлава, каналы общения между военным руководством НАТО и РФ сохраняются, но редко используются.

Между Россией и отдельными государствами НАТО также существуют линии военной связи на двустороннем уровне.

Кроме того, на случай серьезного кризиса она тоже не годится, поскольку на обоих ее концах будут персоны, не принимающие финальных решений. Такие, как тот же Бридлав. Некоторые аналитики предполагают, что идея прямой линии связана с тем, что европейцы захотели иметь прямую связь с Москвой, минуя США. Это предположение лишено смысла, поскольку на проводе опять же будет Бридлав, американский генерал. А по мнению многих европейских дипломатов, генерал Бридлав является автором целой серии преувеличений относительно роли России в украинском конфликте.

Ясно одно, никакая прямая линия не снимет накала страстей. Более существенно то, что обе стороны видят друг в друге врагов.

Учения НАТО происходят у самых границ России. В январе 2015 года генсек альянса Йенс Столтенберг подтвердил планы создания командных пунктов и сил быстрого реагирования в шести странах Восточной Европы — в Эстонии, Латвии, Литве, Румынии, Польше и Болгарии. Если в предыдущие годы альянс в основном отрабатывал вопросы кризисного урегулирования и противодействия терроризму, то сегодня приоритет отдается решению задач в ходе военных действий с условным противником, в котором легко угадывается Российская Федерация.

Кроме того, было решено увеличить силы быстрого реагирования (СБР) НАТО до 30 тыс. чел. Сейчас СБР насчитывают 13 тыс. военнослужащих. Политика в отношении России в связи с ситуацией на Украине станет одной из главных тем обсуждения на предстоящей в мае встрече глав внешнеполитических ведомств стран-членов НАТО в Турции, заявил госсекретарь США Джон Керри. Он заявил: «Необходимо предоставить основу для нашей оценки приоритетов НАТО. И одним из этих приоритетов является российская агрессия против Украины».

Что до России, то она непреклонна. Она демонстрирует готовность к обострению отношений, когда речь идет о защите ее культурной и политической идентичности. Идентичности, которую хотят попрать страны западного мира, защищающие свою культурную и политическую идентичность. Они требуют подчинения мира их ценностям.

Трудно представить, как могут быть примирены эти позиции, по крайней мере, в обозримом будущем. «Прямая линия связи Россия − НАТО» − это еще один «испорченный телефон».

Избежать кризиса нельзя.

Комментарии
Прямой эфир