Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Новосибирский оперный театр будет основным местом работы»

Владимир Кехман — о встрече с коллективом театра и ближайших планах
0
«Новосибирский оперный театр будет основным местом работы»
Фото: Глеб Щелкунов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Владимир Кехман, возглавивший 31 марта Новосибирский театр оперы и балета, принял решение снять нашумевшую постановку оперы «Тангейзер» с репертуара. Кехман уже вернулся в Москву и рассказал «Известиям» и телеканалу LifeNews о встрече с коллективом театра и ближайших планах.

— Новосибирский оперный театр будет основным местом работы. До 10 апреля я должен оформить все документы в Минкультуры. Многие пишут, что это ссылка моя в Сибирь. Главное, чтобы не заканчивалась карьера этой ссылкой, а именно начиналась, — отметил Кехман в эфире LifeNews.

— Ссылкой не считаете?

— Не считаю, конечно. Я на сегодняшний день абсолютно счастлив. Вот я вернулся только несколько часов назад из Новосибирска... Во-первых, огромное количество солнца в отличие от Петербурга, шикарная погода, я там сплю как младенец. И поэтому для меня это, конечно, удивительная, неожиданная вещь. Мне очень понравилось.

Сегодня было первое собрание, я познакомился со всем творческим коллективом, познакомился со всей административно-хозяйственной частью, сегодня было 700 человек на собрании. И удивительная история, это было впервые со мной... за эти 8 лет, что я нахожусь в Михайловском театре, я провел около 100 собраний, но ни разу такого не было, чтобы не задали ни одного вопроса.

— Вы это как расцениваете — что вас приняли безоговорочно?

— Мне кажется, да. И потому что за это время репутация, которой мы смогли достичь в Михайловском театре, все-таки работает уже на нас. В свое время, когда Валентина Ивановна Матвиенко назначала меня на эту должность и мы с ней разговаривали, она говорила следующее: «Владимир Абрамович, запомните, вы уже вошли в историю, вопрос, каким вы в ней останетесь».

— «Тангейзер» никак мы вниманием не обойдем, он тоже вошел в историю в свете последних событий...

— На сегодняшней день по «Тангейзеру» приняли следующее решение. В связи с тем что я не встретился с режиссером и пока даже не поговорил с дирижером, опера снята с репертуара... Труппа работала невероятно сильно, и хор великолепный, и певцы великолепные, там всего было три или четыре приглашенных певца. И я вчера практически до 3 часов ночи отсматривал видеозапись — и музыкально у меня никаких вопросов нет. Всё, что касается сценической судьбы, пока я не встречусь с режиссером,  она идти в театре не будет. После того как мы с ним поговорим, если он примет решение и поменяет ту дерзость... с моей точки зрения, которую он смог допустить в интерпретации тех вещей, которые абсолютно святые для любого человека, это не имеет значения — русский, еврей, мусульманин. Это делать нельзя. Если это произойдет, я думаю, что в этом случае мы в какой-то момент сможем сделать возобновление. В связи с тем что он живет в Новосибирске — Тимофей — поэтому я не вижу здесь никакой проблемы.

— А почему сейчас вы не можете сесть с ним за стол переговоров?

— Он скрывается. Я не знаю, где он. Я ждал его два дня, но я не могу дальше ждать. У меня есть дела в Петербурге, поэтому я вернусь. Четыре дня до Пасхи буду находиться в Новосибирске. Я жду его, конечно.

— Но не может ли г-н Кулябин поступить следующим образом... Если права на постановку принадлежат… кому они, кстати, принадлежат?

— Я не знаю технических и юридических сейчас деталей всей этой истории. Но не думаю, что на сегодняшний день какой-то театр в России возьмет эту постановку. Если он сможет договориться и попросит меня отдать декорации какому-то другому театру, я не против. Пусть они компенсируют все наши затраты и пусть забирают.

— А если кто-то из руководителей театров целенаправленно напишет вам письмо и скажет — мы хотим, мы вот жаждем...

— Пожалуйста, деньги вперед — и пусть забирает.

— В Новосибирск труппа Михайловского в этом сезоне может приехать?

— Вы знаете, наоборот, я очень хотел бы, чтобы именно Новосибирский балет приехал в кратчайшие сроки в Петербург. Я этим сейчас занимаюсь и надеюсь, что мы сможем это сделать — и в это лето они будут гастролировать у нас.

— Какой спектакль вы хотели бы показать первым?

— У них все балетные названия очень хорошие. И «Лебединое озеро», и «Спартак», и «Корсар». Зеленский (руководитель балетной труппы) очень сильно в последнее время изменил репертуар, и эти традиционные названия, которые они танцуют, по-моему, это очень высокий художественный уровень. Мы с ним договорились встреться 12 апреля в Москве. Там и договоримся, что и как мы делаем.

— Как быстро удастся отряхнуться и забыть об скандалах, связанных с назначением, с «Тангейзером»?

— Вы знаете, я уже забыл эту историю. Для меня этой истории больше нет. Все! Мы работаем, не обращаем внимания. Как это было в Михайловском — сколько меня критиковали... Поэтому, как мы знаем, собаки лают, а караван идет. Я считаю, что это выдающийся театр, это один из лучших коллективов на сегодняшний день, мы поправим там всё, наведем лоска. Я думаю, что мне хватит четырех месяцев, чтобы в начале осени всё запустить.

Комментарии
Прямой эфир