Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«То, что вы называете загадочной русской душой, и есть фаду»

Карлуш Мануэл Моутинью Пайва душ Сантуш (Камане) — о терапевтической роли португальской музыки и о том, как справиться с музыкальным фастфудом
0
«То, что вы называете загадочной русской душой, и есть фаду»
Фото предоставлено менеджментом артиста
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

16 декабря в Московском международном доме музыки выступит Карлуш Мануэл Моутинью Пайва душ Сантуш, или просто Камане, один из самых популярных в мире исполнителей традиционной португальской музыки фаду. Корреспондент «Известий» позвонил маэстро в Лиссабон.

— В России, если речь заходит о португальской музыке, чаще всего вспоминают Сезарию Эвору. Если бы вам пришлось описывать фаду людям несведущим, как бы звучал ваш рассказ?

— Сезария Эвора — великая певица, и я знаю, что ее очень любили в России. Однако музыка, которую она с гордостью, достоинством и талантом представляла на мировой сцене, — это морна, традиционный жанр ее родины, островов Зеленого Мыса. Фаду же чисто португальская история — музыка, рожденная в Лиссабоне и впитавшая всю его красоту, жизнерадостность и грусть.

Насколько я могу судить, по мелодике фаду напоминает русский романс. То же струнное сопровождение, то же внимание к поэтическому материалу и непременное вокальное мастерство. Пожалуй, я бы описал фаду так: это жизнь человеческой души, выраженная в музыке.

— В отношении блюза существует расхожая формулировка: блюз — это когда хорошему человек плохо. А как тезисно можно охарактеризовать фаду?

— Фаду — это желание поделиться с другими своим «хорошо» и разделить чужое «плохо». Это человеческие отношения между хорошими людьми.

«То, что вы называете загадочной русской душой, и есть фаду»

— Кто будет аккомпанировать вам в Москве? 

— Традиционно фаду исполняется под аккомпанемент двух гитар — классической и так называемой guitarra portuguesa. Это 12-струнный музыкальный инструмент, внешне похожий на мандолину. Мы говорим о ней — «в форме сердца». Я буду петь со своими постоянными партнерами — гитаристами Жозе Мануэлом Нету и Карлушем Проенса. Эти ребята — одни из лучших не только в Португалии, но и на всем Пиренейском полуострове. Что касается непривычного — к двум гитарам мы добавили контрабас. Это придает традиционной музыке освежающее джазовое звучание.

— Фаду — это некий набор музыкальных инструментов или все-таки определенный спектр чувств и эмоций? 

— Фаду — это всегда история. Рассказанная великим поэтом Фернандо Пессоа или безымянным бродягой, который жил 200 лет назад и оставил лишь несколько стихотворений. История о любви, о путешествии, о потере. О забавной ситуации на ярмарке или трагическом случае в таверне. Неважно, о чем речь, главное — рассказать так, чтобы слушатель почувствовал себя не просто участником, а героем этой истории. А будет ли это голос в сопровождении гитар, или декламация под звуки рояля, или дуэт с симфоническим оркестром — не так уж и важно. 

У нас есть понятие saudade — тот, кто любит Сезарию Эвору, наверняка много раз слышал это слово в ее песнях. Saudade — печаль, не отравленная обидой на судьбу и чувством вины. Когда что-то идет не так, ты оглядываешься в свое прошлое, находишь некую развилку и думаешь: выбери я тогда другую дорогу, сейчас всё могло бы быть иначе. К примеру, не потеряй я тогда ту женщину, сейчас у меня была бы дочь, такая же красивая, как она.

Но именно наш выбор делает нас теми, кто мы есть сейчас. И поскольку большинству из нас свойственно все-таки относиться к себе с симпатией, то остается признать уже сделанный выбор правильным. В этом смысле saudade — замечательное средство от ненужных сожалений. Вот это и есть главная эмоция фаду: принимать жизнь такой, какая она есть. Ну и немножко мечтать о будущем, которое могло бы быть, но не состоялось.

