Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Гамлеты никуда не уходят, они всегда есть, во всех поколениях»

Актер Анатолий Белый — о современных героях и исторических персонажах
0
«Гамлеты никуда не уходят, они всегда есть, во всех поколениях»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Голенищев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На «Первом канале» готовится к показу многосерийный телевизионный фильм «Орлова  и Александров». В роли автора «Веселых ребят» и «Волги-Волги», кинорежиссера Григория Александрова снялся заслуженный артист России Анатолий Белый, совсем недавно сыгравший в кино другого исторического персонажа — Казимира Малевича. С актером встретился корреспондент «Известий».

 Трудно понять человека другой эпохи?

— Наоборот,  интересно. Так получилось, что у меня был сначала художник Малевич (в фильме Александра Митты «Шагал — Малевич». — «Известия»), потом режиссер Александров, комедиограф, который создал уже классические советские комедии. Предложение было крайне интересное, и когда меня утвердили,  я был очень счастлив.

Были кропотливые, непростые, эмоционально затратные  съемки. Они длились с сентября по февраль. Полгода жизни посвящено именно им. Это испытание в каком-то смысле, потому что роль была выписана очень объемно. Там есть всё: и комедия вплоть до буффонады, и трагедия, и любовная, лирическая составляющая. Роль-подарок.  В ней можно сыграть всё, что хочешь.  

Почему, на ваш взгляд, последнее время делают так много сериалов о ярких исторических личностях ?

— Может быть, эта тенденция витает в воздухе, ведь телевидение идет за зрителем. 

Наверное, это проще  —  взять героя и по верхам его биографии снять сериал.

— По верхам сериалы вообще снимать не надо. Скажем, наша история другая, более глубокая. Мы хотели рассказать об этих людях как о двух творческих единицах, которых спасла их любовь. Ведь всё было непросто. Даже любовная линия со Сталиным. Всем известно, что Любовь Орлова была фавориткой Сталина, но до какой степени? Никто не знает. 

Мы на эти вопросы отвечаем так, как нам кажется. Но историю можно рассказать скучно,  а можно так, что люди глаз не отведут. Я думаю, что мы рассказываем не скучно — у нас очень мощный сценарий. Рассказ начинается с их юности. Жили два огненных, безбашенных, безумных человека, вот и схлестнула их судьба. Надеюсь, это будут достойные 16 серий.

— Как сказал  Александр Митта, он утвердил вас на роль Малевича, потому что вы актер умный и ироничный. А вас чем привлекла эта роль?

— По поводу умного и ироничного актера — не знаю, мастеру виднее. Глупо от такого отказываться — если приходит такая роль, от такого режиссера и тебя на нее утверждают, то это можно считать подарком судьбы. Сняться у Александра Наумовича Митты, классика нашего советского кинематографа, — почетно. Кроме того, ни о Малевиче, ни о Шагале у нас никто еще фильмы не снимал. 

 Каково вам было работать с таким мастером? Тем более, как он утверждает, это его последняя картина.

— Мне кажется, мастер так кокетничает. Мы сошлись очень быстро. Я еще на пробах понял, что он такой же импульсивный, как и я, что наша группа крови совпадает, поэтому на площадке работать с Александром Наумовичем было одно удовольствие. 

Конечно, иногда он жесткий, нетерпимый, нетерпеливый, но он абсолютно творческая единица, оторванная от земли. В хорошем смысле этого слова. Он может быть с развязанными шнурками, но с точной идеей в голове. Ему больше ничего для работы и не нужно. Бог с ними, со шнурками.  У него очень четкое понятие, чего он хочет и как это сделать.  Он всей съемочной группе  давал пример того, как нужно работать.

 Молодой зритель привык к фильма-экшнам, фильмам-катастрофам, это доказывает один из последних ваших фильмов, «Метро». Что держит сюжет фильма о двух художниках? 

