Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вечный город у Садового кольца

Прогулку по Риму можно совершить, посетив выставку в Музее Москвы
0
Вечный город у Садового кольца
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В истории Италии есть особые страницы, тесно связанные с Россией. Когда в 1870 году Рим стал фактической столицей страны, этот важный момент совпал с рождением в Вечном городе русской общины. О полувековом периоде ее жизни рассказывает выставка «Прогулка. Русский Рим. 1870–1920». Экспозицию организовали Музей Москвы и Итальянский институт культуры Москвы при поддержке посольства Италии и ряда итальянских организаций, а также компании «Аэрофлот».

Почему именно эти даты были выбраны для уникальной выставки? Дело в том, что на то время — с конца XIX века и заканчивая двадцатыми годами века ХХ, приходится исторический феномен особой взаимосвязи наших культур — расцвет и закат «русского Рима».

При входе на выставку посетителей встречает большая карта города на семи холмах, на которой кружочками обозначены основные места «прогулки» по итальянской столице, связанные с деятельностью российских художников, писателей, артистов, музыкантов, оказавшихся по разным причинам в Риме. Один из кураторов проекта Бьянка Сульпассо, доцент кафедры русского языка университета города Мачарето, образно называет время наибольшей активности общины «русской вспышкой». По ее словам, существовало большое количество заведений, которые зачастую, соперничая с итальянскими, оживляли будни города. В самом центре на небольшом пятачке Рим приютил русский кружок, комитет помощи русским беженцам, два ресторанчика, чайный зал, два театра и книжный магазин. Русская колония даже имела свою газету.

Начиная прогулку по Вечному городу, первую остановку сделаем на виа Сан Никола да Толентино. Здесь в конце 1902 года состоялось открытие Читальни имени Н.В. Гоголя. Этому событию предшествовало собрание в популярном кафе «Эль Греко», куда представители русской общины и российского посольства пришли, чтобы почтить память великого писателя в связи с 50-й годовщиной его кончины. Как известно, жизнь и творчество Гоголя на годы были связаны с Италией, и участники памятной встречи решили тогда учредить фонд его имени. Для этого была собрана большая сумма денег, а через некоторое время при непосредственном участии посла России А. Нелидова на средства фонда открыта Читальня, ставшая местом притяжения многих выдающихся деятелей русской культуры.

Итальянская пресса того времени проявила к этому событию живой интерес. «Русская Читальня — поистине приятное и нужное заведение, — писала газета «Джорнале д’ Италия». — В Риме не хватало такого места, где представители русской интеллигенции — художники и музыканты, литераторы, профессора могли бы встречаться, знакомиться друг с другом и знакомить с собой народ, принявший их».

Надо отметить, что в Италии знали не только творчество Гоголя. Выставленные под стеклом раритетные книги свидетельствуют о широком интересе в этой стране к русской литературе. В те далекие годы в Риме были изданы переводы произведений Пушкина, Короленко, Леонида Андреева. А на первой странице газеты «Дифеза», датированной ноябрем 1910 года, — передовая статья, посвященная ушедшему из жизни Льву Толстому: «Художник. Человек. Философ».

Наша следующая остановка всего в нескольких шагах от Гоголевской читальни. На улице Колоннете находился чрезвычайно популярный ресторан «Русский Шалаш». Судя по дошедшим до нас свидетельствам, итальянцы воспринимали его как экзотическое место, где дух «загадочной» Руси был смешан с амбьянсом Парижа. Зал украшали фантастические пейзажи, диковинные цветы, декоративные фигурки в древнерусских костюмах. А за столиками сидели «современные дамы с элегантными декольте, полные решимости пить шампанское, и кавалеры в сорочках». Газета «Секоло ХХ», откуда взято это описание, резюмировала общее впечатление в таких словах: это «нечто вроде пирожного с кремом, со щепоткой перца, размоченного в водке».

События Октября 1917 года и последовавшая гражданская война в России, откуда хлынул поток эмиграции, в том числе на Апеннины, с одной стороны, способствовали консолидации русской общины в Риме, а с другой — ее социальному расслоению, высветили возникшие у многих изгнанников материальные проблемы.

Известный итальянский писатель и литературный критик Эмилио Четти, посетивший в 1921 году ресторан «Русская таверна», где во время обедов и ужинов оркестр играл бравурные мелодии и выступала опереточная певичка, как бы препарировал суть увиденного. О трагедии русской эмиграции в его воспоминаниях прямо не говорится, но даже сквозь годы чувствуются боль за нее и сострадание людям, потерявшим родину. Вот бывший российский губернатор, обслуживающий гостей за стойкой бара, и гвардейские офицеры, графы и графини, разносящие чай с лимоном и пол-литровые графины. Их дворянские привычки, продолжает Четти, все равно обнаруживаются в достоинстве, с которым эти самодеятельные половые подают на стол превосходное вино по честной цене, не мешая его с водой, а потом гордо отказываются от чаевых.

В недрах «Русской таверны» в подвальчике давал представления театр «Ночная бабочка». А другой театр — «Русская ласточка» на виа Наполи 43, открывшийся в том же, 1921 году, был детищем Николая Платоновича Карабчевского. Имя этого человека до революции гремело на всю Россию. Дворянин по происхождению, настоящий русский интеллигент, он прославился своим участием во многих процессах. Вершиной его адвокатской карьеры стало «дело Бейлиса», организованное царским правительством после Кишиневского погрома 1913 года. Менделя Бейлиса обвинили в том, будто бы он совершил ритуальное убийство русского юноши, чтобы пить его кровь. В действительности подросток был убит воровской шайкой некой Веры Чибиряк. Против черносотенцев выступила вся цивилизованная Россия. Но и погромщики не дремали. В обстановке антисемитского угара и угроз Николай Карабчевский, казалось бы, сделал невозможное: добился оправдательного приговора присяжных и полного оправдания Бейлиса.

Как видим, и в эмиграции Карабчевский не потерялся, добавив к своим талантам способности, говоря современным языком, театрального менеджера. Увы, в 1920-е годы из-за трудной экономической ситуации в Италии и наметившегося оттока эмиграции «русский Рим» уже переживал не лучшие времена и переехал в свою новую обитель — Берлин.

Выставка дает возможность познакомиться со многими выдающимися деятелями России, оставившими неизгладимый след в стенах Вечного города. А 32 архивные фотографии дополняют впечатление, создавая иллюзию погружения в прошлое, навсегда связавшего богатство культур наших стран.


Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...