— Вы исполнитель фаду в четвертом поколении. Могли бы вы не стать музыкантом или работать в другом жанре?

— По одной из версий, слово «фаду» восходит корнями к латинскому fatum — судьба, рок. Поэтому мне очень хочется ответить с должной долей пафоса: я был рожден, чтобы петь фаду. Но правда в том, что у меня была уйма возможностей стать кем угодно. Родители никогда не давили на меня с выбором профессии. Я начал петь в 10 лет, в 14 победил на общенациональном конкурсе «Великая ночь фаду», но даже после этого у меня был выбор. Я мог бы податься в дантисты или адвокаты, например...

С профессией музыканта я определился не слишком рано, в этом смысле я не вундеркинд. Что касается других жанров — я экспериментирую в стилях поп, джаз и даже рок, но отдаю себе отчет в том, что фаду — главное и лучшее, что есть в моей жизни.

«То, что вы называете загадочной русской душой, и есть фаду»

— Музыканты многих стран обеспокоены тем, что в их культуру вторгаются американская поп-музыка и тупиковые жанры вроде R'n'B, подрывающие национальные традиции. 

— Честно говоря, не думаю, что какое-либо вторжение способно подорвать национальные традиции португальцев. Мы спокойный, но довольно упрямый народ, с некоторой опаской относящийся ко всему новому. Мы не слишком падки на моду, 20 раз посмотрим, подумаем, а потом можем сказать: «Нет, что-то нам это не очень подходит». Мы никого не прогоняем, но если кто-то хочет остаться с нами, ему нужно учитывать наши предпочтения. Например, Португалия едва ли не единственная страна в мире, где «Макдоналдс» чуть не разорился, а потом адаптировал свое меню под наши вкусы. 

В музыкальном же смысле мы своего рода плавильный котел. Кизомба, самба, морна, босанова, шору, фаду — это всё португалоязычная музыка. Португалия, Бразилия, Ангола, Мозамбик, Кабо-Верде — мы все питаем и обогащаем друг друга. 

— Есть ли непортугальские музыкальные жанры, которые вам близки?

— Разумеется, джаз. Возможно, кантри. А вообще не буду оригинален: есть музыка хорошая, а есть — плохая. Мне не нравится слово «качественная», поскольку, во-первых, слишком уж отдает утилитарным подходом, неуместным в такой эмоциональной сфере, и во-вторых, качественно можно сыграть любой отстой, если нанять профессионалов — но отстоем он быть не перестанет. Так вот, хорошая музыка вне зависимости от происхождения мне близка. Классический рок — хорошо. Слюнявые баллады вчерашних бельевых моделей — плохо.

— Знаете ли, что в России есть музыканты, работающие в вашей традиции?

— В России поют фаду? Вот это новость. В хорошем смысле, конечно. Впрочем, если подумать, в этом нет ничего удивительного. Поправьте меня, если я ошибаюсь, но ментальности португальцев и россиян во многом похожи. Фатализм, умение безгранично радоваться и самозабвенно печалиться, отголоски великого имперского прошлого, неумение и нежелание смотреть на жизнь с практической точки зрения, иррациональность в чувствах — у нас с вами действительно много общего. Только вы называете это загадочной русской душой, а мы — фаду.

— Что услышат зрители московского концерта и стоит ли им как-то подготовиться — послушать вашу музыку, например?

 — Это будет мой первый визит в Россию, и я подготовил для русской публики программу «На краю света». Это 22 фаду, которые, как мне кажется, наиболее полно рассказывают о моей стране. Кроме того, во время концерта будут звучать так называемые гитаррады — инструментальные пьесы, требующие виртуозного владения гитарой. И хотя музыка — универсальный язык, понятный всем без исключения, наши российские промоутеры сделали переводы текстов. Поэтому никаких специальных приготовлений не требуется. Ну разве что немного горячительного перед концертом — исключительно чтобы согреться. Я слышал, на следующей неделе в Москве обещают сильные морозы. 

«То, что вы называете загадочной русской душой, и есть фаду»


Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...