Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Выступление главнокомандующего перед выпускниками военной учебного заведения, конечно же, должно быть бодрым. «Пью здоровье молодцов-александровцев» тут более уместно, нежели «Э-э… с одной стороны… впрочем, с другой стороны...».

Однако выступление президента США Б. Обамы перед выпускниками Вест-Пойнта побило все образцы победительного стиля. Молодые офицеры увидели на трибуне не просто своего главнокомандующего, но властелина мира, милостиво принимающего даль поклонения и восхищения всех народов мира. 

«Когда тайфун обрушивается на Филиппины, в Нигерии похищают девочек, а люди в масках занимают здание на Украине, мир смотрит на Америку и ждет ее помощи. США — незаменимая страна. Это было так в прошедшее столетие и, вероятно, будет правдой в последующее столетие», — указал Б. Обама, присовокупив: «Только подумайте: наша армия не имеет равных… Сейчас вопрос не в том, будет ли Америка лидером, но в том, как она будет лидировать». 

И тут же объяснил, как: «Региональная агрессия, остающаяся безнаказанной, – на юге Украины, в Южно-Китайском море или где-либо еще в мире, в конечном счете повлияет на наших союзников и может втянуть нашу армию». То есть несокрушимо сильная на века Америка может и даже обязана смело ставить на место кого угодно. Хоть Россию, хоть Китай, хоть обоих сразу, руководствуясь вергилиевским «Римлянин, помни одно, что ты призван народами править. // Вот твой завет: всюду мира закон насаждая, // Тех, кто смирился, щади и войною круши непокорных». 

Столь безоглядной претензии на роль единственного заступника и покровителя всего человечества старожилы не припомнят. Даже во время Второй мировой войны — хотя градус риторике на войне всегда зашкаливает — Рузвельт (как и лидеры других объединенных наций) изъясняли более сдержанно. Отчасти потому, что коалиционная политика порой требует более умеренного тона, отчасти потому, что война еще не окончена, всякое может быть и правила «не хвались (по крайней мере, столь безоглядно), идучи на рать» никто не отменял. 

Очевидно, Обама считает, что какие бы то ни было ограничения на риторику теперь ушли в прошлое и можно изъясняться, как в краткой повести о последних днях. «Грядущий человек был выбран почти единогласно в пожизненные президенты Соединенных Штатов, когда же он явился на трибуне во всем блеске своей сверхчеловеческой юной красоты и силы и с вдохновенным красноречием изложил свою универсальную программу, увлеченное и очарованное собрание в порыве энтузиазма без голосования решило воздать ему высшую почесть избранием в римские императоры. Великий избранник издал манифест, начинавшийся так: «Народы Земли! Мир мой даю вам!» — и кончавшийся такими словами: «Народы Земли! Свершились обетования! Вечный вселенский мир обеспечен. Всякая попытка его нарушить сейчас же встретит неодолимое противодействие. Ибо отныне есть на земле одна срединная власть, которая сильнее всех прочих властей и порознь, и вместе взятых. Эта ничем не одолимая, всё превозмогающая власть принадлежит мне, полномочному императору».

Повсюду образовались сильные империалистские партии, которые заставили свои государства на разных условиях присоединиться к Соединенным Штатам под верховною властью римского императора. Оставались еще независимыми племена и державцы кое-где в Азии и Африке. Император с небольшою, но отборною армией из русских, немецких, польских, венгерских и турецких полков совершает военную прогулку от Восточной Азии до Марокко и без большого кровопролития подчиняет всех непокорных. Во всех странах двух частей света он ставит своих наместников из европейски образованных и преданных ему туземных вельмож. В один год основывается всемирная монархия в собственном и точном смысле. Ростки войны вырваны с корнем. 

Правда, великое и славное правление грядущего человека продолжалось не век, как сообщал Обама выпускникам, а только 42 месяца, как было предсказано в Слове Божием, но это уже мелочи, в остальном картина совпадает до деталей. 

Я далек от того, чтобы считать Б. Обаму тем самым сыном погибели, появление которого предсказано в Св. Писании. Все-таки далеко кулику до Петрова дня, хотя вообще-то на той же линии. Столь надсадное желание предстать единственным вождем и владыкой о чем-то говорит. 

Другое дело, что соблазн всемирного царства, имеющий осуществиться в конце времен, есть продукт при непротивлении сторон, нужно не только желание соблазнителя, но и всеобщее (почти) и искреннее желание соблазняемых. С чем наблюдаются известные трудности — слишком много скепсиса и откровенных смешков, что не вполне вяжется с образом всемирного императора в начале его 42-месячного правления. 

Правда, и всего лишь пребывание на той же линии тоже не слишком полезно.

Произносить такие речи, которые были оглашены в Вест-Пойнте, — это никак не образец разумного домостроительства.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир