Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На политическом небосклоне России наступило, кажется, некоторое затишье.  Однако в природе затишье, особенно по весне, особенно долгим не бывает. А во время затишья в сферах политики, как известно, принимаются самые важные, хорошо обдуманные решения.

Впрочем, политическое затишье омрачилось очередной акцией неизменно активных и всем хорошо знакомых лиц, которые называют себя российской либеральной оппозицией. Публичное обращение экс-премьера Касьянова к иностранному государству с гротескным требованием подвергнуть санкциям российских журналистов, выступающих на стороне власти и вообще России как государства, напомнило совсем другое время.

Правда, это было время, когда все мы были наивнее и простодушнее.

Помнится, тогда в России среди ангажированных граждан, называвших себя российскими демократами, были такие, кто громко заявлял, что большинство русских не заслуживают избирательного права, поскольку «не доросли до такого права» и «изберут коммунистов или фашистов». Сегодня этих «демократов», разумеется, днем с огнем не сыщешь в реальной политике — но беда в том, что и до сих пор, четверть века спустя, в России живут многие люди, которые считают, что демократия нам не нужна, потому что демократия — «это когда русским затыкают рот». «Хватит, накушались мы вашей демократии!». Такой вот простейший механизм долгосрочного действия.

Потом еще была тема «права человека» и «правозащитники» в России, если кто помнит. Та же примитивная, но действенная постановка из двух цирковых кульбитов, с  тем же примерно результатом.

То же самое можно сказать сегодня о либеральном движении в России. Понятия «либеральный», «либерализм» и «российские либералы» устойчиво отвратительны  большинству людей в России именно потому, что те, кто присвоил себе эти характеристики еще 20 лет с лишним назад, делают с тех пор всё возможное, чтобы дискредитировать эти понятия в глазах людей. Словно какой-то провал образовался благодаря их усилиям в сознании власти и населения России. «Слышал я вашего Моцарта, дядя Миша напел, не понравилось»...  И мы поверили дяде Мише.

А ведь было такое понятие «русский либерал» — но многие ли вспомнят при этих словах благородного персонажа Тургенева из «Отцов и детей» или просвещенного героя Пушкина, что «ярем барщины старинной оброком легким заменил»? Вопрос риторический — а ведь именно из таких вот либералов и выросла европейская либеральная политическая традиция! В России, как известно, этот процесс был прерван революцией — но разве это повод отказываться и теперь от самой традиции уважения частной жизни, достоинства гражданина, его прав и свобод?

Думается, настоящие российские либералы, политические потомки героев Тургенева и Пушкина, имей они сегодня свою политическую партию в России, смогли бы реально побороться с коррупцией и обеспечить справедливую работу судов, защитить людей перед государством и обеспечить спокойное функционирование с гарантиями неприкосновенности для российского бизнеса, как малого, так и среднего и большого, да и многое другое. Но это должны быть настоящие русские либералы — люди, обладающие личным достоинством и хорошим образованием, и главное — любовью к своей стране. Например, для либералов — героев Пушкина и Тургенева, скорее всего, не было бы вопроса, ч: «Чей Крым, наш или не наш?», живи они в наше время.  

Настоящий российский либерал, известный нам из нашей истории и русской литературы, готов был без раздумий отдать все свои силы служению Родине.

Собственно, эти все размышления были вызваны статьей Бориса Межуева о лозунге «Крым наш!», небывалым образом объединившем российское общество. А кроме того, и моим собственным многолетним опытом участия в скандинавской политике, где, как известно, либеральные партии играют значимую и важную роль.

Как я понял, Межуев хотел сказать своим текстом одну очень важную вещь.

В России сейчас есть возможность создать настоящую, серьезную либеральную партию. Партию успешных бизнесменов, политиков, интеллектуалов и вообще независимых самостоятельных людей — сторонников либеральных идей прав и свобод и при этом естественных участников национального консенсуса, о котором пишет Межуев: Крым действительно наш — и Россия суверенное государство. 

У нас в стране есть умные, достойные и ответственные люди, которые могли бы возглавить такую партию. Такие люди есть и среди крупных ученых (даже гуманитариев), и среди руководителей государственных подразделений, и среди местных политиков (особенно в Крыму), и даже среди российских топ-дипломатов. И, конечно, среди представителей нашего российского бизнеса, который вместе со всей страной несет нелегкое бремя санкций за сугубо либеральное право граждан Крыма жить в том государстве, которое они сами выбрали.

Та же партия «Гражданская платформа» показала, несмотря на отсутствие в ней известных в мире политики людей, что быть либералом и при этом поддерживать собственное государство — вовсе не две противоречивые позиции. Это уже первый шаг в направлении классического национального либерализма. Но есть в России и другие проекты, и, главное, есть самостоятельные, готовые к серьезной политике люди с их убеждениями. Такая политическая партия, думается, в состоянии собрать до 15% голосов избирателей, удовлетворив требованиям своего потенциального электората на всех уровнях в России.

Культурная, интеллектуальная и, главное, нравственная планка российского либерализма может быть поднята на уровень, соответствующий уровню продолжателей дела первых русских либералов, известных нам из нашей российской истории, — от классической эпохи Александра I до столыпинской аграрной реформы 1906 года. Времена меняются — а ценности свободы и права остаются неизменно.

И, кстати говоря, наши заокеанские партнеры, столь неизменно желающие сотрудничать в первую очередь с российскими политиками либерального спектра, получат такую возможность уже на серьезных, парламентских демократических основаниях.  Это стало бы важным политическим сигналом и даже шагом навстречу — но отнюдь не отступлением! — со стороны России.

А вот скандальные «либералы», требующие устранить от власти избранного главу государства, переименовать мост в честь своего сторонника (как в анекдоте про Сталина, предлагавшего перекрасить Кремль в зеленый цвет) или же заткнуть рот собственным журналистам ради интересов иностранного государства, невозможны как серьезные политики даже в старой Европе, на родине либеральной политической традиции.

Да и не в Европе тоже.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир