Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Телефон горячей линии по вопросам коронавируса: 8 800 2000 112
Мир
Байден обсудит с лидерами европейских стран ситуацию на Украине
Мир
Пашинян заявил о готовности подписать соглашение о мире с Азербайджаном
Общество
В Москве проверят выполнение указа о переводе части сотрудников на удаленку
Общество
Экс-спецназовцы ФСБ получили от 8 до 10 лет колонии по делу о налете на банк
Мир
Лукашенко подписал указ о созыве внеочередной сессии парламента Белоруссии
Мир
В Германии заявили о невозможности поставок оружия на Украину
Мир
В ГБР заявили об отказе Порошенко выполнить решение суда и сдать загранпаспорт
Мир
Польша рассмотрит вопрос оказания военной помощи Украине
Экономика
Путин поручил снизить налог на прибыль компаниям в сфере развития генетики
Мир
В Венгрии заявили о нежелании очередной холодной войны в Европе
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Лихая круговерть вокруг фильма с весьма непритязательным и даже тривиальным названием «Интервью» заставит размышлять конспирологически даже тех аналитиков, которые обычно воспринимают «теорию заговора» как последнее прибежище интеллектуала. Думать о чем-то как о заговоре — самый позорный стыд. Но усматривать заговор в скандале с отменой премьеры «политической комедии», казалось бы, есть основания.

История проста. Компания Sony Pictures Entertainment сняла фильм с двумя звездами — Джеймсом Франко и Сетом Роганом в главных ролях. По сюжету журналисты отправляются в Северную Корею взять интервью у тамошнего лидера. По ходу дела их вербуют в ЦРУ, чтобы они устранили тирана, неугодного Америке. Официальные лица КНДР неоднократно выступали с заявлениями о неуместности картины. Кажется, к их мнению не очень прислушались.

В итоге хакеры якобы из Северной Кореи устроили атаку на сеть киностудии Sony Pictures Entertainment, выкрав вроде бы важную информацию, позднее попавшую в Сеть. Федеральное бюро расследований винит в инциденте и террористических угрозах Северную Корею. В конце концов дело дошло до того, что Барак Обама официально обратился к Китайской Народной Республике, попросив о помощи в борьбе с хакерами из КНДР. КНР здесь при том, что все системы связи КНДР работают через сети, которые контролирует Китай.

В скандале уже приняли участие многие американские звезды и политики. Сети кинотеатров, опасаясь угрозы терактов, отказалась прокатывать фильм, компания отменила премьеру, сообщив при этом, что фильм не выйдет даже на DVD и blue-ray- носителях, а актеры, которые снялись в главных ролях, отказались участвовать во всех событиях, связанных с фильмом.

Вопрос в том, кому это выгодно? Точно на него ответить нельзя. Это может быть выгодно и компании Sony Pictures Entertainment, и политическому истеблишменту США, и даже Северной Корее. Последняя во всей этой истории выглядит вполне пристойно — как-никак Ким Чен Ын, над которым, бывает, потешаются, смог показать себя человеком, который не любит, когда над ним смеются.

Но все же есть несколько версий произошедшего.

Итак, версия первая — маркетинговая. Политически острый фильм намеренно раскручивают для того, чтобы привлечь к нему всеобщее внимание и окупить в прокате с лихвой.

Версия вторая — конспирологическая. Скандал вокруг кино так или иначе играет на руку той или иной стороне — компании, которая его выпустила, политическому истеблишменту США, Северной Корее или кому-то еще. Хакеры, конечно, могут быть и не из Северной Кореи, а из какого-нибудь другого государства.

Версия третья — обыденная. А что если американцы правда решили снять такой фильм и нарвались на мощное противостояние, сами того не ожидая?

Знаете, пока еще мы имели возможность видеть лишь трейлеры, а не само кино. И если бы не прошедшая 11 декабря в Лос-Анджелесе премьера фильма, у нас было бы больше оснований считать картину новой операцией «Арго» — гениально спродюсированной политической кампанией, как та, что не так давно была запечатлена Беном Аффлеком в его одноименном фильме.

Однако равным образом всем этим игрокам скандал может быть и невыгоден. Однозначно идет на пользу он лишь тем, кто смог заработать на нем определенные политические очки: например, Джорджу Клуни, а также многим другим актерам и режиссерам, которые высказались на тему свободы слова в Америке, что бы они конкретно под этим расплывчатом термином те не понимали.

Проблемным остается один момент. Например, полнометражному кукольному мультфильму Трея Паркера и Мэтта Стоуна «Команда Америка: мировая полиция», где как главный антагонист демократии высмеивался Ким Чен Ир (а ведь он, кстати, тоже был против того, чтобы продукт попал в широкий прокат), ничего не помешало выйти на экраны. А ведь интернет, кажется, тогда уже был. Те же Стоун и Паркер от души издевались над Саддамом Хусейном в своем «Южном парке» — и снова в эпоху интернета. А еще ранее Саддам, у которого, между прочим, по слухам, должно было храниться оружие массового поражения, высмеивался в комедии-пародии «Горячие головы: часть вторая». В то время хакерских атак, вероятно, можно было не сильно опасаться. Чего не скажешь о ядерном оружии.

То есть американцы, снимая политически острое кино, на самом деле могли рассчитывать на то, что никаких серьезных последствий премьера иметь не будет. Действительно, если уже столько раз срабатывало, почему вдруг не сработает и в этот раз? За тем лишь исключением, что Ким Чен Ын, кажется, очень чувствителен к западной популярной культуре. Какое-то время назад, согласно неофициальным сведениям, в новостях сообщалось, что в Северной Корее якобы казнили определенное количество человек за то, что те тайно смотрели западные сериалы.

Вдруг это правда? Но если Ким Чен Ын так ревностно относится к тому, что его народ за страх и риск для собственной жизни потребляет западную массовую культуру, что говорить о том, если вдруг люди захотят посмотреть комедию про убийство своего лидера? Не проще ли упредить ее премьеру, чем ждать, пока фильм случайно не окажется в КНДР?

И, кстати, пусть и в ультимативной форме, но просить у Китая о содействии в борьбе с хакерами якобы из Северной Кореи для Барака Обамы довольно унизительно. Даже если Соединенным Штатам зачем-то выгодно поссориться с Китаем.  Вряд ли за всей этой историей стоит теория заговора. Речь скорее о том, что кто-то не смог предугадать последствия своих действий.

Но есть и кое-что поинтереснее. Главное, что говорит нам история с «Интервью», — наконец-то найдена формула идеального для США политического фильма. В 2013 году мы видели, насколько успешным оказалась картина «Операция «Арго» и насколько острой — «Цель номер один». Первая получила «Оскар», вторая — оживленные дискуссии в прессе. Первая демонстрировала, что в Голливуде далеко не все леволибералы, и если не патриоты, то аполитичные дельцы. Вторая фактически превозносила ЦРУ и почти что одобряла пытки.

Поэтому фильмом, объединившим нацию против внешнего врага, оказалась самая обычная комедия, а не сложная драма. Ведь теперь почти все звезды Голливуда оказались главными демократами, настоящими поклонниками свободы, серьезно настроенными на «борьбу со злом» — правда, посредством слова в Twitter и других социальных сетях.

Так что если о чем и говорит вся история со злополучным фильмом, так это о том, что мир и главным образом Соединенные Штаты, соскучившиеся по борьбе за свободу и демократию, сильно тоскуют по тирании, фактически исчезнувшей в XXI столетии. Нет больше достойных врагов типа Саддама Хусейна, Муамара Каддафи или Ким Чен Ира. А ведь над Хусейном и Ким Чен Иром американская комедия так славно смеялась, доставляя простую радость народу США. Теперь же, когда и Фидель Кастро отошел от дел и страна свободы наладила отношения с Островом свободы, не осталось никого, кому можно было бы противостоять хотя бы ментально и над кем можно было бы смеяться.

По желанию Ким Чен Ына или нет, но теперь он становится врагом номер один для мирового прогрессивного человечества. Это, кстати, большая честь. И всё из-за какой-то комедии.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир