Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

У двух трагических событий минувшей недели — аварии в московском метро и падении малазийского Boeing — при всей их непохожести и несоизмеримости последствий есть всё же один объединяющий момент.

Пассажиры столичной подземки, оказавшиеся утром 15 июля в том злополучном поезде на перегоне между «Славянским бульваром» и «Парком Победы», и клиенты Malaysian Airlines, летевшие 17 июля из Амстердама в Куала-Лумпур, стали жервами тех ошибок, которые, согласно известной максиме, бывают хуже, чем преступления.

Вне зависимости от того, кто произвел пуск ракеты по Boeing, — украинские военные или ополченцы, — он совершил роковую ошибку. Даже если (а такая вероятность не исключена) это было сделано осознанно, чтобы подставить противника и/или обострить ситуацию и сподвигнуть союзника на более решительные действия.

Какой-то полевой командир или украинский силовик глубоко ошибся, решив, что именно он «знает, как надо». Точно так же, как ошибся дорожный обходчик, прикручивая проволкой ту стрелку на Арбатско-Покровской линии, решив, что «и так сойдет».

Оба эти аргумента — «знаю, как надо» и «и так сойдет» — последствия одного и того же системного сбоя: появления у человека по-ребячески гипетрофированной уверенности в своих силах. Если называть это чувство свободой, то это та свобода, которая ближе к воле. Не ограниченная никакими законами и обязательствами ни перед высшими силами, ни перед согражданами. Хотя последние в данном случае отсутствуют по определению. Поскольку социум, где свобода подменяется волей, крайне сложно назвать цивилизацией.

Ведь civil — зто и значит «гражданский».

В этом плане основной конфликт, угрожающий глобальному статус-кво, не межцивилизационный (Россия vs Запад; евразийство vs атлантизм), а концептуальный: «партия порядка» против «партии хаоса». Причем соответствующая партийная принадлежность вовсе не синонимична происхождению или какому-либо геополитическому блоку.

После отставки Виктора Януковича Россия выступила в качестве силы, противостоящей хаосу, царящему в соседней стране. Но теперь именно полевые командиры, декларирующие свои пророссийские симпатии, способствуют дальнейшей хаотизации Украины ничуть не меньше, чем «майданократы».

Также никак не отнесешь к «внутреннему Западу» тех путейцев, по чьей халатности случилась авария в метро. Но они тоже «партия хаоса». Хотя, разумеется, эти «синие воротнички» не смогут обозначить свою позицию столь же ярко, как иные публицисты, клеймящие «шестые колонны» и «друзей порядка».

Вообще, если говорить о Западе, то именно дальнейшее ментальное дистанцирование от него содействует победе в России «партии хаоса». В зависимости от того, что мы выбираем, — причастность или непричастность к многовековому цивилизационному проекту — устанавливается и допустимая концентрация «воли».

При этом речь идет скорее об идеальном Западе, а не о реальном, поскольку проявлений варварства в США и Европе, увы, хватает. Но тем сильнее потребность этого реального Запада в упорядочивании, кризис-менеджменте, если угодно.

Вариант, при котором таким кризис-менеджером станет Россия, кажется фантастичным. Гораздо вероятнее, что мы окончательно рассоримся и превратимся друг для друга в «жупелы». Благо такое уже неоднократно случалось в прежние столетия и сама по себе демонизация восточного соседа неплохо способствует мобилизации и модернизации Запада.

Но в контексте войны между «партией порядка» и «партией хаоса» добровольно-принудительная изоляция России рискует привести к намного более негативным последствиям.

Школа может объявить бойкот двоечнику-дебоширу, но в таком случае не стоит запирать его в кабинете химии или в подсобке военрука. «Партия хаоса» при взаимном отторжении России и Запада неизбежно обратит этот свой национальный триумф в глобальный.

И, наоборот, в случае если представители «партии порядка» в разных странах встанут поверх геополитических барьеров, есть шанс не только предотвратить повторение катастроф, подобных тем, что произошли на минувшей неделе, но и обезопасить мир от еще более опасных кризисов.

Задача очень нетривиальная. Но, пожалуй, ничто не способствует повышению человеческой самооценки, как решение именно таких головоломок.

Комментарии
Прямой эфир