Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Одна из наших задач — сохранить джазовый фестиваль в Коктебеле»

Арт-директор фестиваля Koktebel Jazz Party Михаил Иконников — о джазе в Крыму, новой публике и кризисе нынешней поп-музыки
0
«Одна из наших задач — сохранить джазовый фестиваль в Коктебеле»
Фото из личного архива М. Иконникова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

C 12 по 15 сентября в Коктебеле состоится фестиваль Koktebel Jazz Party, сменивший в этом месте Koktebel Jazz Festival, переехавший под Одессу. Нынешний фестиваль, за исключением родоначальника коктебельского джаза — генерального директора ФГУП «МИА «Россия сегодня» Дмитрия Киселева, делает новая команда. Арт-директор фестиваля Михаил Иконников рассказал корреспонденту «Известий» о новом джазе на старом месте. 

— Как вы попали в состав организаторов фестиваля и с какими сложностями вам пришлось столкнуться, ведь фестиваль готовился в очень сжатые сроки?

— Глава фестиваля Дмитрий Киселев задал вопрос — кто бы мог заниматься подготовкой. Мы работаем в одной структуре ВГТРК, и ему меня порекомендовали. Со своей стороны он привел саксофониста Сергея Головню, с которым мы и составляем арт-дирекцию. У Киселева очень крепкая команда, но ни эти ребята, ни я, ни Сережа Головня никогда не занимались организацией фестивалей. Впрочем, сплотились мы довольно быстро.

Определенные пробуксовки возникали из-за того, что у многих артистов были расписаны гастроли. Я занимался букированием западных артистов и особых сложностей не ощутил.  Разве что сугубо логистические и некоторые сложности с рабочими визами, не очень понятные джазовым артистам. Надо сказать, что джаз без виз был бы намного проще. Думаю, одна из основных задач — это сохранить джазовый фестиваль именно в Коктебеле. У нас совсем маленькая арт-дирекция, но мы были рекомендованы как люди, разбирающиеся в джазе, и, кажется, пошли правильным путем. Для меня пока самая большая сложность — место проведения фестиваля, его удаленность. Проводится он на открытом воздухе, далеко, на пляже, в сентябре. Но, несмотря на определенные  трудности, я уверен — у нас всё получится.

— Обычно новая арт-дирекция предлагает какую-то новую концепцию. В чем ее отличие от той, что существовала ранее во времена фестиваля-предшественника?

— Нам хотелось сделать фестиваль более джазовым. В последние годы Koktebel Jazz Festival всё более отдалялся от этой музыки. Ну, за исключением Волошинской сцены. На нем начали всё активнее выступать рок-музыканты и диджеи. Я ничего не имею против этого, но все-таки, насколько это возможно, выступаю за чистоту жанра. Сейчас очень редко, когда джазовый фестиваль, разве что кроме «Джаза в саду Эрмитаж» и проектов Игоря Бутмана, предлагает чисто джазовую программу. У нас это получилось процентов на 80–85.

Остальные — это популярный немецкий коллектив Club Des Belugas немного разбавляет общую «традиционную» картину, но и в принципе представляет некую новую разновидность джаза —ню-джаз. У них чудесная вокалистка Бренда Бойкинг, получавшая призы на самых разных джазовых фестивалях, в том числе в Монтрё. Сегодняшнюю тенденцию — вводить в лайнап джазовых фестивалей этнический момент — подхватит группа «Хуун-Хурту», известная во всем мире. Плюс Jamal Thomas Band, исполняющий фанк, каким мы его привыкли слушать в исполнении Масео Паркера или Джеймса Брауна.

— Ваш отец, Михаил Грин, известный джазовый продюсер и организатор фестивалей, делился с вами опытом?

— Конечно, я неоднократно советовался с отцом. Странно было бы, если бы я не воспользовался возможностью избежать обычных ошибок начинающего организатора, обратившись за помощью к человеку, который провел уже 17 фестивалей.

— Кстати, Михаил Грин выступает за фестивали с более традиционной программой, без эйсид-джаза и джаз-рока. А вам не кажется, что через эти, скажем так, более доступные направления можно привести слушателя к серьезному  джазу?  

— Думаю, на этот счет есть разные точки зрения. Например, арт-директор фестиваля Сергей Головня — профессиональный музыкант, и у него свое видение и понимание музыки. Естественно, с его джазовой эрудицией он считает, например, что Чарльз Мингус — это просто, так же как Эрик Долфи или Роланд Кёрк. Но это просто для профессионала, а не для обычного любителя музыки! Я тоже неплохо знаком с творчеством этих музыкантов и думаю, что обрушивать их музыку на неподготовленного слушателя — это чересчур. Считаю, что нужно понимать, что мы делаем, для кого и, что немаловажно, где.

