Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Всего за год Кехман превратил театр в храм»

Театральные деятели и эксперты — о назначении Владимира Кехмана директором Новосибирского театра оперы и балета
0
«Всего за год Кехман превратил театр в храм»
Фото: Глеб Щелкунов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

31 марта Владимир Кехман приступил к работе в должности директора Новосибирского театра оперы и балета. О его жесткой позиции в защите религиозных ценностей общественность узнала недавно: после слушаний в Минкультуры Кехман заявил, что считает новосибирского «Тангейзера» «демонстрацией внутреннего нечестия в стиле и духе союза воинствующих безбожников». В то же время Кехман известен как прогрессивный театральный менеджер, вдохнувший новую жизнь в Михайловский театр Санкт-Петербурга.

В первом интервью, которое Владимир Кехман дал «Известиям», он сразу же озвучил довольно новаторские идеи в плане взаимодействия двух театров, которые он возглавляет.

— Моя главная идея — впервые в России показать возможность эффективного взаимодействия федерального и регионального театров.

При этом он не исключил, что для реализации этих планов ему придется пойти на изменение структуры управления Михайловским театром.

— Надеюсь, что в Михайловском театре мы сможем создать новую форму управления. Возможно, будет новый генеральный директор и первый заместитель, а я займу позицию художественного руководителя.

Владимир Кехман возглавил Михайловский театр в 2007 году. Через несколько месяцев после назначения он добился значительного повышения зарплат сотрудникам театра и проведения реставрации здания. По словам самого Кехмана, он вложил в развитие театра около $35 млн из личных средств.

В качестве главы балетной труппы Кехман пригласил российского танцовщика Фаруха Рузиматова, художественным руководителем оперной труппы была Елена Образцова. В сентябре 2008 года она оставила свой пост и перешла на должность советника гендиректора Михайловского театра по художественным вопросам. Главным приглашенным дирижером сначала был Даниэле Рустиони, позже его сменил Петер Феранец, который также стал музыкальным руководителем театра.

В 2010 году руководить Михайловским балетом стал испанский хореограф Начо Дуато. При его руководстве балетная труппа была удостоена престижных наград, в том числе премии Британского круга критиков как лучшая международная труппа.

В 2011 году театр впервые в своей истории был удостоен российской театральной премии «Золотая маска». За лучшую мужскую роль (Элеазар) в опере «Иудейка» приз получил Нил Шикофф. В 2014 году спектакль «Евгений Онегин» в постановке Андрия Жолдака получил «Золотую маску» как лучший оперный спектакль года, а также премии за лучшую работу режиссера и художника по свету.

В 2013 году администрация Санкт-Петербурга продлила контракт с Владимиром Кехманом до 2018 года.

«Известия» узнали у экспертов, чего Новосибирскому оперному театру ждать от нового директора.

Экс-ректор Академии русского балета имени Вагановой Вера Дорофеева:

— Я думаю, что у Владимира Кехмана всё будет нормально, потянет он и тот и другой театр. Руководитель он опытный, настоящий человек дела, несмотря на то что про него говорят. Если он за что-то взялся, всё сделает как следует и доведет до конца. Хотя Бориса Мездрича уволили несправедливо, я думаю, что Кехман добьется прекрасных премьер и театральных премий и повысит посещаемость.

Когда Кехман пришел в Михайловский, от театра оставался только фасад. Михайловский валился в пропасть, внутри было жутко, вечно неприятно пахло кошками. Всего за год он превратил театр в храм, где всё сияет и где очень здоровая творческая атмосфера. Он поднял зарплату артистам, собрал новый коллектив, и теперь Михайловскому театру остается только завидовать.

Композитор Владимир Мартынов:

— Я знаю Кехмана как блестящего менеджера, для которого нет пределов. Другое дело, что его иногда заносит в моментах эстетического вкуса. Но то, что он делает как продюсер и директор, — это блестяще. Я бы одобрил назначение Кехмана, если бы не эти отягчающие обстоятельства с увольнением Бориса Мездрича. Хорошо ли идти на это место, хотя бы из соображений человеческой солидарности? Возможно, я тоже был бы возмущен «Тангейзером» — если бы не судебное преследование его создателей, которое считаю идиотизмом. Но если отделять мух от котлет, то деловые качества Кехмана налицо.

Первый заместитель председателя комитета по культуре Госдумы Елена Драпеко:

— Я знаю, что в Новосибирском театре оперы и балета всегда были очень хорошая школа и хорошие традиции. Но сегодня театр пошел по пути скандала, а это не генеральный путь искусства. Конечно, были случаи, когда новое с трудом пробивало себе дорогу, особенно если дело касалось основ нравственности. К таким вещам люди вообще очень чувствительны. Поэтому надо быть аккуратным.

Надеюсь, при Кехмане в Новосибирском театре модернизация пойдет по другому пути. Я думаю, он придаст театру новый импульс. В Санкт-Петербурге Кехману это удалось. Он принял Михайловский театр в очень тяжелом состоянии: я помню, как ко мне приходили солисты этого театра, хор, оркестр и жаловались, что им не платят зарплаты. Они жили в безобразных условиях, у них был совершенно «мухоморный» репертуар.

Когда пришел Кехман, они сильно испугались, потому что он менеджер нового поколения. Я с ним встретилась, мы часа два говорили об оперном искусстве. Я поняла, что он — человек, разбирающийся в опере, ориентирующийся в мировых тенденциях ее развития. Потом это впечатление подтвердилось, когда я посмотрела поставленные при нем оперы и балеты. У Кехмана есть дар Божий, есть любовь к этому виду искусства.

Худрук и главный дирижер Российского симфонического оркестра Сергей Стадлер:

— Я хорошо знаю Кехмана лично. У нас в Петербурге он делает интересные вещи. Михайловский театр стал красивым, гламурным, интересным, со своим лицом. Кехман вложил в него много сил и денег. А то, что происходит и будет происходить в Новосибирске, я не могу комментировать, поскольку не видел своими глазами.

Комментарии
Прямой эфир