Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Власти Крыма предупредили Киев о крахе из-за идеи отторжения полуострова от РФ
Экономика
Пушков не нашел причин возобновлять поставки газа «недружественной» Болгарии
Экономика
Bloomberg назвало Россию победителем на энергетических рынках
Общество
Парламентарии предложили повысить МРОТ до 30 тыс. рублей
Армия
Российские десантники осуществили захват опорного пункта ВФУ
Мир
МИД РФ назвал обстрелы ЗАЭС со стороны ВСУ актом ядерного терроризма
Мир
Боррель призвал европейцев быть готовыми «заплатить» за поддержку Украины
Армия
Опубликованы кадры работы вертолетов Ми-28 в ходе спецоперации РФ
Мир
Одно судно с украинским зерном не смогло выйти из порта Черноморск
Экономика
Молдавия договорилась об аудите долга перед «Газпромом» с двумя компаниями
Мир
Politico призвало Зеленского признать факты преступлений ВСУ
Мир
Германии предсказали проблемы из-за пересохшего Рейна

«Робин Уильямс уникально проникнул в роль русского музыканта»

Заслуженный артист России Михаил Шуфутинский — о совместной работе с американским актером
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В 1984 году я принимал участие в съемках фильма Пола Мазурски «Москва на Гудзоне», где Робин Уильямс играл главную роль. До сих пор со съемок осталось много наших совместных фотографий. Я тогда работал музыкантом в разных местах, но в этом фильме мы играли оркестрантов русского ресторана «Националь» на Брайтоне. А Робин Уильямс — человека, приехавшего в Штаты из Советского Союза и ставшего невозвращенцем.

У нас было несколько совместных съемочных дней, и мы много общались. Он очень талантливый, удивительный, работоспособный. Меня постоянно удивляло, как он может так хорошо работать по 12–16 часов в сутки. 

По сюжету он был музыкантом-саксофонистом и должен был выступать в ресторане вместе с нами. Конечно, за несколько дней не научишься издавать на саксофоне хороший звук, но он практически идеально научился аппликатуре. Его пальцы стояли на инструменте точно так же, как у профессионального музыканта. При взгляде на него невозможно было ошибиться: играет музыкант, который хорошо знаком с инструментом.

В общении он был всегда очень приятным, образованным человеком, давал нам разные интересные советы — как продвигаться в Америке, что лучше делать, как жить. Было весело, забавно, интересно. Советы были сугубо личными — мы говорили о многих вещах, и они во многом нам потом помогли.

Например, он рассказывал, как общаться с профсоюзом, как составлять договора, чтобы нам всё правильно заплатили. Но это было не главным в общении. Мы вместе ели бутерброды в перерывах между съемками, пили бесконечный кофе и болтали. Наш язык, тогда начинающих новых американцев, был для него очень забавным, он с удовольствием слушал. И слушал, как мы разговариваем по-русски очень внимательно: в фильме он говорил несколько русских слов.   

На мой взгляд, режиссер не ошибся, пригласив на главную роль русского музыканта именно Робина Уильямса. У него уникально получилось проникнуть в свою роль. По тем временам это было вообще очень здорово. Обычно русских изображали варварами, монстрами, а Робин Уильямс сыграл настоящего диссидента, человека, музыканта, который приехал в Америку и стал там жить потому, что он любил то, что в Советском Союзе он не мог любить — джаз. 

После съемок я время от времени следил за его карьерой. Однажды в прямом эфире на радио мне сделали сюрприз: позвонили Робину Уильямсу. Я ему напомнил, когда и где мы вместе снимались, и он очень приветливо и по-доброму со мной поговорил. Может, на самом деле он и не вспомнил меня, но очень искренне пожелал удачи, обрадовался. Очень жаль, что его больше нет.  

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир