Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Оно, это новое мышление, туманно озвученное когда-то Горбачевым, но при этом решительно проведенное в жизнь, кажется сегодня чем-то совсем неактуальным. Давно ли это было — разрушение Берлинской стены, воссоединение Германии, воссоединение Европы, да и мира на каких-то новых принципах? Где все это сегодня, на фоне украинских событий, на фоне новых, а в действительности очень даже старых процессов, происходящих на наших глазах и отсылающих как минимум к XIX веку?

Что же такое случилось? Кто виноват? У международной общественности на этот счет имеются консолидированные ответы, суть которых сводится к тому, что Россия совершила акт агрессии в отношении соседнего государства и виноват во всем Владимир Путин. Это он сейчас самый демонизированный персонаж современности — Саурон и Волан де Морт в одном лице. Это он похоронил светлые идеалы конца 1980-х, побудившие когда-то многих оптимистов, а не только Фукуяму заявить о конце истории. А она, история, никуда не делась и обернулась глубокой архаикой.

Всё же существует иное объяснение происходящего, которое по непонятным причинам не приходит на ум международной общественности. Вернемся к падению Берлинской стены, которое, собственно, и было — вернее, казалось — триумфом нового мышления. Сегодня Горбачев, этот новый мыслитель, является одной из главных мишеней для проклятий в коллективном бессознательном России. Хуже — только Ельцин, но о нем мы говорить не  будем. В отношении же Горбачева чаша «оценочных весов» балансирует между двумя отметками: «предатель» и «дурачок». Объективные последствия его действий вроде бы дают все основания оценивать Горбачева как эдакого короля Лира, раздарившего зазря царство, создававшееся веками труда и самопожертвования.

Попробуем, однако, придерживаться презумпции невиновности. Представим себе, что в голову человека, облеченного высшей властью, приходит мысль: доколе можно жить в атмосфере страха и подозрительности, сколько можно кормить демонов государственности и поддерживать хрупкий мир на основе гарантированного взаимоуничтожения? Что если попробовать жить более достойным человечества образом? Вот, собственно, все тезисы нового мышления. Новым в этом абсолютно банальном дискурсе было только одно — зато это одно было невероятно, ошеломляюще новым: воплощение. Горбачев это сделал. В одночасье был разрушен коммунистический блок, распущен Варшавский договор, ликвидированы советские военные базы: сильнейшая на тот момент военная организация в мире перестала существовать.

Когда повествование доходит до этого пункта, сегодня гнев россиян зашкаливает: Предатель! Иуда! Получил свою Нобелевскую! Удостоился великой чести рекламировать свободную пиццу в свободной стране!

Но предположим, что события пошли бы по-другому, а не так, как они пошли, то есть в логике возможных миров воплотились бы контуры иного, несравненно лучшего мира, который, вероятно, и имел в виду этот удивительный ставропольский колхозник. Итак, беспрецедентная атмосфера доверия и открывшиеся горизонты возможностей создают шанс для самой блистательной в истории человечества революции, для радикальной перестройки сферы политики как таковой. В том числе и для пересмотра навязчивой, неимоверно затратной идеи суверенитета.

Как оптимистичны контуры этого упущенного мира. Народы выбирают себе свободную форму самоорганизации. Вот суверенная Шотландия подписывает договор с виртуальным Средиземьем, имеющим, однако вполне симпатичные земные представительства, вот вольный город Петербург заключает побратимский союз с Шамбалой, столицей свободного Тибета, а мобильная конфедерация байкеров отправляет послов в Гаудеамус, передвижную столицу всемирной студенческой республики. Сохраняются интернациональные воинские формирования для поддержания мира и порядка, для них время от времени тоже находится работа. Так или примерно так могли бы выглядеть принципы нового мышления, если бы их посчастливилось осуществить. И Горбачев, проклинаемый сейчас россиянами, вошел бы в пантеон национальной гордости — да и в списке миротворцев встал бы рядом с Махатмой Ганди.

События, увы, пошли по другому сценарию. Блок НАТО отнюдь не был распущен с исчезновением врага и вопреки новому мышлению стал стремительными темпами расширяться на восток. Он-то, конечно, был не агрессивным, как Варшавский пакт, а совсем наоборот, миролюбивым и плюшевым. Провел образцовую миротворческую операцию в Югославии, да и за пределами Европы миротворствовал вовсю. Суверенитеты, кстати, после падения Берлинской стены пошли на убыль, только не в духе нового мышления, а в русле мышления чрезвычайно старого. Одна за другой европейские и прочие страны отказывались от подлинной государственной самостоятельности, приобретая взамен «клиентский суверенитет», аналоги которого в изобилии встречаются в истории средневековой Европы или среди внешних вассалов династии Тан.

Так в мире осталась единственная сверхдержава, гегемон и мировой жандарм. Можно ли обвинять в этом Соединенные Штаты? С точки зрения старого, империалистического мышления — едва ли. Ведь в мире внезапно возник невероятный вакуум силы — и как было этим не воспользоваться? И вот, под мотив детской дразнилки «Обманули дурака на четыре кулака, // Обманули дурака на четыре кулака» процесс, как говорится, пошел. Простейшая компьютерная анимация, изображающая  географическую карту в хрономасштабе год за минуту, прекрасно демонстрирует, как аэродромы, освобождаемые советской авиацией, заполняются авиацией НАТО, частями ВВС США, а покидаемые военные базы деловито принимают под свой контроль американские гарнизоны.

Словом, впечатляющий мультик о триумфальном шествии миролюбивого блока — хоть и в духе далеко не нового мышления, но все же с некой новой степенью цинизма. Скажем, не все приветствуют торжество прогресса. Поборники демократических ценностей, например, воочию видят, что новые системы американских ПРО разворачиваются в Польше, Чехии и Румынии с целью предотвращения агрессивных замыслов Бутана (пардон, Ирана) — и только русские с их вечной подозрительностью пытаются увидеть в этом нечто другое. Но всему есть предел: когда вдруг на горизонте замаячила возможность базирования американских ВМФ в Севастополе (уникальный шанс для мира), Россия самым бесцеремонным образом воспрепятствовала этому. Тут же стало понятно, что и размещения натовских блокпостов по периметру Садового кольца они тоже не допустят. И это окончательно обнажило архаическую, агрессивную сущность режима Владимира Путина.

Но оставим в стороне историю о безумном короле Лире, хотя получилось не хуже, чем у Шекспира. Собственно, бонус Америки понятен: четверть века мирового господства в почетной роли всепланетного полисмена. Одна моя знакомая американка сказала, что Америка по крайней мере хороший полицейский. Типа честный коп. Это да — если ты себя плохо ведешь, тебе не сразу обрушат бомбы на голову. Сначала зачитают твои права — заодно и узнаешь в чем они состояли, если сразу не допер, — и только потом пустят в дело беспилотную авиацию. Остается только удивляться, что в мире еще осталось несколько суверенных государств. Впрочем, как известно, все они «на неправильной стороне истории».

Выигрыш ясен, а в чем проигрыш и есть ли он вообще?

Ну, кинули наивного колхозника. Дело, однако, в том, что обмануты были и все европейцы, ликовавшие при разрушении стены. Это им перекрыли шанс жить в действительно равноправном мире. Да и американцы, создавшие когда-то свою страну как свободную страну по определению, ставшую родиной многих прекрасных вещей, — им-то какой резон гордиться всемирно-полицейскими функциями или тем, что их страна затоптала ростки нового мышления и нового бытия? Это скорее приговор в метаисторическом смысле. А есть ли шанс у несостоявшегося обновления?

Как знать, еще более ста лет назад английский философ Герберт Спенсер заметил, что человечество может пойти прямо, только исчерпав все обходные пути. И если соединить этот тезис со словами другого философа, утверждавшего, что победить может лишь мировая революция, а любая локальная обречена на поражение, то остается надежда на какую-нибудь ослепительно оранжевую революцию в Вашингтоне, благодаря которой будет наконец упразднен блок НАТО, последний монстр холодной войны. Этому могут поспособствовать и обманутые на те же четыре кулака граждане Европы. Ведь не всегда же решения будет принимать обслуживающий персонал декоративных суверенитетов. Пардон, опять оговорился — ответственные европейские политики. Увы, всё это дело далекого и весьма приблизительного будущего.

Сейчас бы сделать хоть самый маленький шажок, но такой, который в отличие от санкций, ценников и прейскурантов мог бы действительно способствовать миру на Украине. И спокойствию в России. И уберечь Европу от дальнейших неприятных сюрпризов. Всего-то  надо, что объявить о прекращении дальнейшего расширения НАТО на восток. И скрепить этот международный договор подписями, начиная с подписи президента США.

Не сделали этого в 1989-м — ну, обманули дурака. Сделали бы такой шаг хотя бы в 2013-м — и Крым остался бы в составе Украины. Но теперь дураков больше нет в руководстве России, а позади Москва.

Я вот что думаю. Ведь Михаил Сергеевич еще жив. И он мог бы, кратенько поведав о трагедии нового мышления, призвать: остановитесь! Вдруг к нему прислушаются, ведь они любят Горби. Если бы это удалось, то стал бы Горбачев миротворцем не среди миражей и иллюзий, а в нашем суровом и циничном мире.

А это дорогого стоит.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...