Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Самолет с Ричардом Рокфеллером, представителем одного из могущественных семейств мира, разбился на прошлой неделе в слишком непростое время, чтобы поверить в случайность произошедшего.  

Как минимум два острейших гражданских конфликта — на Украине и в Ираке — рискуют выйти далеко за пределы этих стран, и если не привести к глобальному военному столкновению, то, по крайней мере, окончательно похоронить идею планетарного сотрудничества и кооперации. А ведь именно ее сторонником и активным лоббистом всегда был отец покойного Ричарда Дэвид Рокфеллер. Собственно, отсюда и тот конспирологический флер, который сопровождает связанные с Дэвидом Рокфеллером организации вроде Бильдербергской группы, Трехсторонней комиссии или Совета по международным отношениям. 

Левые и правые радикалы всех мастей, рас и вероисповеданий мгновенно находят общий язык при одном упоминании именитого бизнесмена и филантропа. С их точки зрения, Рокфеллер — один из ключевых создателей «мирового правительства», ненавистного прежде всего тем, что оно находится выше всяческих идеологических, межнациональных и религиозных барьеров. 

И в этом есть доля правды. 

В своих воспоминаниях Дэвид Рокфеллер довольно откровенно описывает, как пытался выстраивать мосты с режимами, которые отнюдь не были дружественными Вашингтону, — с СССР времен Хрущева, Китаем времен Мао Цзэдуна, Египтом времен Насера. 

Любители теории заговоров наверняка упрекнут Рокфеллера в недомолвках и скажут, что превращение антизападных режимов в прозападные стало возможным благодаря деятельности агентов «мирового правительства», работающих на подрыв суверенитетов и/или в ущерб национальным интересам. И в подтверждение этого тезиса тоже можно привести немало примеров и косвенных доказательств. Но лишь до определенного момента, до какого-то рубежа в совсем недавней мировой истории, начиная с которого «что-то пошло не так» и «мировое правительство» утратило право считаться таковым. 

Показателен в этой связи комментарий британской The Telegraph, посвященный юбилейному 60-му саммиту Бильдербергской группы, который в конце мая проходил в Копенгагене: «Если мы, европейцы, не в состоянии заставить Путина уйти из Крыма или обеспечить работой миллионы своих молодых соотечественников, вправе ли мы претендовать на управление всем миром?». И далее: «Сегодняшний мир слишком сложен и слишком подобен многоголовой гидре, чтобы один человек или даже группа могли управлять им». 

Судя опять же по косвенным признакам, Рокфеллер и другие ему подобные игроки пытаются удержать власть. Летом 2012-го этот американский суперолигарх пошел на объединение активов со своим главным европейским конкурентом Джейкобом Ротшильдом. Теперь очередная встреча Бильдерберга предшествовала объявлению Европейского центрального банка об установлении отрицательной депозитной ставки — шаг, который может иметь самые противоречивые последствия для Старого Света, поскольку подъем экономики континента стимулируется за счет благосостояния его среднего класса. 

Однако если в нефтеносном Междуречье начнется новая война, а богатая углеводородами Россия не выйдет из конфронтации с Западом, финансовые жертвы европейских рантье окажутся напрасными. С дорогими энергоносителями европейской экономике едва ли удастся достичь сколько-нибудь приличных темпов роста. 

Но и это даже не так опасно, как сама по себе тотальная невозможность детерминировать будущее. Пусть и в какой-то степени и на уровнях, недоступных среднестатистическому обывателю. 

Ему важно, что, как пел Б.Г., «всё в надежных руках». Это знание/ощущение позволяет человеку планировать свою жизнь, создавать семью, заводить детей, вкладывать деньги в их образование, обрастать собственностью и делать накопления — иными словами, формирует тот уклад, сохранение которого в конечном счете обуславливает ценность любого суверена и суверенитета. Люди делятся частью свободы и доверяют кому-то править собой в обмен на защищенность будущего. 

Нестабильность же, напротив, порождает новую нестабильность. Хаос усугубляется. И, начав с «мирового правительства», волна делегитимизации рискует дойти до поселковых советов. 

Поэтому стремление объяснить гибель Ричарда Рокфеллера чьими-то кознями — во многом защитная реакция, аутотренинг. Попытка убедить себя, что хаос можно остановить, что мир по-прежнему управляем, просто в мировой закулисе произошел дворцовый переворот. И новые правители прислали прежним «черную метку». 

Не случайно же Дэвид Рокфеллер потерял сына на следующий день после 99-летия. 

Очень страшно осознавать, что дело именно в роковой случайности, способной сегодня разрушить абсолютно всё, включая благополучие небожителей. Отчего не только самолеты теряют управление.

Комментарии
Прямой эфир