Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Государство планирует охранять и финансировать частные коллекции книг

Коллекционеры пока не решили, во вред или во благо им эта инициатива
0
Государство планирует охранять и финансировать частные коллекции книг
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Голенищев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Директор Российской государственной библиотеки (РГБ) Александр Вислый предложил Министерству культуры передать РГБ полномочия по ведению государственного реестра ценных книг (сейчас обязанности по реестру распределяются между РГБ и Министерством культуры РФ). Соответствующие изменения в Федеральный закон «О библиотечном деле» уже готовятся. 

Как пояснил «Известиям» Александр Вислый, предложение о передаче полномочий возникло вследствие особенностей работы. В настоящее время РГБ выступает в качестве федерального центра по работе с ценными книгами — является администратором собранной базы данных о книгах и координатором участия в этой базе других учреждений.

— Это сложное дело, требующее постоянного и большого количества сотрудников, владеющих информацией о той или иной книге. В министерстве не так много людей, которые могли бы этим заниматься, в библиотеке всё это организовать проще, — уверен Александр Вислый. 

На очереди решение двух основных проблем — книжные памятники, хранящиеся в частных коллекциях, должны быть во-первых — зарегистрированы, во-вторых — отреставрированы.

По словам гендиректора, если в библиотеках за состоянием ценных книг стараются следить, то у частных коллекционеров они порой «рассыпаются на листочки». В связи с этим одна из целей гендиректора — добиться финансирования, которое позволит коллекционерам содержать книги в приличном состоянии. 

— Для получения финансирования частному лицу необходимо зарегистрировать книжный памятник в госреестре, получить документ о регистрации и с ним прийти в местный орган власти. Пока это работает плохо. Коллекционеры стараются не очень спешить с этим, поскольку реестр находится в свободном доступе в интернете и многие боятся сообщать о хранении ценных изданий, — заметил гендиректор. 

Впрочем, как заявляет Александр Вислый, и сознательных коллекционеров хватает: некоторые несмотря на все опасения регистрируются в базе. Что существенно повышает ответственность государства в случае утраты их собраний. 

Другая поправка к закону «О библиотечном деле» касается выведения понятия книжного памятника на новый уровень. Сейчас, по словам Александра Вислого, при обращении коллекционера за регистрацией справку ему выдает РГБ. В идеале же это должно быть свидетельство, выданное на более высоком уровне. 

— Одно дело, когда коллекционер получает документ от Ленинки, а другое — от государства. Проблема в том, что все госреестры ведутся государственными органами власти. Случаев, когда их ведет отдельная организация, не так уж и много. Мы хотим попасть в число этих случаев, — заявил он.

Как сообщили «Известиям» в Министерстве культуры, ведомство готово передать полномочия РГБ, так как «разработанная ранее схема, когда подведомственная организация создает Свод книжных памятников, а Минкультуры России ведет государственный реестр, оказалась нереализуемой».

— Необходимо внести коррективы в законодательство, мы над этим работаем, — пояснили в министерстве.

Также в ведомстве подтвердили, что в дальнейшем планируется выдача владельцам книжных памятников удостоверений государственного образца, по аналогии с другими реестрами. 

Однако не факт, что эти нововведения одобрят сами коллекционеры. Как пояснил «Известиям» гендиректор «Дома антикварной книги в Никитском» Сергей Бурмистров, многие из покупателей могут воспринять подобную регистрацию как вторжение в частную жизнь. 

— Частные коллекционеры всегда очень подозрительно относятся к подобного рода инициативам. Те, кто покупают редкие книги у нас, отдают себе отчет, что истратили большие деньги (например, оценочная стоимость издания «Евгения Онегина» 1833 года доходит до $460 тыс. — «Известия») и будут заботиться об этой книге лучше, чем в госучреждениях. Не думаю, что такому собирателю понадобится финансирование со стороны государства, — пояснил гендиректор.

Один из виднейших в России собирателей редких книг и произведений изобразительного искусства Борис Фридман (в его коллекцию входят в основном образцы жанра книга художника/livre d’artiste) видит в инициативе и светлую, и темную стороны.

— С одной стороны, если бы то, чем я занимаюсь, было бы интересно еще кому-то, кроме меня, было бы здорово. Но с другой стороны, это мое личное дело, почему я должен о нем сообщать? Вопрос безопасности здесь последний: если человек захочет совершить преступление, госреестр здесь ни при чем. Но докладывать, что именно я купил в свое личное пользование, — это нарушение приватности, — полагает Борис Фридман. 

Поправки в Федеральный закон «О библиотечном деле», инициированные РГБ и Минкультуры, будут рассмотрены Госдумой в начале 2015 года. Закон регулирует общие вопросы организации библиотечного дела, взаимоотношений между государством, гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями в области библиотечного дела в соответствии с принципами и нормами международного права.

Комментарии
Прямой эфир