Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Жемчужное ожерелье у тропика Рака

Архипелаг Пэнху ждет российских туристов
0
Жемчужное ожерелье у тропика Рака
Фото: Борис Пиляцкин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Ночной бриз ласкает залив Пэнху, белые волны охотятся за пляжами, лучи заходящего солнца осыпают пальму наедине с большим синим морем», — поется в самой популярной здесь песне «Залив бабушки Пэнху».

Бабушка» — это плоские, без единой возвышенности островки со скалистыми берегами, черными жемчужинами рассыпанные по обе стороны тропика Рака в Тайваньском проливе на 60 км в длину и 40 — в ширину. Островков — 64, из них 18 — необитаемых. Да и площадь базальтового архипелага — миллионы лет назад его поднял на поверхность глубинный вулканический взрыв — всего 126,8 кв. км. На вкрапленном в море пятачке Дунцзи живут четыре человека, обитателей его собрата Тун-Паня — чуть больше 13, на южной окраине Пэнху — Цимэй — две с половиной тысячи жителей.

Отрада для души…

До середины прошлого века Пэнху знали как Пескадорские острова (от португальского pescador — пешкадор — рыбак). Стратегически важный для Тайваня архипелаг, прикрывающий его западное побережье, был заселен китайцами с материка еще в III веке до нашей эры. Но свою материальную историю жители Пэнху ведут со времени создания храма Тяньхоу в честь владычицы моря богини Мацзу. Всего на островах более 170 храмов, посвященных этой покровительнице моряков, рыбаков и торговцев. Родоначальником всех святилищ, воздвигнутых в 1592 году, считается тот, что расположен в одном из центральных районов Магуна — главного города одноименного острова и всего архипелага. В храме, богато украшенном сложными орнаментами, выполненными по дереву и камню, пахнет горящими благовониями. Проникающий снаружи свет оттеняет лицо богини черного цвета, по обе стороны которой восседают два помощника. Один держит руку, поднесенную к глазам, другой — приложил ее к уху. Согласно древней легенде, Небесная императрица, которой подвластны волны и ветра, тайфуны и наводнения и которая способна в зависимости от своего желания усмирить разбушевавшуюся стихию или вызвать погодные катаклизмы, родилась в рыбацкой деревушке простой девочкой Линь и уже в детстве была способна творить чудеса. А в 28 лет вознеслась на небо. В честь популярного божества устраивают паломничества и фестивали, задабривают подношениями, молятся на нее, всячески выказывая свою любовь, и неизменно отмечают дату появления Мацзу на свет в 23-й день третьего месяца по лунному календарю.

Рядом с храмом Тяньхоу расположена центральная торговая улица Чжунян, с которой, как считается, и ведет свою родословную городок Магун. До наших дней сохранились дома XVII века эпохи китайской династии Мин, а неподалеку на крошечной, как игрушка, площади расположено одно из островных чудес — Колодец четырех глаз — и впрямь уникальный свидетель прошлого, глядящий на туристов четырьмя огромными круглыми «зрачками».

…и желудка

Погрузившись в мифы минувших столетий, туристы, однако, не забывают и о будничном. Пэнху, где нет ни одной свиньи или козы (продукты завозят с Тайваня), славится дарами моря и в этом смело может потягаться за право первенства со многими знаменитыми кухнями приморских стран. Рыбный рынок в Магуне открывается в 4 часа утра, а в 8 он уже пуст и готовится к следующему дню.
Весь свежий морской улов развезен по бесчисленным ресторанчикам, кафе, закусочным. Простенькие на вид, не блещущие внутренними изысками, они берут другим: перед каждым таким заведением вдоль фасада установлены аквариумы, в которых в ожидании неизбежной участи плавают диковинные рыбы и шевелятся креветки, лениво двигают клешнями крабы и светятся своими раковинами устрицы...  Всего не перечислишь. Лучше приведу на память меню обыкновенного обеда, который, после того как через стекла аквариумов выбраны его жертвы, удивительно быстро и вкусно готовят на кухне любого местного «общепита».

