Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

На журналистов, сотрудничавших с ОНФ, начались гонения

Сотрудникам региональных СМИ, получившим финансовую поддержку от «Народного фронта», грозит увольнение
0
На журналистов, сотрудничавших с ОНФ, начались гонения
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сотрудники региональных редакций печатных СМИ и телеканалов, которые активно работали с представителями «Общероссийского народного фронта» (освещали темы, приоритетные для «фронтовиков»: исполнение майских указов президента Владимира Путина, нарушения в сфере госзакупок, антикоррупционные жалобы), жалуются на притеснения со стороны руководства. Об этом стало известно после прошедшего в Санкт-Петербурге традиционного медиафорума ОНФ. Выяснилось, что к специалистам центра правовой поддержки журналистов (создан «фронтовиками» для поддержки и защиты региональных журналистов) обратились сотрудники средств массовой информации и рассказали, что редакции грозят своим сотрудникам увольнением, если те не поделятся грантами, которые журналисты получили от фонда поддержки журналистов «Правда и справедливость». Стоит отметить, что ОНФ награждал именно конкретных представителей СМИ, а не редакции, в которых сотрудники работают.

Руководитель центра правовой поддержки журналистов, заместитель руководителя исполкома ОНФ Наталья Костенко рассказала «Известиям», что жалобы стали поступать сразу после того, как были розданы гранты.

— Медиафорум открылся с вручения наград, на следующий день, когда начала работать приемная центра правовой поддержки журналистов, стали поступать жалобы по этой тематике. В течение дня к нам обратилось несколько человек, и мы им объяснили, как поступить в их ситуации. У нас работали адвокаты Федеральной палаты адвокатов России, юристы МГЮА имени Кутафина, которые разъяснили, что в нашем конкурсе участниками являются физические лица, и поэтому в соответствии с Гражданским кодексом только они могут претендовать на гранты, которые мы распределяли, — рассказала она. —  Отмечу, что если материал был отправлен на конкурс без согласования с издательствами и газетами или же вопреки позиции руководства, то тут редакции могут потребовать возмещение убытков на изготовление материалов, но только в части убытков. Это незначительная сумма — например, на транспортные расходы или бумагу. Но в этих случаях редакции добровольно направляли материалы.

Костенко отметила, что «журналисты должны быть спокойны, поскольку закон на их стороне».

— Мне кажется все-таки, что до увольнений не дойдет. Но если журналиста из-за этого уволят, то центр готов защитить его, потому что есть определенные трудовые отношения и правила, — добавила Костенко.

Среди регионов, где руководство редакций начало оказывать давление на своих сотрудников, — Челябинская область, Приморский край, Республика Карачаево-Черкесия, Томская область, Кировская область и Республика Мордовия. В большинстве случаев редакция просила передать деньги в фонд издания либо уволиться журналиста, получившего за свои заслуги денежную поддержку от ОНФ.

По словам сотрудников ОНФ, журналистам телеканала «Архыз 24», а также информационного агентства «Карачаево-Черкесия» (входит в медиахолдинг «Архыз 24») директор телеканала Станислав Беляков сообщил, что полученные премии сотрудников пойдут в фонд редакции, потому что «работу журналистов отправлял пресс-секретарь СМИ, а не лично участник». Корреспондент якобы использовал ресурс телеканала. Также директор «Архыз 24» заявил сотрудникам, что руководство телеканала заплатило ОНФ, чтобы работы их участников выиграли в конкурсе. Получить комментарии от сотрудников телеканала «Архыз 24» «Известиям» не удалось — телефоны всех журналистов, на которых начались гонения, были недоступны для звонка.

Главный редактор газеты «Омутнинские вести +» (Кировская область) захотел забрать у корреспондента премию, потому что «понес затраты на издание газеты». Главред предложил своей сотруднице оставить себе только 50 тыс. рублей. При этом корреспондент, получивший грант от ОНФ, находится на девятом месяце беременности.

Сотрудница газеты «Миасский рабочий» (Челябинская область) Марина Безрученко рассказала, что из-за того, что сумма гранта была достаточно большая, ее редакция оценила это как поддержку всей газеты.

— По положению конкурса высылались материалы конкретного автора, в моем случае — мои материалы. Возникло недопонимание между мной и руководством нашей газеты. На меня началось оказываться определенное давление, и я была вынуждена подать заявление об увольнении, — сообщила она. —  Конечно, мы зависим от своих изданий в определенной степени. В регионах представлено не так много СМИ, рынок труда не такой широкий. 

Были и случаи мирного разрешения конфликта. Сотрудник газеты «Новый диалог» Андрей Дворецкий рассказал «Известиям», что было «обоюдное решение» поделиться выигрышем с редакцией.

— В декабре прошлого года, когда объявлялся конкурс, я лежал в больнице. Главный редактор навещал меня и рассказал мне про конкурс ОНФ, сказал, что у меня есть острый материал, и предложил направить мои материалы на конкурс. Когда я лежал в больнице, то физически не успевал подготовить материалы, он за меня сделал всё. А сейчас наша газета должна арендную плату — порядка 150 тыс. Главный редактор по-дружески попросил меня. А я тогда ему сказал, что если у нас получится, то я поделюсь обязательно. Поэтому я отдам часть денег, — сказал он.

Секретарь Союза журналистов России Владимир Касютин считает, что конфликты не доведут до серьезных последствий.

— Я не очень верю, что ситуация дойдет до увольнений. Помню, что были такие случаи и раньше, когда журналисты выигрывали премии и гранты, а редакторы к этому ревностно относились. Были и другие ситуации — например, как когда один из моих знакомых получил Государственную премию, то раздал ее сотрудникам своего издания, — добавил он.

Комментарии
Прямой эфир