Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В Испании прошел одиночный пикет против военной помощи Запада Украине
Общество
На юге России ввели ограничения энергопотребления из-за сбоя на Ростовской АЭС
Общество
Почти 400 т воды сбросила авиация на очаги пожара в Коктебеле
Мир
На Украине объявили об обязанности носить при себе военный билет с 17 июля
Мир
FT сообщила о намерении Трампа выступить посредником по Украине до инаугурации
Мир
В Чехии сообщили о соглашении с Украиной о строительстве патронного завода
Мир
Политолог оценил шансы лишить Венгрию права голоса в Евросоюзе
Мир
В ЕК объяснили решение по бойкоту организованных Венгрией мероприятий в Совете ЕС
Мир
Канцлер Австрии выступил против бойкота председательства Венгрии в Совете ЕС
Общество
Мишустин поручил проработать предложения по улучшению железнодорожной сети в СКФО
Политика
В Госдуме оценили судьбу мирных переговоров с Украиной при победе Трампа
Мир
Боррель заявил о появлении разногласий по Украине в ЕС
Политика
Шахматист Карякин и участник СВО Нимченко станут сенаторами от Крыма
Авто
Стоимость проезда по трассе М-11 с учетом нового участка составит от 3,2 тыс. рублей
Мир
В Палестине сообщили о 13 погибших после удара ЦАХАЛ по югу сектора Газа
Мир
Москалькова призвала мировое сообщество осудить обстрелы ВСУ Шебекино
Мир
Умер чемпион СССР по футболу 1982 года Вергеенко
Наука и техника
В России разработали уникальные имплантаты для замещения костной ткани

«Через несколько дней сделаем в Петербурге еще один портрет»

Уличный художник Арти Бурж — о том, почему губернатор Санкт-Петербурга помиловал аэрозольное изображение Виктора Цоя
0
«Через несколько дней сделаем в Петербурге еще один портрет»
Фото со страницы группы на сайте vk.com/myhoodisgood
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Уличные художники из группы HoodGraff уснули знаменитыми 13 августа, после того как администрация Центрального района Санкт-Петербурга постановила закрасить портрет Цоя площадью 30 кв. м, нарисованный ими на трансформаторной будке. А на следующее утро проснулись еще более популярными благодаря губернатору Георгию Полтавченко, который попросил подчиненных не трогать портрет. О противоречивых отношениях уличного искусства с законом корреспонденту «Известий» рассказал лидер белорусской арт-группы Арти Бурж.

— Почему вы решили обессмертить Цоя именно в этом дворе у площади Восстания?

— Мы не то что выбирали именно это место. Просто искали часа три по городу, обшарили все дворы. Но когда наткнулись на этот, сомнений не оставалось. Большое пространство, посередине стоит пустующая стена — всё говорило само за себя.

— Вы когда-нибудь пробовали договариваться с муниципальным властями?

— Пробовали у нас на родине, в Белоруссии. Этот процесс не назовешь иначе как кропотливой работой. Надо обойти всех, включая пожарную службу и санэпидемстанцию. Дело растягивается на полгода, у нас нет на это времени.

— Власти иногда устраивают легальные конкурсы и фестивали граффити. В них вы участвуете?

— Нет, мы не видим в них возможностей для развития. Выделяют художникам какие-то заброшенные гаражи, где ребята без концепции рисуют что-то по своим эскизам.

— Значит, вас устраивает подпольное положение?

— Вполне. Мы уличные художники и не стремимся стать официально признанными. Нам так хорошо и, пожалуй, даже удобнее. А если кто-то из властей заинтересуется, с нами легко связаться, телефоны мы не скрываем.

— Кстати, о нескрываемых телефонах. Вы не изучали законодательство насчет наказаний за самовольное городское творчество? Не боитесь, что вас найдут в два счета?

— Российское не изучали. А в Минске однажды нам не дали докрасить Василя Быкова. Назначили штраф в $1,8 тыс: портрет приравняли к умышленной порче государственного имущества. Невзирая на то что у нас с собой даже не было паспортов, за пять часов успели забрать и осудить.

— Застали на месте преступления?

— Да. Управдом, вместо того чтобы к нам подойти и поговорить, сразу вызвал отряд. А один из приехавших сотрудников милиции засомневался, нет ли тут подвоха, и решил вызвать начальника райотдела. Ну а тот уже, естественно, посчитал, что это какой-то заказ сверху. Тут нас сразу и увезли — всех, включая управдома.

— Как вы узнали, что у вас появился высокопоставленный поклонник в лице губернатора?

— От корреспондентов. Сегодня весь день звонят. Думаю, что это не случайно получилось. Я сам вчера с губернатором пытался связаться.

— Каким образом?

— Через корреспондентов, через какие-то связи пытался пробить. Видимо, за ночь дошло.

— Если он позовет вас на встречу и сделает официальный заказ, будете довольны? Перейдете на сторону властей?

— Почему бы и нет? Если властям нравится, что мы рисуем, и они хотят что-то облагородить в городе с нашей помощью, ради бога. Мы открыты для всех стран и народов.

— А если предположить невероятное — что чиновники не послушаются губернатора и все-таки закрасят Цоя?

— Тогда нарисуем нового. До дня памяти еще успеем (Виктор Цой погиб 15 августа 1990 года. — «Известия»).

— Тоже в Петербурге?

— Да. Мы сейчас решили в Питере остаться, хотим до конца сезона немножко приукрасить город.

— Чьими лицами будете приукрашивать?

— Сделаем еще один портрет. Намекну, что это будет не русский персонаж. Практика показала, что знать о наших планах должны только художники. Вот когда портрет уже будет хотя бы наполовину готов и у нас будет гарантия, что мы сможем его докрасить, тогда о нем узнают. Это случится уже через несколько дней.

Комментарии
Прямой эфир