Итак, суп из жареных улиток, дюжина устриц, только что сваренный краб, креветки, моллюски, кальмары, запеченные в яйце так, как это умеют делать только на архипелаге, салаты из морской капусты, морских гребешков и ежей и, конечно, неизменный атрибут любой тайваньской трапезы — чаша жареного риса. А потом еще рыба с неведомым названием и вкусом, который невозможно повторить, и на десерт — знаменитое местное мороженое красного цвета из кактуса. В заключение приятный сюрприз — счет в тайваньских долларах, который в переводе на наши деньги не превышает… пятисот рублей.

Приключения на пляже

Неудивительно, что Пэнху привлекает к себе множество туристов. Не только поклонников чревоугодия, но и тех, кто ищет не тронутые цивилизацией раритетные в наш век места, где можно насладиться кристально чистым морем цвета индиго или изумруда (в зависимости от освещенности солнцем в разные часы дня) и песочными пляжами. Недаром Пэнху называют «маленькими Гавайями».

Архипелаг, все население которого не превышает 100 тыс. человек (70% из них живет в Магуне и на одноименном острове), в прошлом году посетило свыше миллиона туристов! Подавляющее большинство этого контингента — гости из материкового Китая (в Тайване для них существует ежедневная квота — не более 3 тыс. человек в день), но встречались мне и американцы, шведы, англичане. Что касается российских путешественников, то им еще предстоит открыть необычность и благословенную красоту крошечного архипелага. Но, как заверили меня в местном отделении Бюро по туризму, ни один из гостей не уедет отсюда разочарованным.
Километры пляжей, обрамляющие морской берег широкой золотой каймой, разделены нависающими скалами на бухточки и заливы, которые облюбовали дайверы и подводные охотники. Там, где причудливые базальтовые нагромождения расступаются, открывается широкая панорама пляжного простора. Таких мест несколько. Наибольшей популярностью пользуется Аэймень на острове Магун, о чем свидетельствует целое «стойбище» припаркованных в зеленой роще у дороги мотороллеров. А в море — раздолье не только для простых купальщиков, но и любителей водных лыж, виндсерфинга и плавания на лодках-бананах. На такую напоминающую банан посудину забираются несколько человек и, сидя на верхней полусфере, отчаянно балансируют, чтобы сразу же не бултыхнуться в море. Однако, судя по тому, что один за другим съезжают вниз, удержаться на «банане» отнюдь не просто.

Перебраться с одного острова на другой раньше можно было только по морю. Но технический прогресс не обошел и Пэнху. В 1970 году был построен мост, соединивший два крупных (по местным масштабам) острова — Байшу и Си-юй. Великий Мост, как его почтительно называют островитяне, длиной около 2600 метров является самым длинным трансокеанским мостом во всей Восточной Азии.

Кстати, на Байше неподалеку от въезда на мост путешественники, утомившиеся от знойного солнечного пекла, могут передохнуть под сенью знаменитого Тунляньского баньяна, названного по имени находившейся когда-то здесь деревушки Тун-лянь. Даже не верится, что одно-единственное дерево, ветви которого не тянутся к небу, а врастают в землю, плодя новые «баньянчики» (их около ста), может создать огромную крытую площадку площадью 660 квадратных метров! Согласно легенде, 300 лет назад после крушения корабля черенок деревца приплыл к берегу, и местный житель посадил его, не ведая, что гигант будет давать самую густую тень, какую только можно сыскать на архипелаге.

Легенды и тайны

Между островами курсируют маленькие кораблики, каждый из которых носит гордое имя, например, «Око дракона». Кораблики, заполненные туристами, отчаливают от пристани оживленного морского порта Магуна. Наш путь — на северо-запад к крошечному островку Сяомэнь — занимает меньше получаса. Однако, сойдя с трапа, мои спутники — переводчик Лю, закончивший отделение русского языка в столичном университете Тайваня, и уроженец здешних краев гид Даниэль (в Канаде он учился на программиста)  — не торопятся покидать причал. Рядом под навесом выстроились в ряд мотороллеры, которые являются главным транспортным средством передвижения на островах. Ключи — в замках зажигания. Остается предъявить пароходные билеты местному контролеру, получить шлемы и можно отправляться в путь (стоимость этого удовольствия входит в цену билетов).

