Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Офшорным фирмам хотят запретить быть учредителями российских юрлиц

Депутат Госдумы от ЛДПР считает, что подобные меры приведут к большей прозрачности отечественного бизнеса
0
Офшорным фирмам хотят запретить быть учредителями российских юрлиц
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Депутат нижней палаты парламента Роман Худяков (ЛДПР) готовит проект закона о внесении изменений в гл. 4 «Юридические лица» Гражданского кодекса РФ, ст. 9 «Учреждение общества» и 10 «Учредители общества» ФЗ «Об акционерных обществах», ст. 11 «Порядок учреждения общества» ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 15 «Учредители некоммерческих организаций» ФЗ «О некоммерческих организациях» и иные нормативно-правовые акты, регулирующие вопросы регистрации юридических лиц. Изменения в законодательстве будут касаться правил регистрации юридических лиц в России — как коммерческих организаций, так и НКО. Законодатель предлагает внести в законодательные акты запрет для иностранных компаний из офшорных юрисдикций выступать в качестве учредителей отечественных юрлиц. По мнению Романа Худякова, подобные изменения будут в русле политики постепенной деофшоризации российской экономики, а также способны привести к большей юридической ответственности и прозрачности перед налоговыми и правоохранительными органами целой группы компаний.

Офшорной компанией считается компания из офшорной зоны, которой может быть государство целиком или часть этого государства. На сегодняшний день основной российский список офшорных зон содержится в приказе Минфина России от 13 ноября 2007 года № 108н «Об утверждении Перечня государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (офшорные зоны)». В него входят следующие государства и территории: Ангилья; Княжество Андорра; Антигуа и Барбуда; Аруба; Содружество Багамы; Королевство Бахрейн; Белиз; Бермуды; Бруней-Даруссалам; Республика Вануату; Британские Виргинские острова; Гибралтар; Гренада; Содружество Доминики; Китайская Народная Республика (Специальный административный район Гонконг (Сянган); Специальный административный район Макао (Аомынь); Союз Коморы: остров Анжуан; Республика Либерия; Княжество Лихтенштейн; Республика Маврикий; Малайзия: остров Лабуан; Мальдивская Республика; Республика Мальта; Республика Маршалловы Острова; Княжество Монако; Монтсеррат; Республика Науру; Нидерландские Антилы; Республика Ниуэ; Объединенные Арабские Эмираты; Острова Кайман; Острова Кука; Острова Теркс и Кайкос; Республика Палау; Республика Панама; Республика Самоа; Республика Сан-Марино; Сент-Винсент и Гренадины; Сент-Китс и Невис; Сент-Люсия; Отдельные административные единицы Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии: Остров Мэн; Нормандские острова (острова Гернси, Джерси, Олдерни); Республика Сейшельские Острова.

Президент Владимир Путин в своем послании Федеральному собранию высказал идею офшорной амнистии с целью возвращения капиталов в страну.

— Все мы понимаем, что происхождение денег разное, по-разному они заработаны и получены. Но, убежден, нам нужно окончательно закрыть, перевернуть офшорную страницу в истории нашей экономики и нашей страны. Это очень важно и нужно сделать, — сказал глава государства.

Депутат Роман Худяков напомнил, что использование отечественными предпринимателями офшорных схем не раз затрудняло работу отечественных правоохранителей. Также он отметил, что и самим российским сторонникам офшорной юрисдикции приходилось рисковать своими средствами, например, во время кипрского кризиса.

— О необходимости деофшоризации нашей экономики не раз говорил президент Владимир Путин, упомянул он об этом и в послании Федеральному собранию 4 декабря. Мы предлагаем внести в Гражданский кодекс поправку и запретить зарубежным офшорным компаниям становиться учредителями юридических лиц в России, — пояснил Роман Худяков. — Зачастую владельцами этих компаний являются российские граждане, которые не хотят работать по действующим в России налоговым правилам и пытаются с помощью иностранной юрисдикции уйти от уплаты налогов. Есть и другие проблемы: если подобная компания будет заподозрена в каком-то мошенничестве, нашим правоохранительным органам будет крайне сложно определить истинных виновников этого преступления.

Парламентарий также отметил, что в условиях западных антироссийских санкций российские юрлица, пользующиеся офшорными юрисдикциями, рискуют своими средствами гораздо больше, чем если бы они вели свой бизнес исключительно в рамках отечественного права.

Партнер юридической компании «Некторов, Савельев и партнеры» Егор Батанов рассказал «Известиям», что офшорные компании используются российскими предпринимателями для обеспечения конфиденциальности владения российскими активами. Кроме этого, при определенных условиях офшорные компании позволяют оптимизировать налогооблажение в России и открывают доступ к иностранному праву.

— Сейчас российским контролирующим органам действительно довольно трудно установить реального владельца российской компании, скрытого за завесой из офшорных фирм. Одним из наиболее громких примеров является аэропорт Домодедово — правоохранительные органы до сих пор не располагают официальной информацией о реальных владельцах аэропорта, — рассказал Егор Батанов. — Вместе с тем в последнее время ситуация стремительно меняется. Так, осенью этого года Россия ратифицировала международную конвенцию об административной помощи по налоговым делам, участниками которой являются и многие офшорные юрисдикции — Британские Виргинские острова, Гибралтар и др. Эта конвенция позволяет осуществлять регулярные обмены информацией, в том числе о владельцах и руководителях компаний.

По его словам, значительные усилия для создания системы глобального информационного обмена предпринимает ОЭСР и G20.

— На последнем саммите G20 в Брисбене было одобрено создание системы автоматического информационного обмена, ожидается, что Россия присоединится к этой системе с 2018 года. Поэтому вероятно, что в скором времени офшоры не будут обеспечивать тот уровень конфиденциальности, который они дают сейчас, — заметил юрист.

Весной этого года «Общероссийский народный фронт» уличил «Почту России» в сотрудничестве с российской компанией «Межрегиональное агентство подписки» (МАП), среди учредителей которой числились фирмы офшорной юрисдикции — ООО «Юпс Холдингс Лимитед» (Кипр) и международная компания «Отранто Коммьюникейшнс, Лтд» (британские Виргинские острова). Недовольство «фронтовиков» вызвали не только офшорные партнеры государственной монополии, но и тот факт, что МАП фактически участвовало в распределении государственных субсидий, при этом все основные функции по подписке выполняла «Почта России».

— Среди крупных компаний офшорных учредителей имеют большинство. По разным экспертным оценкам, это около 90%. Малый и средний бизнес значительно реже задействует эту схему. Это некий сложившийся обычай делового оборота, система с тройным профитом. Во-первых, это дает бизнесу защиту от конкурентов, во-вторых, конечно же, делается это для минимизации налогообложения, а в-третьих, позволяет расширить свой арсенал действий и юридических прав, что при существовании компании по российским законам было бы невозможно, — отметил экономист Валерий Миронов.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир