Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

О ситуации, которая случилась вокруг ИНИОНа, постоянно говорят во всех средствах массовой информации. Выясняются разные подробности, причины произошедшего, но один момент мне — и многим сознательным людям — сейчас остается совершенно неясным. Мне категорически непонятно, почему при всех странностях с фирмами, которые за немалые деньги делали в ИНИОНе ремонт, включая работы по обеспечению библиотеки системой пожарной безопасности, директора — Юрия Пивоварова — до сих пор не отстранили от занимаемой должности?

Первое, что нужно было сделать после столь громкого ЧП — отстранить директора ИНИОНа от работы как минимум на время расследования! Но нет. Он занимает свою должность, он явно чувствует себя невиновным, спокойно посещает пресс-конференции, на которых, кстати, несет несусветную чушь, и при этом не отвечает на важнейшие вопросы, связанные как раз с работами по обеспечению пожарной безопасности в здании библиотеки. Он ведет себя так, будто бы лично его случившееся касается очень незначительно.

Невольно задаешься вопросом: почему всё складывается именно так? Это что — каста неприкасаемых такая, эти академики?

Можно вспомнить другие пожары и другие происшествия, получившие широкий резонанс. Сценарий там, как правило, всегда один: в первую очередь отстраняется от деятельности и отвечает за случившееся руководство организации, где это произошло — по-другому и быть не может, это зона ответственности директора. А уже потом делаются выводы: невиновен — работает дальше на своем месте, виновен — наказывается по закону! В ситуации с ИНИОНом ничего такого не происходит.

Давайте обратимся к трагедии, случившейся в Перми в 2009 году, когда там сгорел клуб «Хромая лошадь» и погибло много людей. Тогда реакция государства была единственно верной: жесткое решение и наказание виновных, в первую очередь руководства клуба, а за ним все причастные. Напомню — тогда дошло до того, что правительство Пермского края в полном составе сложило с себя полномочия. Вот это — адекватный подход.

Вы скажете, что есть разница, и в пожаре в ИНИОНе, к счастью, никто не погиб. Да, жизни людей — это бесценная категория. Но такая же бесценная категория, только другого масштаба, — старинные книги, летописи, оригиналы документов и другие свидетельства истории, времени, которые хранились в ИНИОНе в единственном экземпляре. 90% всего этого чрезвычайно важного в глобальном смысле фонда утрачено безвозвратно - и при этом директор ИНИОНа сидит на своем месте, браво себя ведет, а в Сети появляются сообщества, требующие прекратить травлю академика Пивоварова… Не зазеркалье ли это, не бред ли?!

Но ни о какой травле Пивоварова речи не идет. Речь идет о том, что именно директор отвечает за всё то, что происходит в его организации. А о том бардаке, о том хаосе, который царил в ИНИОНе, неоднократно писали многие блогеры и СМИ; рассказываем об этом и мы в расследованиях нашего движения «За честную страну!»… Вскрываются вопиющие факты! И всё равно находятся те, кто называет это травлей. Послушайте, но это практически равносильно тому, как если бы во время трагедии со сгоревшим клубом в Перми появились сообщества, которые кричали бы — руки прочь от руководства клуба, они ни при чём, они не виноваты, клуб сам сгорел!

Вызывает непонимание и странная, безвольная реакция ФАНО на произошедшее — а ведь именно они должны были отстранить Пивоварова от руководства библиотекой, хотя бы на срок, пока идёт расследование. Происходят и другие события — нездоровые, мягко говоря, — и вот мы уже слышим, что Пивоварова нужно возвести в ранг героя, спасающего остатки библиотечного фонда… 

Хочется понять — почему и когда случилось так, что у нас в стране появилась каста неприкасаемых академиков, которым позволено всё и которые при любых ужасающих происшествиях в их подведомственных учреждениях выходят сухими из воды? Ведь подобные Пивоварову «деятели» сделают для себя замечательный вывод — что бы ни случилось, они останутся ни при чем и во всем случившимся будут винить кого угодно, но только не себя!

Это очень трагичный вывод для всей российской науки. Для всего ее будущего.

Комментарии
Прямой эфир