Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Наверное, немало читателей за последние дни вглядывались в широкую и резонансную дискуссию о сексизме и феминизме, не зная, верить ли своим глазам: что, правда? Не про ватников и колорадов, не про быдло и не про анчоусов? Не про жизнелюбивого — «одних жен сколько!» — Бориса Немцова?

И не про Крым, не про Путина?

Нет: обсуждали женское равноправие. Женское равноправие и сексизм.

На глаза накатывала скупая колорадская слеза: надо же, они там еще могут что-то кроме «слава Украине» кричать, не забыли русский язык-то, видать. Пальцы тянулись к клавиатуре — поучаствовать в живом обсуждении. И отдергивались — куда в калачный ряд-то... Здесь вам не равнина, здесь климат иной.

Одно издание опубликовало антисексистский материал и сексистски прорекламировало его, на другом появилась гневная отповедь профессиональной феминистки. Изрядно рукопожатная аудитория обоих изданий разделилась: одни отстаивали право редакции ресурса на шутку, другие вместе с профессиональной феминисткой зашлись в праведном гневе.

Удивительное дело: ведь по всем остальным вопросам уже давно договорились. Жители Крыма не имеют право решать собственную судьбу — это понятно. Жители Донбасса не имеют право защищаться от киевских танков — само собой. Население России не имеет право выбирать себе президента — кто бы спорил. Недра должны принадлежать западным инвесторам — вопрос закрыт. Но вопрос о том, как быть правильным феминистом, разделил «лучших людей».

Можно ли позволять себе шуточки о блондинках? Нужно ли за подобные шуточки наказывать нерукопожатностью? Может ли мужчина позволить себе намек на то, что видит в женщине сексуальный объект? Или это делает из мужчины анчоуса и ватника?

Наконец, как вообще можно отнимать у профессиональной феминистки ее хлеб — рассуждения о сексизме? Это ж до чего можно дойти — об экономике могут начать рассуждать люди без диплома ВШЭ, о демократии — люди, не прошедшие практику на американских семинарах, о коррупции — те, кто не читает блог Навального, а тут недолго и до мысли, что 85% могут... а уж 96%... нет, нет, надо гнать от себя эти мысли.

Профессиональная феминистка не от хорошей жизни публикует статьи в цитируемых изданиях, не просто так выступает на организованных международными организациями семинарах и гранты от них получает тоже не за здорово живешь — и страшно подумать, что будет, если вдруг однажды сексизма не станет. Гендерные исследования — бизнес пострашнее привокзальных ларьков.

И то сказать — почему, чтобы поставить ларек у вокзала, нужно получить десять бумажек, а отпустить сексистскую шуточку может каждый встречный-поперечный? Без консультации у специалиста по гендерным исследованиям. Такая, скажем, шуточка — задевает; такая — не задевает. За согласование пожалуйте установленную законом пошлину — то-то было бы хорошо. Капитализм и полная свобода рынка.

Вообще, хорошо было бы отрегулировать мир, а то больно уж он разболтанный, все время приходится переходить на ручное управление. Хорошо было бы создать раз и навсегда единый экзамен, чтобы выпускать из школ компетентных потребителей, написал тест — и все его проходят, а целому министерству можно отдыхать. Хорошо было бы утвердить на всепланетном съезде стандарты демократии — и чтобы, если кто не соблюдает, немножко побомбить, и готово дело, можно ехать на Сейшелы. Хорошо было бы согласовать стандарты шуточек про геев и евреев, про чукчей и хохлов, про тупых телочек и похотливых козлов, и чтоб чуть что не так — в нерукопожатные.

Но древо жизни — пресволочнейшая штуковина, люди живут, думают, говорят и шутят как попало, без всякого утвержденного регламента, вот где печаль. И всё время то кто-то с кем-то поссорится, то кто-то на кого-то обидится, с каждым новым исключением всё больше сомнений в правиле, — но, конечно, тем мужественнее нужно отстаивать хотя бы то, по поводу чего сомнений уже ни у кого нет. Ну, там, что 85% — тупое быдло, например. Что никаких детей киевские ракеты не убивают. Что в целом свободные рынки правят миром разумно и справедливо.

И больше об этом не думать. Взяться за руки и скакать. Скандировать кричалки. А если вдруг захотелось о чем-то подумать — то думать о сексизме и феминизме. В установленном, впрочем, порядке.

Комментарии
Прямой эфир