— Я не соглашусь с тем, что зритель любит экшн, зритель — разный. И давно прошло время, когда  мы полагали, что наш зритель любит что-то одно. Он уже давно ждет умных, хороших жанровых фильмов. Мелодрам, драм, чего угодно. Этот фильм, кроме того что он несет драматическую составляющую, рассказывает о революции, о том, как из крови рождались произведения искусства, как это было сложно, как люди жили в то время. 

Фильм имеет и просветительский характер, потому что еще никто не снимал кино о таких личностях, хотя по большому счету это позорно.  Два великих художника, два титана, наши соотечественники — и до сих пор не было сказано ни слова о них в кинематографе.  

— «Орлова и Александров» — ваша ближайшая кинопремьера,  а что нового в вашем родном МХТ?

— Нового ничего нет, я сейчас в театре ничего не делаю, только снимаюсь. Интересных предложений пока не поступало, но я их не тороплю сознательно. А вот буквально два года назад была огромная, интенсивная театральная история — подряд несколько премьер, видимо, они меня перенасытили. Вышли «Дуэль», «Обрыв», «Околоноля» и «Мастер и Маргарита». Сейчас, чтобы сделать что-то новое для себя, для зрителя нужно взять паузу, чтобы понять, куда дальше двигаться.

В российских театрах многие классические пьесы ставят в современном прочтении. Это от нехватки новых пьес? 

— Это происходило во все времена, в 60-е годы прошлого века тоже ставили «Гамлета» в свитерах, вспомните Таганку. Осовременивание — процесс постоянный. Каждое поколение молодых режиссеров, приходящее в театр, делает что-то свое и пытается на классических текстах, проверенных временем, рассказать свою историю. 

Зритель всё равно к этому по-разному относится.

— Имеет право. Но это взгляд художника. Другое дело, что основное обращение идет к классическим текстам: Чехов, Островский, Горький, Толстой, Шекспир и другие, потому что есть нехватка современной драматургии. Это правда. Был ее всплеск в нулевые годы, а сейчас количество хороших пьес значительно уменьшилось.

 Нет героя для современной пьесы?

— Это вопросы к критикам, я — актер, мне сложно строить теории театрального пространства. Могу сказать свое мнение. Герой есть всегда. И современный герой существует. Кто такой вообще герой? 

Герой — это тот, кто отрицает действительность, и тот, кто приносит что-то свое, кто смотрит со стороны. Современный герой очень эклектичный, разный. Гамлеты же никуда не уходят, они всегда есть, во всех поколениях. Кто он Гамлет нынешней жизни, какой он? Мне кажется, тому есть четкий пример. Молодой человек, образованный, которые видит, что происходит в стране, что происходит вокруг, сколько вокруг лжи, и, естественно, он рефлексирует по этому поводу. Вот вам и современный герой. 

Что  такое, на ваш взгляд, хороший театр? Чего в нем должно быть больше — эмоций или идей?

— Для меня хороший театр — это тот, что трогает и ум, и сердце зрителя, а поэтому в нем  должно быть и то и другое. 

Принят закон о запрете мата в театре и кино. Олег Павлович Табаков уже дал указание изъять нецензурную лексику из недавней постановки пьесы Ивана Вырыпаева. А на ваш взгляд мат на сцене необходим?

— Появление мата на сцене может быть в самых исключительных моментах, когда без него уже не обойтись. Очень важно четко и точно продумать сто тысяч раз, нужна ли здесь ненормативная лексика — чтобы передать эмоцию, можно использовать и другие слова. Но если речь идет о современной пьесе, о слое общества, которое так разговаривает всегда, то тут уж против правды не пойдешь.  

 У вас есть премия Фонда Олега Табакова «За способность открывать новые возможности актерского искусства». А что, на ваш взгляд, самое  главное для человека, который занимается актерским искусством?

— Умение терпеть и ждать. Сила воли — в достижении своих целей. И в то же время нельзя терять ощущение легкости от жизни, детскости. Если ты будешь очень серьезно терпеть и ждать, то превратишься в скучного человека.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...