Согласитесь, что на пляже, где будет проходить Koktebel Jazz Party, всё-таки сама атмосфера отличается от городской. На мой взгляд, если мы хотим привлечь новых «нейтральных» слушателей  в джаз, мы должны действовать аккуратно. Через тех же вполне доступных Club Des Belugas. Когда-то такую же миссию выполняли пластинки джазового лейбла CTI, на котором выходили записи тех же артистов, что и на легендарных Blue Note и Verve, но с одной оговоркой. Глава CTI Крид Тейлор при помощи аранжировщиков вроде Дона Себески, Деодато и Боба Джеймса выпускал общеизвестные джазовые стандарты, но в легких доступных аранжировках. Сейчас это, наверное, назвали бы Smooth Jazz.

Послушав облегченные версии, человек начинал интересоваться первоисточником и потихоньку приходил к джазу корневому. Впрочем, точка отсчета у всех разная: кому-то ближе фри-джаз или авангард. Я за то, чтобы фестивали были разноплановыми, и наш фестиваль получается очень «разноджазовым».

У нас будет Том Харрелл, который сейчас очень непрост и играет совсем не ту музыку, что он исполнял с великими Биллом Эвансом и Хорасом Силвером. В его составе приезжает названный в этом году критиками журнала Down Beat восходящей звездой в категории «тенор-саксофон» Уэйн Эскоффери. Выступит российско-израильский проект Esh, исполняющий босанову. Петербургский пианист Андрей Кондаков привезет великолепный российско-бразильский состав Brazil All Stars. Валерий Пономарев обещает программу, посвященную Art Blakey, одному из основателей хард-бопа.

— Джазовых фестивалей стало очень много. Трудно подсчитать, сколько их проходит в стране, но в одном Коктебеле это уже третий за сезон. Неужели джаз так популярен?

— Трудно сказать, что происходит, но ситуация с джазом действительно занятная. Ты приходишь в субботний летний вечер, когда все по определению должны быть на даче, в джазовое кафе «Эссе» и не можешь туда войти. Ситуацию спасает то, что ты знаком с выступающим там замечательным пианистом Яковом Окунем, кстати, тоже участником Koktebel Jazz Party, что позволяет послушать концерт, не стоя на лестнице, а присев за столик, иногда за «музыкантский» в связи с аншлагом. В середине августа, казалось бы, в самый отпускной период, на фестивале «Джаз в саду Эрмитаж» было невероятное количество народа. Здесь, вероятно, играет роль какая-то изначальная честность джаза.

Поп-музыка, такая разнообразная в 1980-е и 1990-е, сейчас, похоже, деградировала. То, что слышишь на пластинках и на концертах живьем, сильно разнится. В джазе всё не так. В джазе любое соло может быть сыграно только так, как оно звучит в данный момент, и его невозможно повторить! Тот же упомянутый Яков Окунь, играя семь раз в неделю, семь раз сыграет одну и ту же пьесу по-новому. В поп-музыке такого быть не может. Увы.

— Как будет выстроена программа и на скольких сценах будут работать артисты?

— Всего будет три сцены. Открытие пройдет в два этапа на двух сценах — Волошинской и Главной. На первой выступят два пианиста: представитель академической школы Станислав Дейя и наш джазмен Олег Стариков. На Главной всё откроется выступлением Большого джазового оркестра трубача Петра Востокова. Завершит первый день International Jazz Quintet Якова Окуня с Деборой Браун и Джереми Пелтом, с ними сыграет и Сергей Головня. Открытая сцена будет работать в субботу и воскресенье в дневное время до запуска Главной. На ней за это время выступят шесть коллективов, в том числе гости из Индии The Brown Indian Band, московская группа Shoo, Феликс Лахути, крымский диксиленд «Джон». Кроме того, в субботу на Волошинской сцене Сергей Головня выступит с «музыкальной» лекцией об истории джаза. Всего за четыре дня работы фестиваля на его площадках сыграют более 20 составов, а это более 100 музыкантов.

— Вы много бывали на джазовых концертах и фестивалях. Чем, на ваш взгляд, как площадка привлекателен Коктебель?

— Мне понравилось само место. Там чисто, недорого, вкусно и очень красиво. У меня сложилось впечатление, что, если вложить в город совсем немного денег, он легко сможет конкурировать ну уж как минимум с болгарским побережьем. Конечно, 12 лет, которые здесь проходил Koktebel Jazz Festival, сформировали определенную традицию и с точки зрения места и времени. Традиция продолжается. Люди приезжали и приезжают слушать джаз, и вряд ли для них имеет значение, какая страна проводит этот фестиваль.  

Джаз на пляже — это, согласитесь, всё-таки довольно необычно. Приятно, что, так же как и в самом начале джазовых дел, когда деньги шли на восстановление домика Волошина, сейчас все собранные средства пойдут в Коктебель. Очень надеюсь, что вечерний ветер с моря не сдует нам звук, и тогда фестиваль удастся на все сто. 

Комментарии
Прямой эфир