Даниэль стартует первым, Лю с гагаринским возгласом: «Поехали!» — вслед за ним. Я, в качестве пассажира, за его спиной. Наша цель — пещера «Кит» неподалеку от местной начальной школы. Представьте себе нависшую над морскими волнами черную базальтовую скалу, в центре которой просвечивающее насквозь пустое пространство — своеобразная арка, имеющая очертания кита.

Эта конфигурация возникла, как считают ученые, вследствие того, что верхняя часть скалы, представляла собой колонный базальт, в то время как нижняя — песочную сланцевую породу. Под влиянием северо-восточных муссонов и наката морских волн она была частично вымыта из скалы, образовав ту самую арку, имеющую очертания кита.

Подобные скульптурные композиции есть почти на всех островах Пэнху, и, наблюдая неподдельный интерес туристов к каменным изваяниям природы, смекалистые жители не оставили без внимания ни одно из них, придумав для многих подходящие названия, а заодно и незатейливые легенды. Получилось в соответствии со старинной тайваньской поговоркой — «одной стрелой попал сразу в два орла».

Очередную историю довелось услышать на юге архипелага. С высокого берега острова Ван-ань видна омываемая морем вытянутая базальтовая скала. Откровенно говоря, я так бы и не увидел в ней ничего примечательного, если бы Даниэль не просветил меня относительно этой самой скалы. 400 лет назад, гласит легенда, один человек, отправившись на рыбалку, упал в море и утонул. Безутешная жена, которая была на последнем месяце беременности, узнав о гибели мужа, прыгнула вниз. А после смерти превратилась в скалу. Выслушав эту трогательную легенду, я уже другими глазами посмотрел на чернеющую массу базальта и впрямь увидел лежащую женщину с большим животом.

Но самое интересное туристов ждет на самом юге архипелага — острове Цимэй. В переводе с китайского это название означает «семь красавиц». Так называется памятное место у дороги неподалеку от морского причала. Согласно легенде, когда-то здесь была деревня, на которую напали японские пираты. Чтобы не дать себя обесчестить, семь самых красивых девушек предпочли позору смерть и прыгнули в колодец. Его засыпали землей, и произошло чудо. Из земли выросло семь деревьев катальпа (род растений семейства Бегониевые). У них вечнозеленая листва, и они никогда не цветут. Семи красавицам поставили памятник, а потом решили, что он чересчур скромный, и рядом возвели другой, более высокий. К памятникам приносят игрушки, еду, предметы косметики, воздавая дань целомудрию и самопожертвованию.

Теперь с южной оконечности острова направимся на его северное побережье, где и закончим путешествие по архипелагу. Это место знаменито не только в масштабах Тайваня, но и за его пределами. Речь идет о… запруде из камешков для рыб. Такие каменные запруды на морском дне издавна были ноу-хау местных рыбаков, их можно увидеть и на других островах Пэнху. Но та, о которой идет речь, и впрямь уникальная. С высоты птичьего полета со смотровой площадки сквозь толщу прозрачной бирюзовой воды явственно видны контуры двух, будто летящих пересекающихся сердец. Говорят, что рыбы, давно уже обходят это место в море стороной и в ловушки не попадают. Зато смотровую площадку облюбовали влюбленные, и даже на каменных скамейках изображены знаменитые сердечки, растиражированные для туристов из разных стран тайваньскими открытками и рекламными проспектами.

А для полноты впечатлений, бросив прощальный взгляд в сторону моря, влюбленные фотографируются у памятника, на котором воспроизведена ловушка, созданная когда-то безвестными рыбаками. Впрочем, по утверждению Даниэля, рыбаки здесь ни при чем, и каменный рисунок — результат волшебной игры воображения самой природы. Если это так, то остается загадкой, откуда она прознала про то, как выглядят человеческие сердца.

Впрочем, на Пэнху еще осталось много неразгаданных тайн...

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...