Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ничто не предвещало такой победы: экзит-поллы, то есть оценки результатов выборов по опросам участников, указывали на равные позиции или даже на легкое отставание партии премьера Нетаньяху. Израильские граждане уснули, уверенные, что шансы есть у обоих лидеров, что будет взвешенный парламент и долгая торговля министерскими портфелями для составления коалиции.

Но к утру голоса подсчитали, и прояснилась удивительная картина. «Ликуд», правящая умеренная правая националистическая еврейская партия, получила заметное относительное большинство — 30 мест в кнессете (парламенте), а ее главный противник, «Сионистский лагерь», умеренный оппозиционный левоцентристский блок Рабочей партии и близких центристов, получает всего 24 места.

Скорее всего, новым премьером Израиля станет старый премьер Биби Нетаньяху, который впервые пришел к власти в далеком 1996 году и правил с тех пор с перерывами, напоминающими российские ротации. Израильская Конституция позволяет ему править хоть всю жизнь, что он вроде бы и собирается сделать, и никто не кричит ему, что столько править нельзя.

Несмотря на полученное относительное большинство, ему придется потрудиться, чтобы составить правительство: в Израиле много партий, и на каждые новые выборы появляются новые партии. Разочаровавшиеся в старых партиях избиратели охотно голосуют за новые партии, которые исчезают к следующим выборам, успев всех разочаровать.

Так и сейчас — в центре политической карты две партии, одна новая, одна уже разок сходила на выборы. У них вместе около 20 мандатов, и они могут поддержать хоть левых, хоть правых — кто больше даст правительственных постов. Только религиозные еврейские националисты-поселенцы Беннета и светские еврейские националисты Либермана никуда от Нетаньяху не денутся.

Нетаньяху бился за власть без перчаток. Вот три его приема — на грани фола или за гранью. За неделю до выборов он полетел в Вашингтон, выступил перед конгрессом: там его встретили такими овациями, какими Леонида Ильича не встречали на съездах КПСС. Американские парламентарии знают, кто дает денежки на избирательные кампании и кто пишет заметки в газетах. Президент Обама был возмущен, американские демократы шипели — но прием Нетаньяху сработал, израильский избиратель увидел своего премьера во всем блеске.

Второй прием. Прямо перед выборами люди Нетаньяху запустили сфабрикованный ролик, на котором лидер одной из партий якобы выражал поддержку Нетаньяху. После выборов победители признались в своем подлоге и были оштрафованы на $5 тыс., но победа осталась за ними.

И третий прием — в разгар выборов он обратился в Twitter ко всем гражданам Израиля: арабы массами идут на избирательные участки! Спасайте еврейское государство, идите голосовать! И таким образом он послал немалую волну ленивых националистов к избирательным урнам.

Но арабы всё равно проголосовали. «Объединенный список» — так назывался новый избирательный блок, за который голосовали в первую очередь палестинцы — граждане Израиля и немало евреев и прочих израильтян, стоящих на несионистских позициях. Этот список стал третьей по величине фракцией нового израильского парламента с 14 депутатами. В нем среди прочих — один еврей-коммунист Дов Хенин, которого оправданно любят тель-авивские радикалы, и замечательная палестинская женщина-депутат Ханин Зоаби из Назарета, которую власти долго старались снять с предвыборной гонки. Всё же Верховный суд дал ей участвовать, и она победила и прошла в кнессет. Ханин Зоаби — большой друг России, и ее брат работает в подмосковном «Сколково».

Вряд ли этот партийный блок заметно повлияет на израильскую политику — все еврейские партии, в том числе левоцентристский «Сионистский лагерь», поклялись с ними не вступать в коалицию и в правительство не пускать.

Уже поэтому не очень-то жаль «Сионистский лагерь». Его лидер Бужи Герцог, кроткий уступчивый человек, напрочь лишенный харизмы, не очень подходил по характеру для Израиля, где любят сильных политиков путинского профиля. Он был бы неспособен заключить мир с палестинцами или совершить какой-то сильный волевой акт. Его отказ от сотрудничества с «Объединенным списком», выбор названия «Сионистский лагерь» (вместо Рабочей партии) указывали на желание понравиться правому избирателю. Его партнер по блоку, Циппи Ливни, «израильская Хиллари Клинтон», тоже оказалась неудачным политиком. Любая партия, к которой она имела отношение, разваливалась.

Среди новых депутатов «Сионистского лагеря» — талантливая молодая русская журналистка из Москвы Ксения Светлова. На нее вылили ведра грязи во время избирательной кампании, но она всё равно победила и прошла.

Авигдор Либерман, ведущий «русский» политик Израиля, позиционировал себя как антиарабский лидер. Он даже ответил на сообщение Нетаньяху в Twitter: «Только я могу остановить арабов». Но его результаты не впечатляют. Его партия скукожилась и с трудом получила шесть мест — хотя еще недавно он рассчитывал стать премьером вместо Нетаньяху.

Еще хуже выступила партия израильских хипстеров — «Мерец». Она с трудом прошла в парламент с четырьмя депутатами. Когда-то она была левой и боевой, в нее вошло еврейское крыло компартии, она обращалась к народу и думала о рабочих и о палестинцах. В те времена я был спикером ее парламентской фракции. Но с тех пор она, как и многие левые силы на Западе, перестроилась, стала высокомерной, выступала в основном за геев, презрительно отзывалась о русской общине в Израиле, а о народе не думала. Вот ее и постигло заслуженное поражение.

Не прошла в парламент партия религиозных сефардов-на-грани-фашизма, среди кандидатов которой был «израильский Ярош» — поселенец-хулиган Барух Марзель. Она не прошла сама и отняла много голосов у партии вменяемых умеренных религиозных сефардов во главе с Арье Дери. Но Дери даже тюремный срок не остановил — его любят в народе.

Для России результат выборов — удовлетворительный. Израильский левый центр настроен проамерикански и к России относится негативно. Ожидать подвижек от них было бы трудно. Израильская правая, конечно, тоже не симпатизирует России, им были бы ближе по темпераменту украинские националисты, но Нетаньяху придерживается дружественного нейтралитета, что устраивает обе стороны.

Больших перемен ожидать не приходится. Незадолго до выборов Нетаньяху поклялся, что не допустит создания палестинского государства. Все это и так подозревали, но вели бесконечные переговоры. Сейчас, возможно, о переговорах позабудут, а может, и нет. Ведь этот ближневосточный спектакль идет дольше, чем «Мышеловка» на сцене лондонского театра. Значит, это кому-то нужно.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...